Версия для печати

Устрашение гиперзвуком

В войнах будущего роль человека на поле боя будет сведена к минимуму
Останков Владимир

Высокие технологии и ВВСТ прямо воздействуют на формирование новых взглядов и концепций применения вооруженных сил. Одна из важнейших задач стратегии – предвидение характера будущих войн, что даст представление о потенциале противника и путях его нейтрализации. Какова сегодня специфика военных действий?

К характерным чертам современных конфликтов относятся:

  • массированное применение высокоточного и гиперзвукового оружия, средств РЭБ;
  • многогранное воздействие на противника по всей глубине его территории и одномоментно в глобальном информационном и воздушно-космическом противоборстве;
  • усиление централизации и автоматизации управления войсками и оружием;
  • участие в боях иррегулярных вооруженных формирований и ЧВК;
  • комплексное применение силы и мер невоенного характера, реализуемых с широким использованием протестного потенциала населения;
  • использование финансируемых и управляемых извне политических сил и общественных движений.
  • Анализ показывает, что акцент борьбы все больше смещается к комплексному применению политических, экономических, информационных и других невоенных мер.

Ударить силой и словом

Несмотря на ранжирование войн – гибридные, непрямые, асимметричные, их содержание одно: достижение политических целей с минимальным вооруженным воздействием на противника преимущественно за счет подрыва его оборонного и экономического потенциала в сочетании с дезорганизацией государственного и военного управления. При этом оказывается целенаправленное информационно-психологическое воздействие на население, активно поддерживается внутренняя оппозиция. Это дополняется скрытыми военными мерами, включая всестороннюю помощь экстремистским и террористическим организациям.

Военно-политическим руководством России успешно проведена акция устрашения потенциальных противников

Ярким примером такого подхода стала Украина. Поддержка США и ЕС крайне правых сил привела к перевороту, вооруженному конфликту в Донбассе, превращению страны в долгосрочный очаг нестабильности у наших границ.

Сочетание военных и невоенных мер использовалось и руководством ВС РФ в борьбе против ИГ в Сирии. Разумное их применение, в частности многоплановая помощь САР и экономическая блокада противостоящей стороны при эффективном информационном воздействии на нее, часто способствовало достижению успеха с минимальными затратами.

Однако доминирующая роль в войнах будущего по-прежнему за вооруженной борьбой. В настоящее время боевые действия становятся более динамичными, активными и результативными. Исчезают тактические и оперативные паузы. Новые технологии позволили значительно сократить пространственный, временной и информационный разрыв между войсками и органами управления. Фронтальные столкновения крупных группировок войск (сил) на стратегическом и оперативном уровнях постепенно уходят в прошлое. А дистанционное бесконтактное воздействие на противника становится главным способом достижения целей боя и операции. Поражение его объектов осуществляется на всю глубину территории. Стираются различия между стратегическим, оперативным и тактическим уровнем, наступательными и оборонительными действиями.

При этом опыт последних конфликтов и локальных войн показывает, что операции и боевые действия различных видов и родов войск перестали быть самостоятельными. Проводятся преимущественно совместные операции при концентрации усилий различных объединений и соединений для достижения поставленной цели под единым командованием. В этой связи Генштабом ВС РФ принято решение о создании военных округов как межвидовых территориальных оперативно-стратегических объединений, по боевому составу близких к группировкам войск, необходимых для отражения прогнозируемых угроз в зонах ответственности.

Утвердилась новая форма применения войск военного округа. Это стратегическая операция на ТВД как совместная для объединений, соединений и частей всех видов, родов и специальных войск под общим руководством командующего группировкой.

Удивительно, но осознание нашим потенциальным противником межвидового характера вооруженной борьбы и необходимости развертывания межвидовых группировок в операциях пришло позже, когда, по мнению американских генералов, явным образом обозначилась проблема невозможного эффективного решения ими задач, связанных с прорывом созданной Россией системы ПРО и ПВО.

Традиционно наш потенциальный противник достигал цели в военных конфликтах преимущественно применением высокоточного оружия, сосредоточиваясь на подготовке к бесконтактным войнам. В итоге это привело к перекосу в развитии видовых компонентов. Создавая сильные ВВС и ВМС, в США не уделяли должного внимания сухопутным войскам.

Американцы обратили внимание на проблему после успешного проведения Россией в последние годы ряда операций, особенно по уничтожению ИГ на территории САР, где решающие задачи выполнялись наземными группировками.

Следствием явилась разработка вначале Пентагоном, а затем и НАТО концепции многосферного сражения, цель которого – нейтрализация мероприятий, проводимых Вооруженными Силами РФ для срыва развертывания сил США и НАТО у наших границ.

С реализацией данной концепции и идеи создания постоянно действующей зоны боевых действий в характере военных конфликтов более четко обозначилась тенденция массированного применения сил специальных операций, незаконных военных формирований и просочившихся подразделений. Это в свою очередь обусловило необходимость создания эффективной системы борьбы с ними. Одним из выходов стало формирование в РФ округов военного времени, наделение их дополнительными функциями. Кроме того, в 2013 году президент Путин принял решение о совершенствовании системы территориальной обороны и создании в составе ВС РФ территориальных войск, численность которых к 2020 году должна вырасти до 900 тысяч военнослужащих. Для повышения эффективности территориальной обороны в субъектах России сегодня образованы штабы теробороны.

Короли информации

В перспективе важное место в вооруженной борьбе займут средства, предназначенные для завоевания информационного превосходства и ведения войны в этой сфере. Речь, в частности, о разведке и глобальной навигации, основу которых составят космические системы и беспилотники. Они обеспечат органы управления всей необходимой информацией в реальном времени, что позволит повысить возможности оперативного нанесения высокоточных, строго дозированных ударов по целям, дислоцированным в любом регионе мира.

Наглядный пример возрастания боевых и оперативных возможностей наших группировок войск – применение новейших средств разведки, РЭБ и огневого поражения в Сирии. Это позволило контролировать территорию САР, воздушное и морское пространство региона, эффективно уничтожать противника, сдерживать группировки иностранных государств от оказания огневой поддержки оппозиции.

Предвидя подобное изменение характера борьбы, военная стратегия вырабатывает требования к развитию межвидовых разведывательно-ударных и разведывательно-огневых комплексов, определению их места в системе борьбы и долевого участия в уничтожении противника. Не зря в составе Генштаба ВС РФ создано подразделение, занимающееся данной проблемой.

Радикально меняет характер и содержание войн будущего оружие на новых физических основах, с повышенными поражающими свойствами, дальностью, точностью, скорострельностью, возросшими возможностями средств разведки, робототехники, автоматизированных систем управления оружием, связи и информационного противоборства.

С учетом этой тенденции в армию РФ поступают и в скором времени будут приняты на вооружение новые, не имеющие аналогов в мире средства вооруженной борьбы.

Война роботов

Прогнозируя то, каким станет ТВД примерно через 50 лет, можно утверждать: прежде всего это будет борьба роботов. Их первоочередной задачей окажется уничтожение военной инфраструктуры и оружия противника. Люди примут участие в операциях, когда угроза жизни станет минимальной либо вообще будет отсутствовать.

Военная стратегия не только представляет собой теорию и практику ведения боевых действий и войны в целом, подготовки государства к ней, но, что не менее важно, и разрабатывает, определяет направления и пути стратегического сдерживания вероятного противника, предотвращения любой агрессии против России. Ее квинтэссенция – военная политика, реализующая на практике все теоретические проработки стратегии.

Как пример можно привести реакцию российского руководства на выход США из Договора по ограничению ПРО 1972 года. Вспомним, что, осознавая преимущество перед Россией в высокоточных средствах поражения большой дальности и разработав стратегию мгновенного глобального удара, США активизировали пропаганду о возрастающей угрозе ядерного нападения так называемыми странами-изгоями, об опасности содержания больших атомных арсеналов и необходимости резкого их сокращения. Это послужило поводом для выхода из Договора по ПРО, развертывания беспрецедентной глобальной системы противоракетной обороны.

Такая политика США привела к нарушению стратегической стабильности и большому соблазну развязывания против России агрессии с использованием высокоточного оружия большой дальности.

С другой стороны, в силу предельной цены использования ЯО и очень трудного для руководства РФ решения о его применении значение ядерных средств как инструмента силового сдерживания снижается. Это привело к противоречию между уровнем военных вызовов России и ролью ЯО. Стала актуальной проблема поиска новых форм и способов купирования угроз на ранних стадиях межгосударственных конфликтов. И она сегодня решена.

Военно-политическим руководством России успешно проведена акция устрашения потенциальных противников. Во-первых, всему миру продемонстрировано наличие у нас высокоточных гиперзвуковых средств дальнего действия, а также оружия на новых физических принципах, для которых невозможно создать противоядие. Во-вторых, для повышения эффективности применения таких ВВТ предусматривается реализация стратегии передового присутствия на имеющихся военных базах РФ за рубежом. В-третьих, создаются войска экспедиционной направленности. С этой целью, как отметил Владимир Путин, ВМФ России будут переданы семь новых многоцелевых субмарин и пять надводных кораблей дальней морской зоны, вооруженных гиперзвуковым оружием со временем подлета до точки прицеливания не более 12 минут.

Можно констатировать, что создавшиеся обстоятельства обусловили переход России от политики сдерживания потенциального противника ЯО к политике устрашения нанесением неприемлемого ущерба гиперзвуковым оружием в ответ на любую крупномасштабную агрессию.

Напомним слова выдающегося советского военного ученого Александра Свечина. «Обстановку войны предвидеть необычайно трудно. Для каждой войны надо вырабатывать особую линию стратегического поведения, каждая война представляет частный случай, требующий установления своей особой логики, а не приложения какого-либо шаблона». Эти слова актуальны поныне. Действительно, каждая война представляет собой частный случай, требующий понимания своей особой логики и уникальности.

Повторим: характер вооруженного противоборства, в который может оказаться втянута Россия, предвидеть крайне сложно. Тем не менее решать эту задачу надо. Грош цена любым научным изысканиям в сфере военной науки, если теория не выполняет функцию предвидения.

Владимир Останков,
заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор военных наук, генерал-лейтенант

Опубликовано в выпуске № 20 (783) за 28 мая 2019 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
29 мая 2019
Как то странно вновь отсутствует в анализе военная эргономика интегрированный синтез человека и военной системы, которая не прекращаясь фигурирует во всех военных документах стран НАТО. А наше правительство данное сочетание, как говорится, даже не озвучивает.
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
29 мая 2019
Как то странно вновь отсутствует в анализе военная эргономика интегрированный синтез человека и военной системы, которая не прекращаясь фигурирует во всех военных документах стран НАТО. А наше правительство данное сочетание, как говорится, даже не озвучивает.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...