Версия для печати

Автор гагаринского «Поехали!» продолжает полет

105 лет назад родился Марк Галлай
Кулинченко Вадим Уткин Александр

Героя Советского Союза, участника Великой Отечественной войны многие знают еще и как известного писателя, талантливого ученого и педагога. А также человека исключительной честности и нравственной чистоты. Недаром Эльдар Рязанов, друживший с Марком Лазаревичем, назвал снятый о нем документальный фильм «Единица порядочности – один галлай».

Будущий летчик-испытатель родился в 1914 году в Петербурге. Работал токарем, учился в Ленинградском институте инженеров гражданского воздушного флота (ныне Военно-космическая академия им. Можайского), потом окончил Ленинградский политех и Школу пилотов Ленинградского аэроклуба, где летал на планерах и прыгал с парашютом.

С 1937 года – инженер в ЦАГИ. Попутно пройдя специальную подготовку, стал летчиком-испытателем. С началом Великой Отечественной зачислен в состав 2-й отдельной истребительной авиаэскадрильи ПВО Москвы. Совершил девять боевых вылетов. Во время первого ночного налета люфтваффе на столицу 22 июля 1941-го сбил бомбардировщик «Дорнье-215», за что был награжден орденом Красного Знамени.

Аналитик по натуре, Галлай, по мнению коллег, был еще и азартным исследователем

Осенью эскадрилью, пилоты которой являлись летчиками ЛИИ, расформировали, поскольку срочно потребовались люди для эвакуации институтского авиапарка в Казань.

В январе – марте 1942-го – заместитель командира эскадрильи 128-го бомбардировочного авиаполка. Здесь стоит обратиться к книге Героя Советского Союза летчика-испытателя Александра Щербакова (кстати, сына видного государственного и партийного деятеля) «Летчики, самолеты, испытания»: «Ввиду тяжелого положения на фронте начальника ЛИИ комбрига Громова назначили командиром смешанной авиационной дивизии на Калининский фронт, и он взял с собой пятерых летчиков-испытателей ЛИИ, в том числе Галлая. Его Громов определил в 128-й бомбардировочный полк на самолеты-пикировщики Пе-2. Бомбометание с пикирования тогда было новостью, и Галлай помогал осваивать его…» На Калининском фронте он сделал 28 боевых вылетов. За 30 присваивали звание Героя Советского Союза (позже эта цифра увеличилась). Но последовало указание Верховного главнокомандующего вернуть всех летчиков-испытателей к местам их работы и службы. В мае 1943-го Галлай направлен в 890-й полк авиации дальнего действия. Зачем?

«Получилось это так, – пишет Щербаков, – самолеты дальней стратегической авиации Пе-8 первоначально имели моторы АМ-35, но поскольку их модификация АМ-38 шла на самый массовый самолет Ил-2, «тридцать пятые» были сняты с производства. Заменившие их дизели Чаромского были очень ненадежны, и тогда Пе-8 переориентировали на моторы АШ-82. Галлай проводил испытания и доводку этих моторов на истребителе Ла-5 и хорошо знал их эксплуатацию и слабые места. На аэродроме ЛИИ дислоцировалась дивизия Пе-8, и Галлая попросили провести занятия с летным составом об особенностях АШ-82. От того, насколько точно и правильно управляется мотор, зависит расход бензина, а значит, и дальность полета. Для дальней авиации это главный вопрос. На занятиях то ли кто сказал, то ли намекнул, что неплохо бы показать, как управлять мотором над целью под огнем зениток... Сказать по правде, помощь Галлая в полете была сомнительной. Если он и мог подсказать бортинженеру, когда включить вторую скорость нагнетателя, а когда пользоваться высотным корректором, то только на одном самолете. Остальные машины группы могли пользоваться только тем, что он рассказывал на занятиях. Но поскольку он летал в разных экипажах, то научил управлять двигателями нескольких бортинженеров. Так что польза заключалась не только в поддержании авторитета преподавателя... В шестом вылете самолет командира эскадрильи Родных, где Галлай был вторым пилотом, был сбит. Экипаж прыгает на большой высоте, и парашютистов разносит на большое расстояние.

