Версия для печати

Карта памяти полковника Синькевича

11 апреля – Международный день освобождения узников фашистских концлагерей
Рощупкин Владимир
Михаил Синькевич и вдова генерала армии Павла Батова Нина Федоровна

В Минске и на земле Полесья прошли мероприятия, посвященные 75-летию освобождения концлагеря «Озаричи». Участвовали посланцы ветеранских организаций, родные и близкие фронтовых военачальников, принимавших участие в операции «Багратион» по освобождению Белоруссии; дипломаты, историки Белоруссии, России и Германии, школьники, студенты. С оценками событий весны 44-го выступили представители Белорусского союза общественных объединений бывших узников фашизма «Эхо войны», Международного объединения «Взаимопонимание», Минского международного образовательного центра им. Й. Рау, пресс-секретарь Фонда памяти полководцев Победы Александр Урбан, посол ФРГ в Республике Беларусь Петер Деттмар, профессор Оснабрюкского университета Кристоф Расс и другие.

На высоком эмоциональном подъеме прошла встреча в Национальной библиотеке Белоруссии. Здесь состоялась презентация второго издания фундаментальной (более 700 страниц) книги Аркадия Шкурана и Михаила Синькевича «Полесье. Трагедия и память. Преступления вермахта: концлагерь «Озаричи», 1944 год». Здесь собраны воспоминания бывших узников и их освободителей, редчайшие, недавно рассекреченные документы и фотографии из белорусских, немецких и российских архивов. На встречу пришли – кому позволили здоровье – и собратья по беде, пережитой Михаилом Ефимовичем и Аркадием Петровичем в детском возрасте. Они получили в подарок книгу, которая возвращает нашу память к тому, что было на земле Полесья 75 лет назад… 

 

Начало весны 1944 года. Готовится решающая операция по освобождению Белоруссии. Лесисто-болотистая местность белорусского Полесья – не лучшее направление для будущего крупного наступления, и наши войска пока не ведут там активных боевых действий. Но штаб 9-й армии вермахта это относительное спокойствие настораживает. После февральских боев на рубеже Озаричи – Паричи немецкое командование обеспокоено ненадежностью его обороны. Оно опасается наступления частей 65-й армии генерала Павла Батова. 

 

Оккупантам было чего бояться. Эта армия обладала огромным боевым опытом. Сформированная в октябре 1942 года на Донском фронте, участвовала в Сталинградском сражении, в Курской битве. Разведчики доложили Батову: в прифронтовой зоне на участке Озаричи – Паричи (ныне Гомельская область) оккупанты спешно создали концлагеря, куда согнали мирных жителей из нескольких областей Белоруссии, России и Украины. Позднее стало известно: по приказу командования группы армий «Центр», утвержденному самим Гитлером, в прифронтовой зоне спешно создаются три концлагеря. Они составили единую систему под общим названием «Озаричи». Это была идея командующего 46-м танковым корпусом генерала Фридриха Хоссбаха (Friedrich Hoßbach), бывшего главного адъютанта вермахта при Гитлере.

Многих женщин и детей оккупанты намеренно, с дальним прицелом, инфицировали сыпным тифом

 

 

«Озаричи» – один из 260 концлагерей, сооруженных гитлеровцами на временно оккупированной территории Белоруссии. Напомним: еще до начала гитлеровской агрессии против нашей единой в то время страны начальник штаба верховного командования вооружённых сил Германии Вильгельм Кейтель (Wilhelm Keitel) 13 мая 1941 года подписал документ «О военной подсудности» в районе «Барбаросса». В директиве объявлялась война гражданскому населению СССР за предполагаемую поддержку им партизанского движения: «Мужское население должно быть расстреляно, женщины и дети отправлены в лагеря».

 

Что касается «Озаричей», оккупанты согнали туда нетрудоспособных жителей из 240 населенных пунктов Гомельской, Могилевской, Полесской (Белоруссия), Смоленской и Орловской (РСФСР) областей. В этой акции принимали участие около 20 тысяч немецких солдат и офицеров. Можно понять, что в планах командования группы армий «Центр» этому объекту отводилась особая роль. А конкретно – как важнейшему рубежу прикрытия боевых частей и соединений. В преддверии наступления Красной Армии узникам уготовили участь живого щита. Более того, многих женщин и детей оккупанты намеренно, с дальним прицелом, инфицировали сыпным тифом. Живое «бактериологическое оружие»… 

 

Никаких построек, где можно было бы укрыться от ледяного ветра и снега, на территории концлагеря не было. Матери собирали детей на ночь по 15–20 человек, укрывали чем могли. Питались же узники, если это можно так назвать, тем, что женщины сумели припрятать в одежде – семена ржи, пшеницы и проса. Сотни людей умирали ежедневно от холода и истощения. Такое ни простить, ни забыть…

 

И я бы мог замерзнуть в том снегу,

И мог метаться там в бреду тифозном.

Озаричи! Вы на каком кругу

Мук адовых находитесь угрозно?!

 

Эти горькие строки принадлежат поэту Леониду Тризне. Уроженец Полесья, он тоже в детстве испил горькую чашу гитлеровского рабства. А сегодня песни на его стихи звучат на встречах бывших узников...

 

В ночь с 18 на 19 марта 1944 года бойцы 65-й армии 1-го Белорусского фронта в результате четко проведенной наступательной операции освободили обречённых на смерть советских граждан. Примечательно, что разведчик Владимир Гарбар, родом из этих мест, нашел среди узников свою мать, младших братьев и сестер. Но все, кто попытался самостоятельно уйти из лагеря, погибли – территория оказалась заминированной. Бойцы помогали обессилевшим людям покинуть лагерь. Уходили по разминированной саперами генерала Батова оттаявшей тропке. Вплоть до самого поселка Озаричи на снегу лежали тела убитых красноармейцев и немецких солдат – свидетельство недавних боев. 

 

Уже в наши дни, неоднократно бывая в Полесье, я знакомился с документами, слышал рассказы участников и свидетелей тех событий. За два дня бойцы вывели из концлагеря по разминированным проходам 33480 человек. Из них – 15960 детей в возрасте до 13 лет, в том числе 517 сирот, 13072 нетрудоспособных женщин и 4448 стариков. О них незамедлительно позаботились военные медики. Для оказания помощи и проведения противоэпидемических мероприятий командующий фронтом генерал армии Константин Рокоссовский приказал развернуть 25 полевых госпиталей. В распоряжение начальника санслужбы 65-й армии генерал-майора Колодкина было выделено более трех тысяч солдат. Армейским медикам удалось выполнить невероятно трудную в тех условиях задачу – остановить распространение сыпного тифа в войсках и на территории республики.

 

Военные чекисты и прокуратура 65-й армии установили, что к числу непосредственных виновников создания лагерей смерти относятся генералы вермахта: командующий 9-й армией генерал танковых войск Йозеф Гарпе (Josef Harpe), командиры 35-го армейского корпуса генерал пехоты Фридрих Визе (Friedrich Wiese), 41-го танкового корпуса генерал-лейтенант Гельмут Вейдлинг (Helmuth Weidling), 46-го танкового корпуса генерал-лейтенант Хоссбах. Как выявило следствие, именно они подготовили, организовали и совершили чудовищные преступления против человечности, против основ человеческой морали и международного права. Реализация генералами вермахта бесчеловечных установок главарей «третьего рейха» только в Полесье унесла жизни 12523 мирных жителей.

 

В списке обвиняемых – и командир 35-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Иоганн-Георг Рихерт (Johann-Georg Richert). Именно его части стояли у Озаричей. 15 января 1946-го в Минске на судебном процессе над германскими военными преступниками Рихерт признал: условия содержания мирного населения в концлагере «Озаричи» «в правилах ведения войны не предусмотрены Конвенцией, которая подписана германским правительством». И что «такое отношение к мирному населению является величайшим преступлением».

 

Газета 65-й армии «Сталинский удар» (№ 95, суббота, 22 апреля 1944 г.) под рубрикой «Прочти и передай товарищу!» напечатала берущие за душу слова: «Это нельзя, невозможно забыть, как нельзя забыть облик своей матери и нежное личико дочурки. Вы помните, товарищи бойцы и офицеры, наш рассказ о лагере смерти, в одном из которых одна наша часть освободила 33.434 стариков, женщин и детей! В вашей памяти ещё не изгладились рассказы о массовой душегубке, созданной немцами в районе местечка Озаричи...». Автор обращения – командарм Батов…

 

Сегодня там, где когда-то был лагерь смерти, высится мемориал. Он сооружен по проекту скульптора Дмитрия Попова. Судьбе было угодно распорядиться так, что эти места, оставленные немецкими войсками в ночь с 18 на 19 марта 1944 года, стали одним из плацдармов наступательной операции «Багратион» по освобождению Белоруссии.

 

Мише Синькевичу не было и четырех лет, когда 5-6 марта 1944-го в хутор Булец, что в Глуском районе Полесья (ныне это Октябрьский район Гомельской области) нагрянули немецкие солдаты и полицаи. Они приказали жителям взять с собой только самое необходимое и следовать на сборный пункт – якобы для медицинского обследования. Отец Миши, инвалид, заподозрил неладное. Но куда денешься под дулами винтовок? В пути полицай под гогот немецких солдат отобрал у отца дорогую для него вещь – скрипку. Отец пытался как-то смягчить ситуацию: «Пан, верни скрипку, вместе играть будем». «Ты у меня сейчас на верёвке заиграешь!» – замахнулся на него прикладом полицай. Так Миша, его брат Гриша, сестры Аня, Надя, Оля вместе с отцом Ефимом Денисовичем и мамой Марией Лаврентьевной оказались в концлагере «Озаричи». 

 

«Мы все благодарны судьбе и красноармейцам генерала Батова, что остались живы, – сказал Михаил Синькевич немецкому радиожурналисту на Поклонной горе в Москве. – Я был седьмой у матери. Она не оставила, выходила меня. Смерти вопреки! Мама всегда носила с собой иконку Казанской божьей матери. Может, нас Господь и сохранил».

За два дня бойцы вывели из концлагеря по разминированным проходам 33480 человек

 

 

Эти слова услышала по радио вся Германия. И кто знает, может, среди слушателей были и те, кто противостоял бойцам 65-й армии под Озаричами? Действуя в составе Белорусского (20 октября 1943-го – 24 февраля 1944-го) и 1-го Белорусского (24 февраля – апрель 1944 года) фронтов, это общевойсковое объединение отличилось в боях с оккупантами в  стратегической наступательной операции «Багратион». К слову, оба фронта возглавлял будущий Маршал Советского Союза Рокоссовский… 

 

Только к маю 44-го семья Миши лесными тропами вернулась в разоренный хутор Булец. Все, кроме него, переболели сыпным тифом и были крайне ослаблены. Дома не было – немцы разобрали его на блиндажи. Грелись у костра, здесь же подсушивали грибы и лесную ягоду. Их и гречиху Ефим Денисович ранее предусмотрительно ссыпал в чугунки и закопал в лесу. Так и выжила вся семья. Постепенно начали собирать из блиндажей то, что осталось от порушенной хаты. Спасибо местной власти – после войны всем пострадавшим жителям Белоруссии выписали лесоматериалы на восстановление жилья. Бесплатно! 

 

Михаилу Синькевичу по жизни выпала удачная карта – в прямом и в переносном смысле. Дело его жизни – военная картография и геодезия. Окончил военное училище, академию, гражданский вуз. Участвовал в разработке и создании единственного в мире военно-картографического поезда с уникальным цифровым печатным и спутниковым навигационным оборудованием. Михаил Ефимович продолжает трудиться в одном из московских оборонных НИИ как главный специалист. Картами, изготовленными с участием Синькевича и его коллег, пользовались наши космонавты. А сейчас они нужны и тем, кто выполняет свой долг вдали от родных рубежей.

 

К слову, в архиве полковника Синькевича – подробная послевоенная карта его малой родины. Выпускник местной средней школы Миша Синькевич взял эту карту с собой в Ленинград, когда поехал поступать в Военно-топографическое училище, одно из старейших военно-учебных заведений страны. Сегодня это структурное подразделение Военно-космической академии имени А. Ф. Можайского. Так что та карта стала для полковника в отставке Синькевича поистине счастливой. 

 

Одно из памятных событий в жизни кандидата технических наук, автора многочисленных изобретений, члена-корреспондента Академии военных наук Михаила Синькевича – встреча с вдовой командарма Ниной Фёдоровной Батовой. Она подарила ему книгу «В походах и боях» со своей дарственной надписью. В ней дважды Герой Советского Союза генерал армии Батов поведал и о неизвестных страницах спасения тысяч детей и их матерей из озаричского ада. 

 

Судя по всему, выступление Михаила Ефимовича по радио, записанное на Поклонной горе, у Центрального музея Великой Отечественной войны, было услышано и в Германии. В Полесье прилетели внук и правнук немецкого солдата, который участвовал в сооружении концлагеря. Прилетели, чтобы прилюдно покаяться за совершённое зло. Они узнали о делах деда и прадеда, когда того уже не было в живых. 

 

Владимир РОЩУПКИН, кандидат политических наук, профессор АВН 

 

Минск – Озаричи – Москва

 

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц