Версия для печати

Антироссийская мутация

В биологической войне против России активно участвуют бывшие союзные республики
Курамшин Юрий
Фото: popmech.ru

Лучший творческий отрезок своей жизни длиной в 27 лет, начиная с первого дня работы на должности м. н. с., я посвятил изучению свойств микробных суспензий и порошков, уже адаптированных для превращения их в аэрозоли. Наша задача была исследовать максимально широкий аспект их свойств и поведения при хранении, диспергировании и в аэрозольном состоянии. В силу этого мы уже методологически вынуждены были знать о препарате все, что можно назвать его историей, дабы выяснить еще больше… Все это не ради славы, а для того, чтобы стало понятно: последующий материал – результат анализа данных по оружию массового микробиологического поражения (ОММП), фрагментарно появляющихся в последние годы в открытых источниках, на основании глубокого и широкого знания предмета.

Отклик на статью «Американская чума»

Итак, с десяток лет назад в СМИ стала просачиваться информация о развертывании биологических лабораторий (БЛ) МО США в бывших республиках распавшегося СССР. Только на Украине их более 15, известно о БЛ в Азербайджане, Грузии, Казахстане, Узбекистане. Есть обоснованные предположения, что такие лаборатории имеются и в Прибалтике, в частности в Литве, где задолго до ее отделения от СССР существовал завод по производству вакцин и сывороток (ЗПВС), тем более что все три страны стали членами НАТО, где первую скрипку играют США.

Сама принадлежность БЛ к военному ведомству, а также сугубо закрытый характер их работы (только силами собственных специалистов, без привлечения местного контингента в любом качестве), а также экстерриториальность, то есть свободное передвижение сотрудников по стране дислокации при исполнении своих обязанностей без права контроля со стороны властей, использование данных санэпидслужб и специализированных учреждений (типа литовского ЗПВС в Грузии и Казахстане), некоторые другие детали свидетельствуют о далеко не гуманитарной, а прямо противоположной миссии.

В БЛ изучают возможности:

Необходимо вернуть институт карантина – изолировать всех прибывших из стран, разместивших биолаборатории Пентагона, на инкубационный период
  • адаптации имеющихся в армии США препаратов ОММП для последующего применения против России;
  • использования микробных препаратов, оставшихся в этих странах (пусть даже в музейном количестве) после распада СССР, для разработки контрмероприятий при вынужденных действиях России, а также производственных мощностей и биотехнологий (инструкций, регламентов, методов контроля и т. д.) для приготовления как своих, так и «русских» препаратов для военных целей.

Первое направление, несмотря на краткость формулировки, подразумевает очень широкий круг вопросов, начиная от:

  • придания местным природным микробным формам (МПМФ) способности стать носителем целевой заразы, методы генной инженерии (МГИ) делают это возможным – «случайная мутация»;
  • привития МПМФ с использованием МГИ (например той же кишечной палочки E. Coli) способности стать носителем синдрома приобретенного специфического иммунодефицита (СПСИД), рассчитанного на подавление иммунной системы населения со специфическим генотипом, для чего через НКО и частных лиц опять же военными службами собираются пробы крови и выделений других органов людей восточнославянских кровей;
  • использования местных диких животных (свиней, сусликов, крыс, мышей) как носителей и насекомых-паразитов (клещей, мух, комаров) как переносчиков для хранения и распространения заданной заразы среди населения через несколько дней и даже месяцев после инфицирования первых. Животные мигрируют, им границы не писаны («Мы ни при чем, нас тут не было», «Это свиньи, с них и спрашивайте»);
  • использования мест массового посещения населения в городах (рынки, гипер- и просто маркеты, концертные и кинозалы, стадионы, метро, ж/д и автовокзалы, аэропорты) для массового аэрозольного инфицирования посетителей заразой со скрытой формой начальной фазы заболевания, маскирующейся под симптомы ОРВИ, расстройства желудочно-кишечного тракта, с инкубационным периодом от нескольких дней до недель и даже месяцев («Не пойман – не вор»). Некоторые из зараженных через несколько дней, а то и часов могут оказаться в тысячах километров от места инфицирования (в том числе и в России, например гастарбайтеры) и стать источником распространения заболевания уже там, недаром все БЛ расположены вблизи городов областного значения или даже столиц, откуда сотруднику с препаратом в пакете из-под поп-корна легко добраться до любого населенного пункта, в частности рядом с нашей границей, а уж распылить его в любом заданном месте для специалиста – пара пустяков;
  • изучения вдоль границы с Россией местной розы ветров и условий распространения аэрозольного облака (топография, характер растительного покрова, близость населенных пунктов за линией границы и др.) в приземном слое или чуть выше его с целью ожидания или прогнозирования оптимальных условий и момента начала «эксперимента».

Заканчивая распылением выбранного препарата под прикрытием якобы авиаобработки поля или луга всякими гербицидами/пестицидами/инсектицидами или просто с беспилотного летательного аппарата, летящего вдоль границы при заданных от нее удалении, скорости, высоте.

Местные микробные формы могут стать носителем целевой заразы, методы генной инженерии делают это осуществимым

Даже СМИ указывают на подозрительно одновременное поражение животных на фермах Краснодарского края, расположенных на большом протяжении вблизи и вдоль всей границы с Грузией рядом с лесными массивами, где водятся дикие свиньи, что может свидетельствовать об организованном «приходе» заразы. Высокая смертность животных подтверждает целенаправленное применение именно искусственно созданного препарата. А это уже экономическая диверсия или проще – война, не только вызвавшая необходимость уничтожения сотен тысяч свиней, но и принесшая упущенную выгоду от неполученной продукции и падения авторитета России как поставщика на международном рынке.

Третья среда распространения заразы – вода, точнее – реки, часть территории водосбора которых находится в соседних странах. Например, Терек течет из Грузии, все западные притоки Псковского и Чудского озер и Нара – из Прибалтики, Иртыш, Ишим, Тобол – из Казахстана. Тут не надо ждать рейса или погоды – вылил ведро заразы с мостика или с лодки посреди речки и иди-плыви себе дальше как ни в чем ни бывало. А зимой прорубил «рыбак» лунку и сделал то же самое. И так изо дня в день сколько хочется или сколько надо – за руку никто ловить не станет.

Второе направление (возможность использования «русских» препаратов и «советских» производственных площадей) следует как из экстерриториальности БЛ МО США, так и из существующего запрета заниматься этими проблемами на территории США (хотя такой центр, гораздо крупнее и многостороннее, чем отдельная лаборатория, в Форт-Детрике, что в штате Огайо, продолжает работать в полную силу). Объяснение очень простое: в этих странах БЛ МО США могут делать что угодно, сколько угодно и где угодно и ничего им за это не будет. Вспомним две вспышки неизвестной болезни инфекционного характера с 70 смертельными исходами в Тбилиси. И что? Нашли виновных? Выявили заразу? Да ничего подобного.

К сожалению, на информацию журналистов до сих пор нет никаких отзывов чиновников-специалистов соответствующих ведомств, что может свидетельствовать о многом, о непрофессионализме в том числе. Ведь не секрет – в результате «оптимизации» и «реорганизации» почти всех существовавших в СССР служб и ведомств многие были просто уничтожены, другие сокращены, причем в основном за счет именно высококлассных специалистов, третьи «присоединены» как якобы дублирующие к организациям, далеким от специфики…

Не терпит отлагательства восстановление самостоятельной санэпидслужбы в полном объеме, начиная прежде всего с приграничных регионов, а вдали от них – в городах с мощной транспортной инфраструктурой, первым делом там, где международные аэропорты и крупные пересадочные узлы, именно через них будет происходить инфильтрация инфицированных в регион и/или распространение заразы. Медлить нельзя, иначе она поползет, поплывет, побежит, разлетится по всей территории России.

Необходимо вернуть институт карантина – выдерживать всех прибывших из стран, позволивших разместить на своих территориях БЛ МО США, на инкубационный период по подозреваемой заразе, а с признаками заболевания, пусть начальными и второстепенными, – класть в инфекционные боксы-изоляторы до получения результатов анализа на «специфику». Все это за счет той страны, откуда люди прибыли: пусть понимают, с чем шутят. Ведь все это в СССР было со времен царской империи – вспомним острова Карантинный в Финском заливе или Русский у Владивостока.

Опубликовано в выпуске № 12 (775) за 2 апреля 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...