Версия для печати

Распыление вермахта

Согласно замыслу Ставки фронты действовали парами
Сивков Константин

Боевые действия по разгрому основных сил вермахта в Польше и Силезии советское командование, оценив сложившуюся ситуацию в стратегическом и политическом аспектах, приняло решение начать зимой 1945 года. На достижение основных стратегических целей отводилось четыре – шесть месяцев. Основанием для этого было превосходство наших войск не только в количественном отношении, но и в выучке личного состава, его боевом духе, качестве боевой техники, объемах заготовленных боеприпасов и иных видов материально-технического обеспечения.

Немецкие потери в результате наступления советских войск в Польше и Силезии были огромны: только убитых и пропавших без вести – более 500 тысяч человек. Трофеи Красной армии – около 1000 самолетов, 1500 танков и САУ, свыше 11 500 орудий и минометов различного калибра. Потери наших войск также были значительными, но существенно меньше немецких – около 130 тысяч человек убитых и пропавших без вести.

К концу 1944 года советско-германский фронт стабилизировался. Его конфигурация определялась реками – Неманом, Наревой и Вислой. Немцы отошли за эти водные препятствия, рассчитывая отсидеться за ними до весны 1945-го, а то и до осени в надежде, что к этому времени удастся найти общий язык с западными союзниками (эмиссары Гиммлера вели активную работу с представителями спецслужб Великобритании и США, в частности с ЦРУ) и нарушить единство антигитлеровской коалиции по линии Восток – Запад.

В начале 1945 года Германия располагала на Восточном фронте 185 дивизиями и 21 бригадой из имевшихся в вермахте 313 дивизий. Таким образом, против СССР было сосредоточено более 61 процента гитлеровских войск. При этом чисто немецких было 170 дивизий и 20 бригад, остальные (15 дивизий и 1 бригада) – венгерские.

Вермахт был основательно потрепан. Ветеранов, начинавших войну в Европе и СССР в 1940–1943-м, в строю почти не осталось. Германская армия была укомплектована по большей части новобранцами последних призывов 1944 года, часто юнцами и стариками, ранее имевшими отсрочки по состоянию здоровья. Уровень их боевой подготовки был низким. Тем не менее гитлеровское командование рассчитывало задержать Красную армию на этом рубеже на достаточно длительное время. К началу 1945-го немцам удалось создать глубокоэшелонированную систему обороны. Она охватывала пространство от Восточной Пруссии до Карпат и включала шесть-семь рубежей общей глубиной до 600 километров. Система строилась около четырех лет, в основе лежали мощные фортификационные сооружения. Первая и основная полоса обороны проходила по правому берегу реки Вислы. Последняя – шестая – располагалась уже за Одером.

Южнее Карпат и на Балканах немцы создали группировку около 250 тысяч человек в надежде, что Карпатские горы и Трансильванские Альпы послужат им естественным оборонительным рубежом.

6 января Сталин получил письмо Черчилля с отчаянной просьбой ускорить наступление, чтобы спасти англо-американские войска в Арденнах от полного разгрома

Для наступления на польском направлении Ставка ВГК смогла выделить только пять фронтов: 1, 2 и 3-й Белорусские, 1 и 4-й Украинские. 1 и 2-й Прибалтийские фронты окружили Курляндскую группировку (фашистские бонзы пытались бежать на «Вильгельме Густлове», но были потоплены подводной лодкой С-13 под командованием Александра Маринеско). 2 и 3-й Украинские фронты находились на Балканах, блокируя группировку немцев и их венгерских союзников.

Начало операции определялось возможностями тыла обеспечить в полном объеме потребности войск на период масштабного наступления, а также погодными условиями. В планах Ставки значилось 21–23 января 1945 года. Однако 6 января Сталин получил от Черчилля письмо с отчаянной просьбой ускорить наступление Красной армии, чтобы спасти от полного разгрома англо-американские войска в Арденнах. В этой связи начало было перенесено на 12–13 января, почти на 10 дней раньше назначенного срока.

Построение советских войск на западном стратегическом направлении было следующим: в северной части Польши находился 3-й Белорусский фронт под командованием генерала армии Черняховского. Южнее, до устья Нарева занимал позиции 2-й Белорусский фронт под командованием маршала Рокоссовского. Далее в полосе 270 километров до Юзефова действовал 1-й Белорусский фронт под командованием маршала Жукова, а вплоть до Карпат занимали полосы в 240 и 200 километров войска 1 и 4-го Украинских фронтов под командованием маршала Конева и генерала армии Петрова. Замыслом Ставки предусматривалось, чтобы фронты действовали парами в тесном оперативном взаимодействии. Тем самым предполагалось добиться распыления сил противника и сосредоточения наиболее мощных группировок войск на особо важных направлениях. Особое значение придавалось наступлению на восточно-прусском направлении. Здесь была сосредоточена крупная группировка немецких войск, которую следовало изолировать, так как она могла создать угрозу нашим фронтам в ходе дальнейшего продвижения на Берлин.

На направлениях главных ударов была создана исключительно высокая плотность артиллерии и боевой техники – более 200 стволов и 50 танков на километр фронта. Тем не менее с началом наступления бои приняли затяжной характер: нашим войскам надо было преодолевать оборудованную капитальными фортификационными сооружениями глубокоэшелонированную оборону. Огромную помощь нашим войскам оказывала авиация, которая только за первые несколько дней выполнила около 3500 самолетовылетов. Отличились наши тяжелые бомбардировщики Пе-8. Они сокрушали вражеские укрепления, применяя бомбы особо большой мощности ФАБ-5000. Несмотря на отчаянное сопротивление гитлеровцев, наши войска уже к 18 января смогли занять ключевые города северной Польши – Цеханув и Нове-Място, а 19-го – Млаву. Оборона противника была прорвана, открылась возможность развертывать наступление на Кенигсберг и Мариенбург. Чтобы не допустить отхода уцелевших войск восточно-прусской группировки на запад, 2-й Белорусский фронт двинулся частью сил на север – на Эльбинг, тогда как остальные наступали в направлении залива Фриш-Гаф. К 26 января советские войска вышли к морю, отрезав группировку в Восточной Пруссии от основных сил.

Между тем 3-й Белорусский фронт, развивая наступление на Кенигсберг, 22 января взял Инстербург и, прорвав тремя днями позже оборону немцев в районе севернее реки Прегель, вышел 26 января к внешней оборонительной полосе Кенигсберга.

Пытаясь разомкнуть кольцо, войска восточно-прусской группировки контратаковали в полосе 2-го Белорусского фронта и даже сумели продвинуться почти на 20 километров в западном направлении. Однако брошенные против них танковый корпус и несколько стрелковых соединений остановили противника. Понеся тяжелые потери, он отошел на исходные рубежи.

Наступление 3-го Белорусского фронта успешно развивалось. Захватив Земландский полуостров, наши войска обошли Кенигсберг с севера и северо-запада, окружив противника в районе Кенигсберга. Таким образом, к концу января 1945 года крупная группировка вермахта в северной Польше и Восточной Пруссии прекратила существование как ударная сила. Она была рассечена на три анклава, неспособных к масштабным наступательным действиям: четыре дивизии были прижаты к морю на Земландском полуострове, другие пять сидели окруженные в Кенигсберге и еще 20 находились в «котле» юго-западнее столицы Восточной Пруссии. Помешать нашему наступлению на Берлин с этого плацдарма было уже некому.

В статье использованы материалы книг «Великая война и несостоявшийся мир» В. В. Похлебкина, «Сухопутная армия Германии 1933–1945» генерал-квартирмейстера штаба ОКВ В. Мюллера-Гиллебранда, 12-томника «История Второй мировой войны 1939–1945» под редакцией Маршала Советского Союза А. А. Гречко, «Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, военных действиях и конфликтах».

Опубликовано в выпуске № 17 (780) за 7 мая 2019 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц