Версия для печати

По следам «Русского дизеля»

Приключениями документов на судовые двигатели занялась военная прокуратура
Евдокимов Андрей
Коллаж Юлия Нежинского

Проблемы в судовом дизелестроении, сфере ремонта и эксплуатации корабельных силовых установок на протяжении прошлого года неоднократно возникали в повестке дня, посвященной военной организации государства («Звезда», что сорвалась и падает»). Боеготовность кораблей ВМФ и ФСБ России, безопасность предприятий атомной энергетики, поддержание в надлежащем состоянии объектов гражданской обороны побудили газету «Военно-промышленный курьер» и журнал «Защита и безопасность» провести расследование ситуации с одним из ведущих советских машиностроителей – ПО «Русский дизель».

В 1991 году это старейшее в стране предприятие отрасли реорганизовали в ГП «Фирма «Русский дизель», которое по-прежнему занималось ремонтом и техобслуживанием моторов кораблей и судов ВМФ, морских частей погранвойск и внутренних войск МВД СССР, в дальнейшем – России. Однако переход к рыночной экономике стал для флагмана советского моторостроения фатальным – «Русский дизель» его не пережил.

Как ПО «Русский дизель», так и ГП «Фирма «Русский дизель» были держателями полных рабочих комплектов КД, ТД и РД на выпущенные и обслуживаемые изделия. Подлинники технической документации находились у головных разработчиков, ими предположительно были Центральный научно-исследовательский дизельный институт (ЦНИИДИ), 51-й Центральный конструкторский технологический институт судоремонта и Специальное конструкторское бюро дизелестроения (СКБД). В 2005 году госпредприятие «Фирма «Русский дизель» ликвидировали, однако правопреемника не избрали. Перед этим руководство передало права использования на полные комплекты КД, ТД, ЭД и РД, другую документацию, включая подлинники формуляров изделий, дела машин, документы ОТК и прочие в бессрочное пользование ЗАО «ПО «Дизель-Энерго» на дизели 19 заводских марок, восемь дизель-генераторов и дизельных автоматизированных электростанций. Согласно договоренности документы не подлежали копированию и передаче в третьи руки, что ГП «Фирма «Русский дизель» и ЗАО «ПО «Дизель-Энерго» зафиксировали в надлежаще оформленном свидетельстве. Отсюда следует простой вывод: вся переданная «Дизель-Энерго» техдокументация оставалась и до сих пор остается в государственной собственности.

Из государственной собственности выведено 25 000 единиц хранения ценнейшей технической документации

Фактически же свыше 25 тысяч единиц хранения, потенциал доходов от использования которых исчисляется сотнями миллионов рублей, были отчуждены из госсобственности. Несмотря на запрет, в ЗАО «ПО «Дизель-Энерго» трижды оформляли контракты на продажу техдокументации. Общая сумма сделок превысила 10 миллионов рублей. Последним покупателем стал Кингисеппский механический завод (КМЗ).

Можно полагать, что часто меняющееся руководство ЗАО «ПО «Дизель-Энерго» добросовестно заблуждалось и не знало, что переданные в октябре 2001 года ценности являются государственной собственностью. Однако предположение о добросовестном заблуждении вряд ли относится к гендиректору ЗАО «ПО «Дизель-Энерго» в 2016 году Евгении Косолаповой, поскольку есть основания считать, что она знала содержание упомянутого свидетельства и была осведомлена о запрете на передачу техдокументации третьим лицам.

Тем не менее в нарушение ограничений, наложенных на права пользования, ее трижды продали. Покупателями были гражданин РФ А. В. Лазарев, с которым ЗАО «ПО «Дизель-Энерго» 30 декабря 2015 года заключило договор купли-продажи техдокументации при цене сделки свыше девяти миллионов рублей, и Кингсеппский машиностроительный завод, дважды приобретший техдокументацию. Причем оба договора оформлены одной датой и под одним номером. Они повторяют друг друга слово в слово, отличие только в цене: в одном – 20 тысяч, во втором – 800 тысяч рублей.

Последние две сделки совершены после того, как КМЗ купил «Дизель-Энерго», то есть они заключены между аффилированными юрлицами. В течение года после совершения купли-продажи в ЗАО «ПО «Дизель-Энерго» при долгах предприятия около 150 миллионов рублей началась процедура банкротства. Возможно, оно было преднамеренным.

В тексте договоров между КМЗ и ЗАО «ПО «Дизель-Энерго» нет описания предмета купли-продажи. В качестве такового в акте сдачи-приемки назван «компакт-диск в формате CD с одним файлом Excel с наименованием «база чертежей РД». Подобное описание не содержит идентифицирующих признаков продаваемого объекта. Поэтому в силу статьи 432 ГК РФ (п. 1 абз. 2) данные договоры следует считать ничтожными с момента подписания. При этом ЗАО «ПО «Дизель-Энерго» намеренно или невольно пренебрегло запретом, наложенным в 2001 году, на передачу техдокументации третьим лицам, в том числе путем продаж. Иные основания для признания сделки между КМЗ и ЗАО «ПО «Дизель-Энерго» недействительной с момента подписания соответствующих двух (!) договоров изложены в исковом заявлении конкурсного управляющего ЗАО «ПО «Дизель-Энерго» Полины Ковшовой, принятом к производству Арбитражным судом города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, дело № А56–9116/2017.

Кингсеппский машиностроительный завод нельзя признать добросовестным приобретателем полного комплекта конструкторской, технологической, эксплуатационной и ремонтной документации на 19 дизелей заводских марок 47Б, 58А, 58Д, 61Б, 61В, 67В, 67Е, 64ГА, 68Б, 68В, 68Г, 68Е, 70Б, 78Г, 82А, 85Д, 86Б, 87Г и 88Г, а также на 8 дизель-генераторов и электростанций дизельных автоматизированных заводских марок ДГ-4000, ДГА-3500, СДГ-5000, АДГ-4000, АДГ-5000, АСД-5100, АСД-5600 и АСД-6300. Следует полагать, что данная документация до сих пор является государственной собственностью.

Тем не менее состоялось совместное решение Минпромторга и Минобороны РФ от 21 июня 2018 года № 235/1/1/9191 «О назначении держателя подлинников документации, разработанной ПО «Русский дизель». Этим документом КМЗ получил монополию на ремонт и техобслуживание указанной продукции.

В связи с изложенным возникли вопросы:

  • являлась ли техдокументация на продукцию, выпущенную ПО «Русский дизель» на момент ее отчуждения в пользу частного предприятия ЗАО «Дизель-Энерго», государственной собственностью и какова ее форма собственности в настоящее время;
  • законна ли ее продажа Кингсеппскому машиностроительному заводу в свете запрета на передачу третьим лицам;
  • правомочно ли присвоение КМЗ статуса «держателя подлинников».

Очевидно, для получения объективных и юридически значимых ответов на эти вопросы компетенции специалистов печатных изданий недостаточно. В связи с этим материалы журналистского расследования направлены в органы военной прокуратуры.

Опубликовано в выпуске № 20 (783) за 28 мая 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...