Версия для печати

Абсурд глубокой переработки

Химическую промышленность связали импортным волокном
Чичкин Алексей
Фото: времяроссии.рф

Россия продолжает наращивать импорт химволокон и химнитей (ХВН). Притом что в стране фактически не реализуется ни один проект по производству ХВН и продуктов их переработки, которые востребованы не только гражданским сектором, но и «оборонкой».

Такие оценки сделаны на конференции «Сырьевой вопрос в отечественной текстильной и легкой промышленности», состоявшейся в Москве на полях Российской недели текстильной и легкой промышленности-2019.

Положение в секторе ХВН не меняется который год («Нити заговора против химпрома»). Более того, оно, судя по динамике российского экспорта и импорта этой продукции, как отмечалось на форуме, ухудшается.

В 2017 и 2018 годах экспорт ХВН, по данным ФТС, составлял около 120 и 125 миллионов долларов соответственно. Но импорт несоизмеримо больше. По данным за те же годы – почти миллиард и около 1,2 миллиарда долларов. И пока нет оснований полагать, что столь показательные пропорции изменятся в лучшую сторону.

Закупки химволокна и нитей по импорту растут, а строительство российских предприятий по переработке продуктов нефтегазохимии стагнирует

Президент компании «Союзлегпром» Андрей Разбродин считает ситуацию «сродни театру абсурда. Ибо колоссальные запасы нефтегазового сырья в стране до сих пор не привели к существенному росту глубокой переработки. А требуемые в производстве продукты ввозятся, причем во все большем объеме, даже из таких стран-нефтегазоимпортеров, как Бельгия, Португалия, Сербия, Швейцария, Израиль, Тайвань. Притом что они перерабатывают и российское сырье для последующего экспорта ХВН нам же».

Самыми крупными поставщиками ХВН в РФ остаются страны Запада, а также Белоруссия и крупные нефтегазодобытчики – Саудовская Аравия, Индонезия, ОАЭ, Азербайджан, Туркменистан. Власти этих государств всячески стимулируют глубокую переработку сырья и экспорт продукции химпрома.

Ввоз из Белоруссии в Россию химнитей превысил в 2018-м в денежном выражении 93 миллиона долларов, притом что нефтегазопереработка у соседей завязана целиком на наше сырье. Казалось бы, целесообразно отладить интеграцию отраслей Союзного государства. Но Минск, судя по высказываниям участников форума, не склонен включать свои нефтегазохимические активы в профильные российские корпорации, на чем те настаивают. К тому же высокие мировые цены на ХВН способствуют экспорту этой белорусской продукции в дальнее зарубежье. Поэтому руководитель отдела внешнеэкономических связей «Беллегпрома» Наталия Мурашко, выступая на форуме, обошла вопрос о возможных вариантах интеграции белорусской и российской нефтегазохимии. Но подчеркнула, что производство и экспорт продуктов отрасли будут и впредь увеличиваться.

Приводился и такой пример разобщенности. Специалисты ОАО «ГИПРОИВ» (Мытищи) – института комплексного инжиниринга предприятий композитных материалов, химволокон, полимеров и спецхимии проектировали и непосредственно участвовали в 70–80-х годах в создании всех белорусских нефтегазохимических мощностей: «Могилевхимволокно», «Светлогорскхимволокно», Полоцкий газохимический комбинат. Эти компании до начала – середины 90-х работали в кооперации с десятком российских предприятий, в том числе в сфере малотоннажной и спецхимии. Но взаимодействие прервано, ибо белорусские производители опасаются поглощения нашими профильными корпорациями и потому ориентированы сугубо на рост экспорта. Идет он, как правило, по мировым ценам. И скажем, в экспорте белорусской спецхимии на долю РФ приходится только 35 процентов.

Москва в этой ситуации не считает Минск надежным партнером из опасений, что регулярные споры о ценах на нефть и газ, как и о квотах, могут закончиться волевым решением о приостановке взаимодействия в данном сегменте.

Показательно, что еще в 2012-м разработан проект многопрофильного комплекса по выпуску ХВН и продуктов их переработки для размещения в Ивановской области. Но правительство РФ объявило его коммерческим, лишив хотя бы частичного госфинансирования. К проекту все же привлекли ВЭБ, подписали ряд документов о начале сооружения комплекса, начались подготовительные работы. Но сроки начала основного строительства с 2015 по 2018 год регулярно переносились. В итоге многие миллионы рублей потрачены, а комплекс на неопределенный срок законсервирован. Зато в Белоруссии аналогичный проект к настоящему времени почти на 90 процентов реализован, но вне кооперации с Россией.

Каким же образом ивановский проект трансформировался в белорусский? Похоже, этот вариант выгоднее потому, что реализован при поддержке государства с соответствующими гарантиями правительства. И он куда более рентабелен, ибо ориентирован почти исключительно на экспорт ввиду избытка предложения означенной продукции на белорусском рынке. Ивановский же вариант был нацелен в основном на внутреннего, российского потребителя.

Иными словами, абсурда в отечественной нефтегазохимии хватает. Потому и усиливается зависимость, и без того значительная, от импорта полуфабрикатов и готовой продукции. Так что с импортозамещением в этой сфере придется в лучшем случае повременить.

Алексей Чичкин,
кандидат экономических наук

Опубликовано в выпуске № 14 (777) за 16 апреля 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...