Галлай и штурман Гордеев нашли друг друга и приняли решение идти не кратчайшим путем к своим на восток, а на север, в Брянские леса, в партизанский край, так как не знали, как переходить линию фронта.

Расчет оказался верным: они попали к партизанам и через 11 дней их на самолете У-2 вывезли на большую землю. Судьба остальных членов экипажа оказалась хуже: большинство попали в плен и были освобождены только после войны».

До 1950-го Галлай трудился в ЛИИ, увольнение из института он связывал с начавшейся «борьбой с космополитизмом». В 1950–1953 годах благодаря ходатайству Героя Советского Союза, популярнейшей в СССР летчицы Валентины Гризодубовой – пилот-испытатель НИИ-17. С 1953 по 1958-й поднимает в небо машины ОКБ Владимира Мясищева. Именно тогда, в 1957-м Галлай стал кавалером «Золотой Звезды».

Всего он освоил свыше 120 летательных аппаратов различных типов, в том числе вертолетов. «Этот самый распространенный теперь летательный аппарат, – отмечал Александр Щербаков, – в начале своего пути был очень ненадежен и опасен. Тогда в ЛИИ бытовал такой веселый каламбур:

Прощай, жена,

Прощай, приплод,

На вертолет, на вертолет!

В 1949 году первый вертолет Миля потерпел аварию. Летчик-испытатель Байкалов сумел покинуть машину, но получил травмы, и пока он лечился, генеральный конструктор Миль пригласил на испытания второго экземпляра Марка Лазаревича. Он их успешно провел. Затем испытывал яковлевский вертолет Як-100».

Аналитик по натуре и складу характера, имея склонность к теоретическому постижению летного дела, Галлай, по мнению коллег, был еще азартным исследователем и активно шел на острые ситуации. Вместе с тем он написал: «Естественное стремление каждого летчика – сохранить доверенный ему самолет – у летчиков-испытателей развито особенно сильно».

После гибели Алексея Гринчика именно Галлаю поручили продолжить ставить на крыло первенца отечественной реактивной авиации МиГ-9, вскоре принятый на вооружение. Данная эпопея послужила основой сюжета отличного фильма Татьяны Лиозновой «Им покоряется небо». Галлай – прототип летчика Сергея Шарова (актер Владимир Седов).

В 1958-м испытатель был уволен в запас из Вооруженных Сил СССР в звании полковника. В 1958–1975 годах – старший научный сотрудник ЛИИ. В 1960–1961-м – одновременно инженер-методист первого отряда космонавтов. По одной из версий, знаменитое «Поехали!» Юрий Гагарин перенял у Галлая (перед началом упражнений на тренажерах тот спрашивал у подопечных: «Ну? Поехали?». «Поехали!» – отвечали ему).

На протяжении многих лет Марк Лазаревич служил заместителем председателя методического совета Министерства авиационной промышленности СССР по летным испытаниям. Ибо он, подчеркивается Щербаковым, «будучи образованным авиационным инженером, умел продумывать методику летных испытаний, ему удавалось прогнозировать возможные неожиданные трудности». Как тут не вспомнить одну из «максим» Галлая: «Чем больше радиус известного, тем больше и длина окружности соприкосновения с неизвестным».

Доктор технических наук, профессор Галлай опубликовал около 30 научных работ, преподавал в МАИ, Академии гражданской авиации. Первую книгу «Через невидимые барьеры» опубликовал в 1960 году. С 1965-го – член Союза писателей СССР. С 1975 года полностью сконцентрировался на литературном труде.

Скончался заслуженный летчик-испытатель СССР, награжденный 11 орденами и 15 медалями, 14 июля 1998 года в Москве, похоронен на Троекуровском кладбище. Но остался в Солнечной системе малой планетой Галлай.

Опубликовано в выпуске № 14 (777) за 16 апреля 2019 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц