Версия для печати

«Валентайн»: временно пригоден

Легкие британские танки начали сдавать позиции уже к лету 1942 года
Сивков Константин
Коллаж Андрея Седых

Споры о значении ленд-лиза для Победы Красной армии в Великой Отечественной войне идут до настоящего времени. Одни, оперируя абсолютными цифрами, утверждают, что без этих поставок СССР ждало неминуемое поражение. Другие, опираясь на относительные количественные показатели, говорят, что помощь союзников была существенной, но отнюдь не решающей. При этом за кадром остается значимость ленд-лиза для конкретных моментов времени, а также качество поставляемой боевой техники в сравнении с нашими и немецкими образцами применительно к условиям вооруженной борьбы на советско-германском фронте. Не претендуя на «истину в последней инстанции», оценим вклад хотя бы на качественном уровне ленд-лиза для СССР в годы Великой Отечественной войны.

Начнем с британской бронетанковой техники. Почему именно с нее? Да потому, что она стала поступать в наиболее критический для нашей страны период – в ноябре 1941 года, когда битва за Москву была в самом разгаре.

Особенности боевой географии

Всего за годы войны Великобритания (вместе с Канадой, где некоторые английские образцы выпускались по лицензии) поставила в СССР 5218 танков и боевой техники на их основе. В числе наиболее массовых – 3782 «Валентайна» (из них 1388 канадского производства), 1084 «Матильды-2» и 301 «Черчилль». Остальных машин было менее 25 единиц, рассматривать их не будем. Это данные британской стороны, то есть сколько отгружено. Однако до СССР часть не дошла, потопленная в боях при проводке арктических конвоев. Это количество оценивается около шести процентов. То есть СССР получил 4940 танков разных типов. Общий ресурс танков и САУ в Советской армии (то, что имелось к началу войны и произведено в ее ходе) оценивается в 132 тысячи единиц, в том числе произведено около 110 тысяч. То есть британские поставки бронетанковой техники – 3,7 процента от общего ресурса и 4,5 процента от всего производства. Но надо иметь в виду, что в 1941 году было произведено лишь 4700 танков, значительную долю которых составляли легкие машины типа Т-60. В тот период, до конца 1941-го Великобритания поставила около 500 танков или 11 процентов от общего количества полученной Красной армией новой техники данного класса. То есть британский вклад был весьма ощутимым в количественном отношении в наиболее критический период войны.

500 британских танков были весьма ощутимым вкладом в критический период войны

В дальнейшем поставки шли с нарастанием почти до конца 1944 года с известным перерывом в 1942-м после разгрома конвоя PQ-17. Значительная часть поступала через Иран. По этой причине танковые части и соединения, действовавшие на Юго-Западном стратегическом направлении – на Кубани и Кавказе, имели большую долю иностранной техники, в том числе британской. Некоторые части (например 5-я танковая бригада Юго-Западного фронта) были почти полностью укомплектованы английскими машинами. Рассмотрим их боевые возможности.

Поставки «Валентайнов» – самого массового образца – продолжались почти всю войну – с 1941 по 1944 год. Причем, когда в конце 1943-го они перестали поступать в британскую армию, РККА продолжала получать их по запросу советского правительства. За период войны в СССР передавались почти все выпускаемые модификации «Валентайнов» – с третьей до десятой (от MkIII до MkX) или половина от общего выпуска танков этого типа. Первые модификации (до MkVII) оснащались двухфунтовой пушкой (калибра 40 мм), а последующие – шестифунтовой (57 мм). Отличия системы бронирования, двигателя и трансмиссии существенного влияния на боевые возможности не оказывали. Поэтому рассмотрим как пример наиболее распространенные в РККА – MkIII и MkIХ.

Танки обеих модификаций имели тяжелое для начального периода Второй мировой бронирование: корпус – 30–60 миллиметров, башня – до 65 миллиметров. При весе около 16 тонн такое бронирование надо признать очень достойным, в полной мере отвечающим требованиям защищенности для машин своего класса. Основная 37-мм противотанковая пушка германской армии РАК-36 не могла пробить такую броню даже с расстояния 100 метров. Правда, отдельные слабые места – некоторые фрагменты лобовой части, борта и кормы, имевшие толщину 20–30 миллиметров, она могла вскрыть и с 500 метров. Однако попасть в эти точки было проблематично. Приведенные показатели соотносимы с возможностями орудий основных немецких танков начального периода войны – Pz-III модификаций B-Н, Pz-IVD и 38t (чешского производства). Однако 50-мм пушка РАК-38 с длиной ствола 60 калибров, принятая на вооружение перед нападением Германии на СССР, бронебойным снарядом могла пробить броню «Валентайна» с расстояния до 300 метров, а подкалиберным снарядом – до 700 метров. То есть она оказалась вполне способной эффективно бороться с этим танком. Такое же по калибру и длине ствола орудие к концу 1941 года получил и основной немецкий танк того времени Pz-III модификации L. Соответственно и он обрел возможность эффективно бороться с «Валентайном» на дистанциях танкового боя.

Чем мог ответить «англичанин»? Его 40-мм пушка бронебойным снарядом весом около 800 граммов могла пробить в лоб основные немецкие танки того времени с расстояния менее 200 метров. Для боя с машинами, имевшими орудия калибра 20–37 миллиметров, он годился. Но явно проигрывал Pz-III, оснащенным 50-мм пушкой, бронепробиваемость которой подкалиберным снарядом позволяла поражать «Валентайн» на расстоянии до 300 метров, не говоря уже о более совершенных образцах. Эти превосходили «англичанина» в дальности взаимного поражения более чем вдвое. Поэтому надо признать, что «Валентайны» первых модификаций уже с начала 1942 года, когда на вооружение вермахта стали в массовом порядке поступать Pz-III модификаций L и М, в противотанковом отношении перестали в полной мере удовлетворять требованиям войны. А когда к лету 1942-го появились Pz-IV с длинноствольной 75-мм пушкой (длина ствола – 43 или 48 калибров), пробивавшей самую толстую броню «Валентайна» обычным бронебойным снарядом с расстояния более тысячи метров, их значение оказалось сведенным почти к нулю. Нашим командирам надо было для поражения вражеских танков изыскивать способы, чтобы обеспечить стрельбу в боковую проекцию. Но и в этом случае, выявив после первых залпов «Валентайнов» их местоположение, противник мог нанести им тяжелые потери, оставаясь неуязвимым.

Ситуация несколько улучшилась, когда во втором периоде Великой Отечественной нам стали поставляться «Валентайны» MkIX с 57-мм пушкой, имевшей длину ствола 52 калибра. Лобовую броню основных на тот момент немецких Pz-IV модификаций G и Н толщиной 80 миллиметров «англичанин» мог пробить с 800 метров. Танки вермахта все равно превосходили его в дальности поражения, но в реальном бою этот «Валентайн» уже мог им противостоять. Однако против «Пантер» и «Тигров» оказался бессилен. Впрочем, немецкие танки этих типов относились к совершенно другому классу бронетехники, на борьбу с которыми «Валентайн» не был рассчитан. Поэтому в целом заслуживает удовлетворительной оценки в данном отношении.

Пехоте плохой помощник

Для «Валентайна» не были предусмотрены фугасные снаряды, только бронебойные. А «болванкой» ни с дотом, ни с дзотом, ни с живой силой ничего не сделаешь

Однако перед танками ставилась и другая важная задача – обеспечение действий пехоты при прорыве вражеской обороны. Здесь они должны были истреблять живую силу противника, разрушать огневые точки, уничтожать орудия и минометы, другое вооружение. И тут выясняется: пушки обеих рассматриваемых модификаций «Валентайна» эффективно решать эти задачи не могли по той причине, что для них не были предусмотрены фугасные снаряды, только бронебойные. А 800-граммовой или даже 2,5-килограммовой «болванкой» ни с дотом, ни с дзотом, ни с живой силой почти ничего не сделаешь. Остается только пулемет винтовочного калибра в башне. По открытой живой силе, грузовику или открыто расположенному орудию, особенно с задней его полусферы, пулемет хорош. Но с живой силой или артиллерией в укрытии, с дотом или дзотом почти ничего сделать не мог. Так что в этом отношении, надо признать, «Валентайн» требованиям Второй мировой не отвечал, особенно на советско-германском фронте, где задача прорыва обороны противника стояла в качестве одной из главных на протяжении всей войны. Только к 1943 году в боекомплекте появились осколочные снаряды. Но эффективность 2,5-килограммового снаряда против фортификационных сооружений и живой силы (даже вне укрытий) была совершенно недостаточна. Возникает вопрос: чем руководствовались британские военные, когда создавали этот танк по концепции машины сопровождения пехоты? Вероятно, у Англии тогда просто не было более мощной пушки, чем двухфунтовка. Ведь даже «Черчилли» первых модификаций имели такую же, совершенно не соответствовавшую массе и бронированию этой тяжелой машины. Надо заметить, что до конца войны Великобритания так и не смогла создать танковое орудие больше 75 миллиметров.

Теперь об оперативной маневренности, которая определяется средней маршевой скоростью и возможностью полноценного материально-технического обеспечения танковых подразделений. В этом отношении у «Валентайна» все в порядке. Несмотря на низкую максимальную скорость (25 км/час по шоссе), его средняя маршевая была вполне приличной – 15–17 километров в час. Отмечалась высокая надежность ходовой части. Сравнительно низкий расход топлива дизельных двигателей упрощал материально-техническое снабжение. Правда, требования к квалификации личного состава (более высокие) и ГСМ (специфические) порой создавали определенные проблемы, как и поставки комплектующих для ремонта. Очень узкие гусеницы танка, несмотря на его сравнительно малый вес, предопределяли относительно высокое удельное давление на грунт, сопоставимое с нашими тяжелыми КВ. Недостаточная удельная мощность (всего 165 л. с.) создавала проблемы при маневре на поле боя, особенно на грунтах со слабой несущей способностью.

Важным достоинством было наличие на всех машинах радиостанций, в то время как мы в начальный период имели их только на командирских танках.

Подведем итог: «Валентайн» первых модификаций требованиям советско-германского фронта отвечал в части бронирования (только в начальный период войны) и оперативной маневренности. Его возможности по решению основных боевых задач следует признать несообразными условиям советско-германского фронта. Более совершенные модификации с шестифунтовой пушкой частично отвечали требованиям по решению задачи борьбы с бронетехникой противника. Поэтому в целом «Валентайн» можно признать ограниченно пригодным для советско-германского фронта. Естествен вопрос: зачем наше правительство продолжало запрашивать эти машины вплоть до 1944 года? Ответ очевиден – танков мало не бывает.

Надо заметить, что наши специалисты, стремясь повысить боевые возможности «Валентайна», разработали проект его оснащения советской 76-мм пушкой, аналогичной той, которая ставилась на Т-34 и КВ. Однако дальше экспериментального образца дело не пошло: наверное, было важнее наращивать выпуск отечественной бронетехники, чем модернизировать иностранную.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 16 (779) за 30 апреля 2019 года

Загрузка...
Аватар пользователя Виктор Дубовицкий
Виктор Дубовицкий
02 мая 2019
Не буду детально вдаваться в подробности такого события- ленд-лиз в СССР. Но если только сравнить две величины объёмов поставок нам и Великобритании, то окажется, что не сам ленд-лиз, его объёмы важны, а использование его и использование самих ресурсов страны. Великобритания получила по ленд-лизу в три раза больше, чем мы. А результаты?
Аватар пользователя Виктор Дубовицкий
Виктор Дубовицкий
02 мая 2019
Не буду детально вдаваться в подробности такого события- ленд-лиз в СССР. Но если только сравнить две величины объёмов поставок нам и Великобритании, то окажется, что не сам ленд-лиз, его объёмы важны, а использование его и использование самих ресурсов страны. Великобритания получила по ленд-лизу в три раза больше, чем мы. А результаты?

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц