Версия для печати

Лесовозы для межпланетных полетов

Безопасность космонавтов обеспечивала специальная эскадра Черноморского флота
Громак Валерий

Случайно нашел в архиве фотографии. Мне подарили их в 1989 году на Байконуре, после шуточного заявления генерала Шаталова о том, что он с опаской относится к морякам, которые стремятся полететь в космос.

«Моряки даже в пустыне воду находят. Не могут жить без моря», – вспомнил начальник Центра подготовки космонавтов (ЦПК) приводнение экипажа с флотским офицером Рождественским в озеро Тенгиз.

Сделаны снимки на Черноморском флоте, который в советские времена активно участвовал в подготовке космонавтов. Взаимодействие с ЦПК началось в 1963 году, когда начали отрабатываться варианты посадки спускаемых аппаратов на воду. Тогда летом в районе Феодосии группой космонавтов (Валерий Быковский, Борис Волынов и пять женщин) были выполнены прыжки с парашютом с приводнением. За безопасность и эвакуацию с водной поверхности отвечала команда военно-транспортного судна «Иргиз» Феодосийской ВМБ. Но, как рассказывали специалисты, подобная тренировка впервые была проведена еще в 1960 году.

В дальнейшем члены будущих экипажей отрабатывали действия на случай нештатных приземлений, а точнее приводнений, в районе Феодосии. По плану тренировки космонавты должны самостоятельно покинуть упавшую в море капсулу корабля и продержаться до прихода спасателей. Специальные скафандры позволяют провести в воде до шести часов. Спасатели должны разыскать экипаж за четыре часа. Это суперсложное испытание. Но без такого экзамена космонавты однозначно не будут допущены к полету. Ибо все бывает при приземлении. Ведь только навыки, отработанные на тренировках, выдержка и стойкость спасли Вячеслава Зудова и Валерия Рождественского, совершивших посадку ночью в горько-соленое озеро, о чем генерал Шаталов вспомнил в разговоре с автором этих строк.

В те далекие времена писать об участии военных моряков в подготовке космонавтов было, мягко говоря, не принято. Это притом, что на Черноморском флоте существовала целая бригада поисково-спасательных кораблей, которые работали на космос. Она дислоцировались в Донузлаве, корабли обязательно выходили в море во время пилотируемых полетов. И сегодня разве только специалисты знают об эскадре для подъема космических объектов.

В середине 1960-х советские ученые приступили к исследованию Луны. В 1965 году был разработан космический аппарат 7К-Л1 серии «Зонд», предназначенный для отработки техники полетов к естественному спутнику с возвращением на Землю. Для посадки КА были выбраны основной и запасные районы, один из которых располагался в Индийском океане. Для обеспечения выполнения программы исследований Луны, в апреле 1967 года в соответствии с приказом ГК ВМФ было сформировано нештатное управление специальной эскадры для поиска и подъема космических объектов и определен её состав: от Тихоокеанского флота – крейсер «Дмитрий Пожарский», экспедиционно-океанографические суда (ЭОС) «Федор Литке», «Алексей Чириков»; от Балтийского – плавбаза «Виктор Котельников»; от Ленинградской ВМБ – ЭОС «Василий Головнин», «Андрей Вилькицкий», «Семен Дежнев»; от Черноморского флота – экспедиционно-океанографическое судно «Семен Челюскин». Постановлением Совета Министров СССР в состав сил эскадры были выделены от Балтийского морского пароходства 6 лесовозов, от Министерства морского флота – танкер «Ханой». Эти корабли и суда с марта по май 1967 года прошли переоборудование. В результате «Виктор Котельников» и лесовозы были оснащены радиотехнической аппаратурой поиска космических объектов, средствами для их подъема, а также вертолетными площадками и комплексами для базирования Ка-25пс.



Выделенные корабли и суда размещались на своих флотах, а в специальном отношении подчинялись командованию эскадры. Через год постоянным местом ее базирования стал Севастополь с подчинением командующему Черноморским флотом.

В сентябре 1968 года специально созданному соединению была поставлена первая задача по обеспечению запуска и посадки космического корабля 7К-Л1 № 9, который в открытой печати именовался «Зонд-5». К решению этой задачи были привлечены из состава эскадры: ЭОС «Литке», «Головнин», «Дежнев», «Вилькицкий», а также лесовозы «Восток-3», «Тоснолес», «Выборглес», танкер «Ханой». Дополнительно эскадре придавалось судно «Боровичи» под флагом АН СССР, организовывалось взаимодействие с самолетом Ту-95 РЦ Северного флота.

Запуск «Зонда-5» был осуществлен с территории СССР 15 сентября 1968 года. Ввиду отклонения траектории государственной комиссией было принято решение о посадке в районе Индийского океана 21 сентября. После ночи поиска в 7 часов 41 минуту 22 сентября ЭОС «Василий Головнин» впервые в мире осуществило подъем космического аппарата с воды и 3 октября доставило автоматическую станцию «Зонд-5» в Бомбей для отправки военным самолетом в СССР.

Интересный факт: на этом КА были живые существа – черепахи. Так было положено начало практической деятельности флота по поисково-спасательному обеспечению космических аппаратов.
С 1 ноября 1968 года управление эскадры начало прием лесовозов в состав ВМФ, которые были оборудованы, переведены в класс экспедиционно-океанографических судов и получили названия «Апшерон», «Баскунчак», «Даурия», «Диксон», «Донбасс», «Севан», «Тамань», «Ямал». Танкер «Ханой» переименовали в «Ахтубу». Комплектование экипажей возлагалось на Черноморский, Северный, Балтийский и Тихоокеанский флоты. Таким образом, к концу 1968 года было завершено формирование постоянного состава эскадры специального назначения.

В 1974 году ее штаб был переведен в подчинение ТОФ во Владивосток, а из судов сформирована 3-я бригада кораблей поисково-спасательного обеспечения полетов космических объектов, входившая в состав ЧФ. Одной из задач стало обеспечение безопасности полетов пилотируемых кораблей типа «Союз» с возможной их посадкой в северо-западной части Черного моря, а также проведение морской части испытаний новой космической техники и соответствующей подготовки экипажей для нее.

Четвертый макет «Бурана» сгорел в плотных слоях атмосферы либо вдребезги разбился от удара о поверхность воды

К началу 80-х советская космонавтика вплотную подошла к созданию корабля многоразового использования. Необходимо было провести испытания для определения температурного режима управляемого спуска и качества теплозащиты.

По словам капитана 1-го ранга Александра Жбанова, возглавлявшего в те годы Аварийно-спасательную (Поисково-спасательную) службу ЧФ, именно черноморцам довелось принимать участие в испытаниях весогабаритных макетов «Бурана», совершившего 15 ноября 1988 года единственный полёт в космос в беспилотном режиме.

Как известно, американцы потеряли два шаттла – «Челенджер» и «Колумбию». Одна из возможных причин гибели последней, по мнению специалистов, – нарушение термоизоляционной оболочки. Подобную наши конструкторы испытывали на макетах «Бурана», которые было решено сажать на воду, чтобы не повредить теплозащитные плитки.

Макеты представляли собой уменьшенную копию советского «челнока», сделанную из легких сплавов, начиненную телеметрической аппаратурой и защищенную от воздействия высоких температур термостойкими пластинами. Задача моряков состояла в том, чтобы обнаружить приводнившийся макет и поднять его на палубу поисково-спасательного корабля, не повредив этих самых плиток, над которыми буквально дрожали представители конструкторских организаций (на «Буране» насчитывалось 38 тысяч термоизоляционных плиток из кварцевых и органических волокон).
Первые два макета из тех, которые планировалось посадить на воду, были запущены в мае 1982-го и в марте 1983-го. Посадка осуществлялась в Индийском океане, западнее Кокосовых островов. Оба раза макеты без единого повреждения были подняты на борт ПСК «Ямал». Третий из макетов был запущен в космос 27 декабря 1983 года, а приводнился и был успешно поднят на борт все на тот же ПСК «Ямал» в северо-западной части Черного моря.

Черноморцы обеспечивали посадку и четвертого из морских макетов в конце 1984 года. К сожалению, как отмечал Жбанов, четвертый макет «Бурана» сгорел в плотных слоях атмосферы либо вдребезги разбился от удара о поверхность воды.

Тренировки космонавтов на море проводятся и сейчас. Спасение экипажей после вынужденной посадки в безлюдной труднодоступной местности или водной акватории – задача, которой в настоящее время уделяется большое внимание. Но пишут и рассказывают об этом, к сожалению, мало.

Валерий Громак, капитан 1 ранга в отставке

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц