Версия для печати

Телега на реактивной тяге

Цифровизация страны не просчитана и не продумана
Першуткин Сергей

Отклик на статью «Заветная «цифра» ЦРУ»

Обоснованная и смелая позиция доктора технических наук Олега Антонова вызывает неподдельный интерес и уважение. Убедительно раскрыто, что инженерно-технической необходимости замены аналогового телевидения (АТ) цифровым нет и что потенциал первого еще не исчерпан, а лишь нуждается в укреплении материальной базы за счет новейших решений и разработок XXI века.

Посылы и рассуждения автора последовательны, оценки и выводы значимы и технически, и политически, поскольку затраты на цифровое телевидение велики и действительно во многом превосходят потребные на техническое усовершенствование АТ.

Как доктор социологических наук могу добавить, что говорить о желании российских граждан пойти на дополнительные расходы ради улучшения качества сигнала нет оснований, поскольку технические параметры телевещания устраивают абсолютное большинство зрителей разных регионов нашей страны. Есть большие претензии к содержанию телепередач, но это отдельная тема.

Как эксперт-аналитик должен согласиться с выводом Олега Антонова насчет расширяющихся технических возможностей манипуляции общественным мнением из-за перехода к цифровому телевещанию. Более того, обладая представлениями о закрытых и открытых разделах социологической науки, о характеристиках специально конструируемого «социологического оружия», могу подчеркнуть, что данный аспект в условиях гибридной войны нельзя недооценивать. Автор прав и в том, что цифровизация подается в формате, не предполагающем даже обсуждения (как явление природы, как приговор), но ведь и этот аспект нельзя игнорировать. Широкие слои общества задаются вопросами: «Посильно ли бремя цифровизации для российской экономики?», «Готовы ли бюджетники взвалить на свои плечи дополнительные расходы?». Это вещи, лежащие, что называется, на поверхности.

Не меньшего внимания заслуживает взаимосвязь форсированной цифровизации с военно-политической стратегией США и деятельностью международных финансовых структур, активностью в нашей стране западных консалтинговых агентств. Возникает следующий вопрос: могут ли в информационное пространство России и в политический класс быть вброшены стратегические ориентиры, уводящие в сторону от назревших потребностей и задач общественного развития?

В поисках ответов целесообразно обратиться к недавнему докладу научного совета Минобороны США (объемом 149 страниц), где трижды обозначается достижение превосходства США к 2030 году путем применения стратегии вызова затрат конкурента. В документе подчеркивается (стр. 38), что существует несколько способов движения к поставленной цели.

Стратегия вызова затрат – один из таких механизмов. Она направлена на то, чтобы вынудить противника вкладывать средства в конкурентное противостояние, тем самым ограничивая его инвестиции в собственное техническое усовершенствование. Обозначается задача заставить противоборствующую сторону понести более высокие расходы в поисках адекватного ответа. Таким образом, американская стратегия вызова дополнительных затрат развивает установки по дезорганизации политического и военного управления в странах-конкурентах (противниках).

На причины спешки и плохой подготовки кампании по цифровизации проливают свет документы Всемирного банка, в частности доклад «Цифровое правительство-2020. Перспективы для России», направленный в наш кабмин в апреле 2016 года, в разгар разработки на Западе новых санкций. В этом документе, реализуемом в нашей стране в последние три года, в категоричной форме сформулированы пять рекомендаций:

  • подготовка в сжатые сроки обновленной стратегии развития цифрового правительства до 2020 года на основе использования передового опыта;
  • построение новой инфраструктуры для реализации цифрового правительства (какие суммы необходимы для этого и откуда появятся финансовые средства – не обсуждается);
  • обеспечение трансформации административных процессов на основе принципов «цифровые по умолчанию» (то есть не считаясь с российским законодательством);
  • создание более четкого, интегрированного институционального механизма для разработки стратегии и контроля над ее реализацией;
  • решение вопросов «цифровой инклюзии» (включенности в соответствующие технологии и сервисы с учетом географических и демографических особенностей страны).

Как можно заметить, задачи поставлены масштабные. Для их выполнения на территории РФ развернулись международные консалтинговые фирмы, подключились фонды и вузы. Появились апологетические публикации в научных и учебно-методических журналах. При этом не обсуждаются этические нормы и неизбежные вопросы: должна ли российская элита, в том числе члены Конституционного суда РФ, своим участием легитимизировать сомнительные рекомендации.

Таким образом, тему, поднятую профессором Антоновым, надо бы продолжить.

Что еще беспокоит? Прежде всего нецивилизованные формы полемики по проблемам цифровизации, агрессивное лоббирование этой тематики, злоупотребление техническим жаргоном, политизированность дискуссий с оскорблениями оппонентов как консерваторов, оставшихся в прошлом веке, отсутствие внятных аргументов у радикалов – ликвидаторов аналогового телевидения.

Организаторы и инициаторы цифровизации оставляют без ответов вопросы: готовы ли материальная база и государственное управление для таких масштабных новаций, как зарубежное компьютерное оборудование скажется на безопасности страны и ее суверенитете, как все это повлияет на уровень жизни и рынок труда?

На недавней конференции авторитетный профессор сравнил цифровизацию в России с попыткой установить реактивный двигатель на расшатанную телегу, поскольку реальные предпосылки для таких изменений в нашей стране просматриваются слабо. Программа импортозамещения выполнена лишь частично, а значит, мы впадем в еще большую зависимость от зарубежных поставщиков компьютерного оборудования, решающих свои задачи.

Еще один аспект – опасность разрушения правового пространства Российской Федерации. Уже на раннем этапе организаторы цифровизации ведут себя угрожающе, обещая внедрение цифровых процессов путем саморегулирования в случае задержек с принятием необходимого законодательства. Таким образом, принципом «цифровые по умолчанию» могут заменяться действующие и необходимые правовые нормы.

Все это крайне опасно в сопряжении с задачами гибридных войн: дезорганизовать, дезориентировать, делегитимизировать реальную власть в стране-противнике, заменить ее невнятными структурами.

Сергей Першуткин,
доктор социологических наук, член-корреспондент АВН

Опубликовано в выпуске № 12 (775) за 2 апреля 2019 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц