Версия для печати

Свежесть военной мысли

Советские командующие писали историю своим полководческим почерком
Сапрыков Виктор
Операции генерала Ивана Черняховского (второй слева) были вершиной военного искусства

Войны, в которых сражались миллионные армии, существенно повысили роль командного состава и значение профессиональной квалификации полководцев. Именно такой была Великая Отечественная, в ходе которой исключительно высокие требования предъявлялись военачальникам оперативно-стратегического уровня – командующим фронтами и армиями.

Насколько отвечали вызовам времени представители нашего высшего комсостава? Какими факторами был обусловлен их решающий вклад в победу над фашистской Германией? «Война, – отмечал Маршал Советского Союза Александр Василевский, – самая суровая проверка умения управлять войсками…»

В начальном периоде войны красные командиры явно уступали немцам в профессионализме, не обладая практическими знаниями, умением и навыками, накопленными и закрепленными в боевой обстановке. Значительная часть, особенно из высшего эшелона, жила воспоминаниями о Первой мировой и Гражданской. Новых познаний в профессиональном багаже явно недоставало.

Никто из командующих созданных 22 июня 1941 года Северного, Северо-Западного, Западного, Юго-Западного и Южного фронтов – Маркиан Попов, Федор Кузнецов, Дмитрий Павлов, Михаил Кирпонос, Иван Тюленев – не выдержал испытания первыми сражениями. Они не смогли разумно организовать оборону, утратили управление соединениями, в результате враг сразу захватил стратегическую инициативу.

Генерал армии Павлов, не имея серьезного опыта стратега, стал командующим Западным фронтом. Быстрое продвижение по службе – результат его былого героизма в Испании, где он возглавлял танковую бригаду. Затем – назначения начальником ГАБТУ РККА и командующим Западным фронтом (44 дивизии).

Генерал-полковник Кирпонос до Юго-Западного фронта командовал стрелковой дивизией, менее трех месяцев – стрелковым корпусом, потом возглавил Ленинградский и следом Киевский особый военный округ. На самом крупным фронте 1941 года ему пришлось руководить 58 соединениями.

Генералитет вермахта исчерпал свои творческие потенции, устарел и физически, и интеллектуально

Эти масштабы обоим оказались не по плечу. Павлова сняли с должности через неделю после начала войны, Кирпонос погиб, выходя из окружения в сентябре 1941 года. Остальных комфронтами позже освободили от постов как несправившихся.

К сожалению, профессионально несостоятельными оказались и другие. Так, генерал-майор Петр Собенников, сменивший в июле 1941-го на Северо-Западным фронте Кузнецова, действовал крайне неудачно. Его опыт руководства армией исчислялся месяцами, а в военное время – днями. Через полтора месяца был отстранен от должности. Генерал-лейтенант Дмитрий Рябышев, принявший после Тюленева Южный фронт, продержался около 40 дней, сменивший его генерал-полковник Яков Черевиченко – до декабря 1941 года.

На Западном фронте за четыре месяца сменились семь командующих. За первые 14 месяцев Великой Отечественной 36 военачальников руководили фронтами, это слишком много, если учесть, что в военные годы действовало от пяти до 10 фронтов.

Еще в 1944-м Георгий Жуков отмечал: «Мы не имели заранее подготовленных и хорошо обученных командующих фронтами, армиями, корпусами, дивизиями. Во главе фронтов стояли люди, которые проваливали одно дело за другим (Павлов, Кузнецов, Попов, Буденный, Черевиченко, Тюленев, Рябышев и др.)».

Трудно винить этих генералов в просчетах, они оказались не готовыми к руководству фронтами и воевали в меру своих способностей. Это были храбрые, мужественные люди, они рвались в бой и не все из него вернулись.

Лишь к осени 1942 года сформировался корпус командующих фронтами. В последующие 32 месяца войны из 46 на эти высокие должности были назначены только семь новых военачальников из 43. Пятеро – Андрей Еременко, Георгий Жуков, Иван Конев, Родион Малиновский, Кирилл Мерецков командовали фронтами с 1941 года до окончания войны. Леонид Говоров руководил фронтами более 36 месяцев, Константин Рокоссовский – 34.

Все более ярко раскрывался талант полководцев новой формации – Ивана Баграмяна, Николая Ватутина, Леонида Говорова, Георгия Жукова, Ивана Конева, Родиона Малиновского, Кирилла Мерецкова, Константина Рокоссовского, Ивана Черняховского. Результаты не замедлили сказаться. Разработанные и проведенные советскими полководцами новой формации победоносные Сталинградская и Курская битвы завершились коренным изменением хода войны и перехватом стратегической инициативы. Отечественные военачальники превзошли командующих вермахта в стратегии, тактике, в целом – в сфере военного искусства.

В войну с СССР вступили 13 немецких генерал-фельдмаршалов – Федор фон Бок, Вальтер фон Браухич, Вильгельм Кейтель, Эвальд фон Клейст, Ганс фон Клюге, Георг фон Кюхлер, Вильгельм фон Лееб, Вильгельм Лист, Эрих фон Манштейн, Вальтер Модель, Фридрих Паулюс, Вальтер фон Рейхенау, Герд фон Рундштедт, генерал-полковник Гейнц Гудериан и генерал-адмирал Ганс фон Фридебург.

За исключением Фридебурга всем было за 50, семеро начали кампанию на Восточном фронте в 60 и более лет. Самому старшему – командующему группой армий «Юг» Рундштедту исполнилось 66 лет, командовавшему группой армий «Север» Леебу – 65, командующим группой армий «Центр» «А» Боку и Листу было по 61 году.

Всем 15 представителям высшего командного состава советских ВС (Александр Василевский, Леонид Говоров, Георгий Жуков, Иван Конев, Родион Малиновский, Кирилл Мерецков, Константин Рокоссовский, Семен Тимошенко и Федор Толбухин, Алексей Антонов, Иван Баграмян, Филипп Голиков, Андрей Еременко, Иван Черняховский, Николай Кузнецов) к началу Великой Отечественной не исполнилось и 50. Самому старшему – Еременко было 49, самым молодым – Кузнецову – 37, Черняховскому – 35 лет. Советские командующие были более чем на 10 лет моложе нацистских. Они обладали высокой работоспособностью, могли быстро восстанавливаться психологически и физически, оперативно реагировать на изменения обстановки, находить нестандартные решения, изучать опыт противника и находить незаурядные варианты действий.

Возраст сказался и на образовании военачальников: немецкие, почти все выходцы из армейской среды, окончили военные академии еще до Первой мировой войны, в 1907–1914 годах.

Красные командиры учились в академиях уже после Первой мировой и Гражданской войн – с 1927 по 1937-й. Академического образования не было только у Жукова и Рокоссовского. Но благодаря огромной работоспособности и исключительным дарованиям они досконально овладели военной теорией.

Американский историк Гаррисон Солсбери писал, что Жуков знал назубок всю классическую военную литературу от Цезаря до Клаузевица. Рокоссовский удивлял сослуживцев эрудицией. Оба полководца, как и большинство других советских военачальников, прошли курсы усовершенствования комсостава.

Перед началом фашистской агрессии советские военачальники не уступали немецким в знании военной истории и теории и даже в чем-то превосходили их. Это стало одним из решающих факторов становления полководцев самой передовой для того времени формации.

Военное искусство красных маршалов и генералов вызревало в тяжелейших боях и сражениях. В отличие от командующих начала войны большинство пришедших им на смену повышались в должности, только зарекомендовав себя на нижестоящих постах. Баграмян начал войну замначальника штаба, затем стал начштаба Юго-Западного фронта, командовал армией и только потом фронтом. Рокоссовский прошел путь от командира корпуса до комфронтом, то же самое – Малиновский. Черняховский рос от комдива до командующего фронтом, Толбухин до войны был комдивом, начал ее начштаба фронта, затем замкомандующего фронтом, командармом и только потом – фронтом.

Если на первом этапе войны они и уступали крупным немецким военачальникам, то вскоре в полной мере овладели стратегией и оперативным искусством управления живой силой и военной техникой. Природная одаренность, глубокие знания, подкрепленные талантом и силой воли, позволили нашим маршалам и генералам превзойти противников профессионально.

Уже осенью 1941 года в битве под Москвой потерпела крах стратегия блицкрига, на которую была сделана ставка. С осени 1942-го все наступления и контрнаступления Красной армии отличались оригинальностью, решительностью, стремительностью и полной завершенностью.

Наши военачальники действовали не по шаблону, каждый писал историю войны своим полководческим почерком. Особо выделяется маршал Жуков, обладавший редчайшим даром предвидения. Ему свойственны редкая сила воли, непреклонная решимость выполнить поставленную задачу, твердость управления.

Иван Конев обладал редкой интуицией, умело сочетал мощь артиллерии с быстротой, натиском и внезапностью удара. Некоторые зарубежные военные историки называют его гением внезапности. Вскоре после окончания Гражданской войны в его аттестации отмечалось, что Конев – инициативный, энергичный и решительный командир. В годы Великой Отечественной его войска неизменно действовали на важнейших стратегических направлениях.

Для военного искусства Константина Рокоссовского были характерны умение гибко маневрировать войсками, ярчайшее творческое начало при планировании и организации боевых действий, твердый характер и воля. Он был способен отстаивать свою точку зрения, что, в частности, проявилось в его диалоге с Верховным главкомом при обсуждении замысла стратегической операции «Багратион». Рокоссовский оказался прав, операция проведена по его плану и завершилась убедительной победой. Мастерство его было достойно вознаграждено званием Маршала Советского Союза.

Творческие дарования Леонида Говорова особо проявились во время командования группой войск Ленфронта. Это был непревзойденный мастер применения артиллерии, человек высочайшей организованности, мастер активной обороны, основой которой стала эффективная контрбатарейная борьба. Говоров первым в войну применил систему сплошных траншей в масштабе фронта, что позволило связать воедино отдельные оборонительные позиции, рубежи и районы. Оборона стала более устойчивой. Под его руководством блокада Ленинграда была полностью прорвана.

Творчески проявили себя и командующие флотами. Уверенно действовал командующий ЧФ адмирал Филипп Октябрьский. Черноморцы своевременно открыли огонь по самолетам и кораблям противника и сорвали его попытку разбомбить главную базу флота – Севастополь и постановкой мин заблокировать в ней корабли. Моряки энергично участвовали в обороне Крыма и Кавказа, осуществляли десанты, содействуя Сухопутным войскам в Крымской наступательной операции в апреле-мае 1944 года, активно действовали на коммуникациях противника.

У Ивана Баграмяна были все основания заявлять, что советские полководцы по своему профессиональному уровню превзошли военачальников капиталистических стран. Его оценку разделял и бывший начальник Генштаба вермахта генерал Гальдер. Он писал: «Небезынтересно исследовать, как русское военное руководство, потерпевшее крушение со своим принципом жесткой обороны в 1941 году, развивалось до гибкого оперативного руководства и провело под командованием своих маршалов ряд операций, которые по немецким масштабам заслуживают высокой оценки, в то время как немецкое командование под влиянием полководца Гитлера отказалось от оперативного искусства и закончило его невнятной по замыслам жесткой обороной, в итоге приведшей к полному поражению…»

А вот как характеризуют сами главари нацистской Германии военное мастерство советских командующих и их роль в победе СССР. Министр пропаганды Йозеф Геббельс 18 марта 1945 года записал в дневнике: «Генеральный штаб прислал мне книгу с биографиями и фотографиями советских генералов и маршалов…

Маршалы и генералы в среднем чрезвычайно молоды, почти ни одного старше 50 лет… Командная верхушка Советского Союза сформирована из класса получше, чем наша собственная… Я рассказал фюреру о просмотренной мной книге Генерального штаба о советских маршалах и генералах и добавил: у меня такое впечатление, что с таким подбором кадров мы вообще конкурировать не можем. Фюрер полностью со мной согласился: наш генералитет слишком стар и слишком израсходовался…» Это следует понимать так: генералитет вермахта исчерпал свои творческие потенции, генерировать идеи уже не мог, устарел и физически, и интеллектуально. В результате стал неспособен вести на равных поединок с постоянно совершенствующими свое военное искусство советскими военачальниками.

Итог этого противоборства закономерен – поражение фашистской Германии в войне против СССР и подписание Акта о безоговорочной капитуляции. Свершилось это эпохальное событие в 0 часов 43 минуты 9 мая 1945 года в восточной части Берлина, в Карлсхорсте, в здании немецкого военно-инженерного училища.

Виктор Сапрыков
заслуженный работник культуры РФ

Опубликовано в выпуске № 17 (780) за 7 мая 2019 года

Загрузка...
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
07 мая 2019
Прекрасный спич ко Дню Победы! Следует автору продолжить данную разработку с разными вариантами в тексте , мультимедия, как раз успеет к 75 -летию Победы. Но это чрезвычайно трудно,получить доступ к секретным документам!
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
07 мая 2019
Прекрасный спич ко Дню Победы! Следует автору продолжить данную разработку с разными вариантами в тексте , мультимедия, как раз успеет к 75 -летию Победы. Но это чрезвычайно трудно,получить доступ к секретным документам!

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц