Версия для печати

Курс гибридной обороны

Как лучше ответить на ход «Троянским конем»
Шевцов Леонтий

Новые книги члена-корреспондента АВН, постоянного автора «ВПК» Александра Бартоша объединены стремлением предложить научно обоснованные подходы к изучению сути многомерных коллизий в условиях качественного изменения баланса между силовыми и несиловыми способами воздействия на противника. Автор глубоко знает проблему не только как видный ученый, но и как практик военной дипломатии, отработавший немало лет в представительстве России при НАТО.

Особое внимание в книгах уделено исследованию гибридных войн (ГВ) и «цветных революций» как качественно новых видов противостояния, охватывающих административно-политическую, финансово-экономическую и культурно-мировоззренческую сферы, направленных на абсолютное сокрушение соперника с использованием возможностей США, НАТО и ЕС.

Сегодня для России нет существенной разницы в тройке этих международных акторов. Достаточно сказать, что руководящие структуры и отдельные страны ЕС выступают инициаторами дальнейшего ужесточения санкций против РФ, наращивания давления.

Когда гибридная война против России превратилась в повседневный фактор нашего существования, успешное противостояние новым угрозам в решающей степени будет зависеть, как считает автор, от способности своевременно сформировать новое знание о войне и на его основе определить стратегию и контрстратегию государства в целом и в строительстве Вооруженных Сил в частности. Пока стратегии противостояния у России нет, отсутствует и ясная теория, раскрывающая сущность ГВ. В стране, многие годы являющейся объектом гибридной агрессии, где действует «пятая колонна» и готовится «цветная революция», до сих пор нет научной основы для создания стратегии гибридной обороны. Как нет и госструктуры, способной готовить планы отражения атак и реализовывать их.

Россия рискует остаться страной-мишенью враждебного глобального проекта

Периодические конференции, итоговые (годовые) совещания и прочие мероприятия не решают проблемы. Напрашивается создание постоянно действующей структуры, ответственной за подготовку к отражению системной угрозы, определяющей новое содержание межгосударственного и межцивилизационного противостояния.

Традиционные формулировки не вполне отражают цели гибридной войны как феномена XXI века, поскольку дело не в решении территориальных споров и борьбе за ресурсы, что было главным ранее. Сейчас речь идет о противостоянии смыслов и цивилизаций. Замечу, что разработка теоретической базы и управление сложным комплексом мер по подготовке страны, ВС РФ, правоохранительных органов к отражению реальной угрозы – задача не только и не столько Генштаба, но общегосударственная, требующая «гибридного», многомерного подхода, участия многих министерств и ведомств, действующих под началом интегративного центра.

В этом контексте представляет несомненный интерес попытка автора внести вклад в создание теории конфликтов ХХI века. Опираясь на идеи предшественников (от Клаузевица, Свечина, Снесарева и до наших современников Кокошина, Владимирова, Манойло и других), Бартош предлагает свое видение вопросов теории и практики гибридных войн и угроз, «цветных революций», их генезиса и перспектив развития. Обосновывает шаги при обеспечении международной и национальной безопасности России в условиях непредсказуемости и нестабильности современного мира, формирования в системе обеспечения международной безопасности порочного круга, где недоверие порождает односторонность, а односторонность усиливает недоверие.

Особую актуальность проблемам обеспечения безопасности России придает резкое обострение отношений с США и НАТО, обусловленное стремлением Вашингтона сохранить глобальное влияние, не допустить нашего усиления как важного центра силы. Автору удалось показать, как в условиях равенства ядерных потенциалов держав противники Москвы пытаются достичь целей, опираясь на современные технологии управляемого хаоса как инструмент гибридной войны, избегая при этом прямой вооруженной конфронтации.

Применительно к процессам трансформации конфликтов современности автор, используя емкое философское понятие «трансгрессия», показывает, что одним из результатов радикальных изменений в мире стало появление стратегии гибридной войны и гибридных угроз как нового вида межгосударственного противостояния. В этом контексте обосновываются понятия «гибридная война» и «гибридная угроза» (ГУ) как инструменты воздействия на государства, предлагаются подходы к разработке стратегии и контрстратегии ГВ, развиваются понятия «трение и износ ГВ», «кульминация и взаимообращение ГВ», исследуются театры действий и факторы ГВ.

Предложена концептуальная модель ГВ, отражающая важные особенности конфликта нового вида и позволяющая анализировать вызовы и угрозы современности, включая группу ГУ, вести прогнозирование и стратегическое планирование наступления и обороны. Рассматриваются перспективы консолидации международных усилий в противодействии гибридным угрозам.

Важно обеспечить четкое понимание новых вызовов и угроз на всех уровнях руководства

Справедливо подчеркивается, что у консолидированного Запада ставка на военную силу. При этом острие военных приготовлений США и НАТО направлено против России, Китая, Ирана, Венесуэлы и других государств, отстаивающих суверенитет и национальные интересы.

Действия Запада не только порочат международное право, но и разрушают его, понижая роль ООН как организации, управляющей безопасностью и стабильностью в мире. По сути дело идет к международной анархии, что может привести к любому конфликту и войне.

Новый импульс получила американская стратегия «Троянский конь», предусматривающая сочетание скрытого проникновения сил специальных операций в РФ и КНР, поддержку «пятой колонне» – становому хребту «цветной революции» и последующее нанесение высокоточных ударов по стратегическим объектам ослабленного и дестабилизированного государства. Полученные в результате исследования данные следует использовать при создании теории о сущности конфликтов современности, прогнозировании и стратегическом планировании ответа на гибридные угрозы, определении ресурсов, исполнителей, технологий. Необходимо концептуальное изложение основ нового миропорядка, построенного на иных принципах и балансе интересов субъектов многополярного мира. Иначе Россия рискует остаться страной-мишенью враждебного глобального проекта, неадекватно, с недопустимым запаздыванием или вовсе не реагирующей на угрозы и вызовы национальной безопасности. Это мы уже проходили, когда СССР был разрушен, а ослабленная Россия долгое время оставалась пешкой на мировой шахматной доске.

Несомненно, новые труды Александра Бартоша, учитывающие последние политические и военные взгляды потенциальных противников, требуют не только прочтения, но изучения – от руководства государства до чиновников министерств и ведомств. Книги будут интересны сотрудникам федеральных органов, исследовательских и общественных организаций, студентам, специалистам в области международной и национальной безопасности, внешней и оборонной политики, военного строительства, обеспечения территориальной обороны. Напрашивается предложение о включении курсов ГВ и ГУ в программы военных вузов, других учебных заведений. Это позволит уменьшить плотность пелены «тумана гибридных войн», связанных с ними рисков и неопределенности, повысить осведомленность руководства, общественности, прежде всего молодежи, выработать научные подходы к противостоянию новым угрозам XXI века. Феномен ГВ подобен появлению ядерного оружия в ХХ веке и уже на практике влияет на нацбезопасность, политику, дипломатию и военную стратегию.

Кстати, в США и союзных им странах давно и системно изучают стратегии гибридной войны и угроз, тема включена в учебные курсы ведущих вузов.

Важно обеспечить на всех уровнях государственного руководства четкое понимание новых вызовов. Думаю, исходя из проблем, обозначенных автором, уместно вспомнить слова министра иностранных дел Франции Шарля Талейрана: «Война – слишком серьезное дело, чтобы доверять ее военным». Не ставя под сомнение тезис о политическом руководстве Вооруженными Силами, хочу подчеркнуть, что сегодня существенно возрастает роль военных в реализации многих аспектов политики государства, обеспечении национальной и международной безопасности.

Война начинает оказывать решающее влияние на политику, которая вопреки известной формуле Карла Клаузевица становится продолжением войны и во многом определяется ее реалиями. Более того, гибридная война – продолжение уже не только политики, но и геополитики, учитывающей многомерность факторов, влияющих на взаимодействие и противостояние центров силы на мировой арене, на глобальные процессы, на международную безопасность и требующих высокой компетентности на всех уровнях руководства страной. В этом заключается один из важнейших выводов, следующих из работ Александра Бартоша.

Леонтий Шевцов,
заслуженный военный специалист Российской Федерации, генерал-полковник

Опубликовано в выпуске № 15 (778) за 23 апреля 2019 года

Загрузка...
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
28 апреля 2019
Как говорил профессиональный революционер Владимир Ульянов (Ленин) "Вопрос архиважный", "Чтобы объединиться в борьбе с международным империализмом, надо решительно размежеваться". Профессиональный революционер - суть инноватор. А принципы капитализма в современной России - "Обогащайся и торгуй" не согласуются с борьбой в гибридной войне. Инноваторы в России высмаркиваются со всех уровней власти. Все приехали! Властям нет необходимости инициировать прогрессивный социальный процесс на деле, обеспечивающий технологический подрыв, так как он подразумевает удаление первых лиц на всех уровнях, смену на реальных инноваторов. Инноваторы хороши, если обеспечивают сохранение власти! Это видно в практической стратегической политике в установке применения религиозной доктрины мира - сугубо антинаучной. Диалектика однако! Я могу подписаться званием "Генералиссимус планеты Земля", но это ничего не изменит в социальной политике устройства государств, кроме ,как желания объединения всех государств на принципах глобального коммунизма. Но лидеры государств этого не допустят. Каждый будет вести свою тайную гибридную войну за сохранение личной власти в своем государстве, за счет обнищания своего народа и восхищения им риторически, народ это любит, когда его хвалят. Как писал великий русский поэт Александр Пушкин в драматической поэме "Борис Годунов" - "Как сладостно и тяжко бремя власти!"
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
28 апреля 2019
Как говорил профессиональный революционер Владимир Ульянов (Ленин) "Вопрос архиважный", "Чтобы объединиться в борьбе с международным империализмом, надо решительно размежеваться". Профессиональный революционер - суть инноватор. А принципы капитализма в современной России - "Обогащайся и торгуй" не согласуются с борьбой в гибридной войне. Инноваторы в России высмаркиваются со всех уровней власти. Все приехали! Властям нет необходимости инициировать прогрессивный социальный процесс на деле, обеспечивающий технологический подрыв, так как он подразумевает удаление первых лиц на всех уровнях, смену на реальных инноваторов. Инноваторы хороши, если обеспечивают сохранение власти! Это видно в практической стратегической политике в установке применения религиозной доктрины мира - сугубо антинаучной. Диалектика однако! Я могу подписаться званием "Генералиссимус планеты Земля", но это ничего не изменит в социальной политике устройства государств, кроме ,как желания объединения всех государств на принципах глобального коммунизма. Но лидеры государств этого не допустят. Каждый будет вести свою тайную гибридную войну за сохранение личной власти в своем государстве, за счет обнищания своего народа и восхищения им риторически, народ это любит, когда его хвалят. Как писал великий русский поэт Александр Пушкин в драматической поэме "Борис Годунов" - "Как сладостно и тяжко бремя власти!"

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц