Версия для печати

Шифровки под завязку

Каждой героине сериала – медаль «За отвагу»
Подшивалов Анатолий

Сериал «Шифр» или «Шифровальщицы» основан на идее, купленной у создателей английского Bletchley Park code («Код убийства»). Канва вроде одна и та же: четверо молодых шифровальщиц, оставшихся не у дел после войны, объединяют усилия для борьбы со злом.

Далее наши телевизионщики решают идти непроторенными путями, адаптировав действие к Москве 1956 года. Как известно, в это время над территорией СССР начали летать «Локхиды У-2», проходившие почти над столицей, в связи с чем потребовалось модернизировать ПВО и разрабатывать зенитные ракеты. За этими-то секретами и охотится шпион. А одна из героинь – Анна, работающая ныне официанткой в ресторане, как раз делает рефераты учащемуся в Академии противовоздушной обороны полковнику, прикладывая к ним карты ПВО Москвы 1945 года (из личных запасов). Но шпион разоблачает подлог и, осерчав, убивает военного профессиональным ударом ножа прямо в сердце. Подозрение падает на официантку (поскольку встреча шпиона с полковником и того с Анной происходит в подсобке ресторана). Ее арестовывают за убийство – на ноже из кухни есть отпечатки. Подруги, видя бездарные потуги МУРа, берут расследование на себя, чтобы вызволить невиновную.

Муж-обкомовец прочитал личные дела жены и ее подруг, посетив архив Минобороны. Туда, по разумению создателей фильма, ходили, как в библиотеку

Итак, убийство, шпионаж – все как в сериале «Операция «Сатана» про похождения сыщика Черкасова. Там в секретном НИИ, занимающемся баллистическими ракетами, в ранге одного из главных конструкторов трудится агент ЦРУ. Несмотря на то, что внимательный зритель сразу мог увидеть часть лица убийцы, отраженную в зеркале, сериал держит в напряжении до конца: кто же шпион. А он, как выясняется, – главный двигателист, конструктор Медников, которого играет Владимир Ильин: симпатичный дядька, готовый защитить сотрудников от начальства, рискующий жизнью при экспериментах, верный семьянин. В общем, человек, положительный во всех отношениях, но шпион, которого подвигло на сотрудничество с врагом чувство обиды. Тот же, кого навязывали зрителю в шпионы авторы сценария – конкурент и конструктор альтернативного двигателя Десницкий: желчный эгоист, к тому же трусливый любовник начальницы первого отдела, оказался замешанным в спекуляциях похищенной лабораторной платиной… И кто теперь будет делать ракетные двигатели?

Теперь о «Шифре». В конце концов с помощью школьной математики (одна из героинь – Ирина – учительница и жена заведующего отделом московского обкома КПСС, курировавшего секретные разработки ПВО, чего в реальности, конечно, быть не могло) и судмедэксперта (подруги и соседки) невиновность Анны доказана. Следователи МУРа хотят использовать ее как живца, чтобы выйти на след убийцы, поскольку их версия к тому времени рухнула. Ирина тем временем случайно встречает сослуживца – теперь он ведет кружок радиолюбителей во Дворце пионеров. Она считала коллегу погибшим в 1944 году во время бомбежки штаба. Узнав, кто муж Ирины, экс-специалист по радиоперехвату напрашивается в гости, после чего со стола в домашнем кабинете пропадает график испытаний ракет (его так и не найдут, интересно, как обкомовец будет отчитываться за утерю секретного документа, к тому же вынесенного из учреждения).

Теперь надо раскрыть предысторию. Дело в том, что никто из близких наших героинь, включая мужа Ирины, ничего не знает об их военном прошлом – они дали подписку о неразглашении. При этом и создатели фильма во всех анонсах, диалогах, рекламе называют своих героинь «сотрудницами ГРУ». Увы, сценарист забыла посмотреть, чем занималось ГРУ, из штата которого была выделена Служба военной разведки, реорганизованная в Разведупр Генерального штаба (приказ НКО № 0071 от 19 апреля 1943 года). Девушки, судя по всему, служили в 8-м отделе, занимавшемся аналитикой и шифровкой-дешифровкой. ГРУ вело диверсионную и агентурную работу за линией фронта и дублировать упомянутую службу, находившуюся в штате ГШ и подчинении Ставке ВГК, ему было строжайше запрещено. После войны обе структуры воссоединили под старым «брендом» ГРУ. Генштаб и Ставка, размещались, как известно, в Москве, поэтому на фронт девушки не выезжали (видимо, этим объясняется то, что Соня, самая юная из четверки, человек-компьютер с феноменальной памятью, панически боится трупов).

Но вернемся к просмотру. На прием к обкомовцу-мужу Ирины приходит ведущий инженер одного из заводов, выпускающих изделия для ПВО. Это еще один гость из прошлого. На фотографии, стоящей на столе, он узнает свою коллегу по разведработе и вскоре оказывается приглашенным в гости. Ирина извещает об этом подруг и сослуживца-радиолюбителя (к тому времени уже вхожего в дом обкомовца, их сын занимается в радиокружке).

Четверка шифровальщиц (ныне официантка, учительница, библиотекарь, машинистка) погружаются в очередной «мозговой штурм». Он проходит под руководством бывшей начальницы группы Екатерины (получившей после войны семь лет лагерей, но впоследствии реабилитированной), которая предлагает посмотреть личные дела коллег, и все компания отправляется в архив Минобороны, где легко получает требуемые папки. А там помимо биографических есть антропометрические данные, что позволяет установить размер обуви преступника (Соня запомнила след на месте убийства одной из свидетельниц).

Надо ли говорить, что людям с улицы никто даже по знакомству личные дела не даст. Да их и не должно быть в архиве МО, ведь прошло всего десять лет с окончания войны, многие живы, воинские части, упомянутые в документах, в большинстве своем существуют… А дела офицеров ГРУ хранятся в спецархиве с очень ограниченным, мягко говоря, доступом. Но, видимо, эти нюансы неведомы сценаристам.

Шпиона, слава богу, поймали – прямо во Дворце пионеров, застукали работающим ключом на передатчике (в Москве 1956-м, видимо, не было радиопеленгаторов). Вражина, естественно, отпираться не стал, попытался было задушить Ирину, но тут подоспели вызванные подругами сыщики МУРа (не КГБ!) и обезвредили.

Так заканчивается шпионская часть сериала, далее боевая четверка раскрывает пособника нацистов, женщину-убийцу из наркобанды, которая жестоко расправляется с подельниками, и т. п. Муж-обкомовец, кстати, уже знает о том, что жена была майором разведки, имеет боевые ордена, ее подруги тоже. Он прочитал их личные дела, посетив тот же архив МО. Туда, по разумению создателей фильма, ходили, как в библиотеку.

И естественно, как во всех исторических фильмах, путаница с наградами и орденскими планками – появляются ленточки еще не выданных юбилейных медалей, но отсутствуют обязательные для того времени. Вроде бы мелочь, а для офицера орденская колодка как биография. Кто в теме, уже не может относиться к «ряженому» персонажу серьезно.

Достоверность наград – вообще слабое место нашего кинематографа, создается впечатление, что костюмерам хочется навешать их побольше, покрасивее и как попало. Так и в фильме «Шифр». В материалах личного дела Ирины, которое просматривает ее муж, многочисленные благодарности от начальника Генштаба и награды с марта 1942-го по июнь 1944-го (далее страницу не видно, а там явно были еще): два ордена Красной Звезды и две медали «За отвагу», при этом героиня досрочно получала звания от лейтенанта до майора. Надо сказать, что очень уважаемая фронтовиками медаль «За отвагу» вручалась рядовому и сержантскому составу РККА и лишь в редких случаях младшим офицерам за личную храбрость на поле боя. Те же медали «За отвагу» (у Анны их тоже две, одна из которых – старого образца) мы видим на фото четверки в 1944-м. Зато у давно служащих офицеров милиции отсутствуют ленточки медали «За победу над Германией», право на которую они тоже имели, а у начальника отдела МУРа на груди ввузовский ромбик образца 1982 года.

Краткий итог: видимо, сценаристам и костюмерам не следует так уж полагаться на собственный опыт, а приглашать опытных консультантов.

Опубликовано в выпуске № 12 (775) за 2 апреля 2019 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц