Версия для печати

Неизвестный Зорге – часть II

«Я, возможно, слишком русский… Русский до мозга костей»
Рощупкин Владимир

Неизвестный Зорге – часть I.
После ареста Зорге 18 октября 1941 года имя разведчика в СССР было окутано плотной завесой молчания. Казалось, что власти, военные напрочь о нем забыли. Более того, была репрессирована жена Зорге Екатерина Максимова.

В 1943 году, когда в войне уже наметился явный перелом, ее арестовали и сослали в Сибирь, в Красноярск. Там Максимову поначалу держали в одиночной камере и допрашивали. В поселке Большая Мурта, что в ста километрах от краевого центра, в начале июля Екатерина Александровна скончалась. Произошло это при неясных обстоятельствах, по тогдашней официальной версии – от воспаления легких…

Решение Сталина и его ближайшего окружения в отношении Екатерины Максимовой тогда оправдывали тем, что Зорге якобы был двойным агентом. О нем же самом и его токийской миссии все сведения в нашей стране оставалась тайной за семью печатями на протяжении более полутора десятков лет.

Оставшиеся в живых соратники и друзья Зорге полосу его намеренного забвения воспринимали с особой горечью и обидой на фоне того, что за рубежом его имя, заслуги перед Москвой были широко известны. В одной только Японии о Зорге было издано более трех десятков книг, поставлен спектакль.

«Разобраться и доложить!»

Устранить вопиющую несправедливость в отношении Рихарде Зорге, как это порой бывает, помог случай. В 1961 году известный французский режиссер и сценарист Ив Чампи (Yves Ciampi, 1921-1982) снял кинофильм Qui etes-vous, Monsieur Sorge? («Кто вы, доктор Зорге?»). Лента была очень популярна на Западе. Тремя годами позже она с большим успехом демонстрировалась на наших экранах.

Но сначала фильм показали Никите Хрущеву. Киноленту ему передали через службу охраны. И фильм, и личность Рамзая произвели сильнейшее впечатление на импульсивного советского лидера. «Это настоящий герой!» – воскликнул Хрущев. Он заинтересовался подлинной историей Зорге и дал команду: разобраться и доложить. В итоге в 1964 году разведчику было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. На его могиле установили памятный знак на русском языке.

После хрущевской команды «разобраться» запреты сняли, архивы (но не все!) открыли. Выполняя распоряжение первого лица (хотя на этом посту ему уже оставалось пребывать недолго), «компетентные органы» спустя 40 лет после гибели разведчика составили справку о его деятельности. В документе, в частности, говорилось о предвзятости по отношению к Зорге его начальства. Но о позиции первых лиц умалчивалось…

«Несмотря на очевидные заслуги ЗОРГЕ перед Родиной и Коммунистической партией, – говорилось в справке, – руководство РУ РККА в лице генерал-майора ПАНФИЛОВА А.П. и генерал-лейтенанта ИЛЬИЧЕВА И.И. в течение трехлетнего (18.Х.41 – 7.11. 44) пребывания ЗОРГЕ в тюрьме не приняло мер к его освобождению».

Далее в справке дается ссылка на заявление американского генерала Уиллоби, изучавшего документы судебного процесса над советским разведчиком: «Все члены группы Зорге, как это ни покажется необычным, работали ради идеи, ради общего дела, а не ради денег. Те средства, которые они получали из Центра (по нашим понятиям, весьма скромные), шли на оплату конспиративных квартир и переезды».

За восемь лет работы в Японии ему удалось встретиться с Катей шесть раз. Самое долгое их рандеву длилось примерно пять часов

Словно наверстывая упущенное, заработала отлаженная машина официальной пропаганды, формируя образ несгибаемого и непогрешимого героя невидимого фронта. Только за четыре месяца уходящего 1964 года в советской прессе появилось около 40 статей о разведчике Рихарде Зорге и французском фильме о нем.

Помимо упомянутой художественной киноверсии Ива Чампи существует еще один весьма достойный фильм о Рамзае. Это «Разведчик Зорге» японского режиссера Масахиро Синода. Сюжетная линия – последние годы жизни разведчика в Японии. В основу сценария положена документальная книга Сираи Хисая, профессора Токийского университета Сугано, «Бесконечное продолжение дела Зорге». Синода 12 раз переписывал сценарий, добиваясь сходства актеров с реальными сподвижниками и оппонентами Рамзая.

Съемки, начавшиеся в феврале 2001-го, проходили в Берлине, Токио, Шанхае. А на экраны «Разведчик Зорге» (в англоязычном варианте Spy Sorge) вышел в июне 2003 года. Центральные образы – сам Зорге, его гражданская жена Исии Ханако, друг и соратник Одзаки Ходзуми. Главного героя сыграл шотландский актер Ян Глен (Iain Glen).

«Зорге любил женщин, вино и скорость, все его знакомые были очарованы обаянием этого человека, и мне не нужно было ничего придумывать, гораздо интереснее было попытаться представить Зорге таким, каким он был на самом деле». Так отозвался о своем герое Масахиро Синода. Ему было уже за семьдесят, и режиссер решил: фильм о Зорге станет его последней работой.

Вице-консул Генерального консульства Японии во Владивостоке Наоки Томиока отмечал: «Мало кто из молодежи знает о Зорге, он более известен тем, кому за 60 лет. Интерес к фильму есть, но вряд ли в Японии будут считать Зорге героем».

Мнения о нем, действительно, противоречивы. Зорге рисуют эгоистом, анархистом, авантюристом, циником, плейбоем, утонченным гурманом. В советской же литературе он представал только в обличье борца за «светлое коммунистическое будущее», «коммуниста-интернационалиста», рыцаря без страха и упрека. А он был обычным, земным человеком, который мог себе позволить и расслабиться, и увлечься красивой женщиной.

Свобода в одиночестве

Да, он – не секрет – был ценителем и любителем женского пола. Дотошные западные биографы подсчитали: Рихард «поддерживал устойчивые контакты» с 52 женщинами. Впрочем, это не мешало, а скорее помогало в работе.

Последняя любовь Зорге – Исии Ханако – не входила в его разведгруппу и не участвовала в ее работе. Они познакомились в пивном ресторане «Рейнгольд» на Гинзе, одной из центральных улиц токийской столицы. Подруга Рамзая там работала. Время летит, теперь это заведение называется «Кетель» – по имени тогдашнего владельца Хельмута Кетеля.
Ханако написала книгу воспоминаний о Зорге. Она с болью вспоминает о том, что 22 июня 1941 года Рихард был на грани нервного срыва: «Тогда я впервые увидела, как Зорге плакал. Я стала гладить его спину. Заглянув ему в лицо, заметила, что он плакал без слез. Мне было трудно себе представить плачущего Зорге. И когда я удивленно спросила его, в чем дело, он ответил: «У меня нет друзей и близких. Тяжело». Я тогда подумала, каким одиноким делает человека его работа».

В 1949 году Ханако-сан обнаружила останки Зорге на кладбище Дзосигая. Остается лишь удивляться, как женщина смогла найти останки Зорге в тюремной общей могиле. Хотя в Японии кремируют умерших, принято и другое: с уважением относиться к верованиям и обычаям иноземцев. Их хоронили на кладбище. Даже если чужеземец – по местному разумению шпион…

Ханако кремировала останки любимого человека и перезахоронила на кладбище Тама. В переводе с японского – сокровище. Это первое в Японии кладбище-парк. 30-километровый путь от токийского вокзала до станции Тама (с одной пересадкой) занимает менее часа. Весной, когда здесь всё цветет, души посетителей наполняются чувством умиротворения.

Люди приходят сюда по вторникам – у японцев это день поминовения. Как правило, наши соотечественники идут к могиле с надписью «Рихард Зорге» (на японском и немецком языках). Мемориальный камень на скромном захоронении – заслуга Исии Ханако. Она часто встречала суда Дальневосточного морского пароходства, заходившие в Японию, водила советских моряков и туристов на могилу Зорге.

В Стране восходящего солнца есть поверье: души людей, покинувших этот мир, возвращаются к нам по реке. В районе Тама протекает речка с одноименным названием. Сюда приходила женщина, так любившая Рихарда. А после войны ее видели и в главном токийском православном храме – Соборе Воскресения Христова (Никорай-до, то есть в честь Николая Угодника). Он был построен в византийском стиле в 1884-1891 годах. В 1923-м, во время Великого землетрясения Канто храм получил сильнейшие повреждения; шесть лет его восстанавливали. Ныне Никорай-до имеет статус памятника национальной культуры. Сюда приходят японцы, считающие себя православными.

Однажды Исии Ханако услышала под сводами храма … русскую речь. Это были солдаты американских оккупационных войск, сыновья эмигрантов из России. Они с удивлением услышали от красивой японки несколько русских слов. А пришла она к русский храм потому, что помнила, кем считал себя Ика, её Рихард. Он писал: «Я, возможно, слишком русский… русский до мозга костей». Это не случайно. Мать Рихарда – Нина Степановна Кобелева.

Ханако ушла из жизни 4 июля 2000-го. Не дожила год до своего 90-летия.

Помимо женщин и книг у Зорге была еще одна слабость – восточная кухня. Он был не только ее ценителем, но и большим знатоком. Но деликатесами Рихард лакомился преимущественно на дипломатических приемах и светских раутах, где часто приходилось бывать, как говорится, по долгу службы. Один из американских генералов, скрупулезно изучив фактографию советского разведчика, уже после войны признался: «Я был поражен той суммой, которую тратил на себя Зорге. Мой водитель в Соединенных Штатах получает в три раза больше».

Но в любом случае в плане интеллектуальном, профессиональном Зорге был выдающейся личностью. Берзин сыграл на его стремлении к самостоятельности: дал возможность свободно передвигаться по миру и черпать новые знания – привилегия, доступная в то время лишь избранным. Цена этой внешней свободы – несвобода личная. Вспоминается эпизод из «Семнадцати мгновений весны» – безмолвное, на расстоянии, свидание Штирлица с женой, приехавшей из Союза. Это в фильме, а в жизни Зорге сам пережил нечто подобное. По некоторым, официально не подтвержденным данным, за восемь лет работы в Японии ему удалось встретиться с Катей шесть раз. Самое долгое их рандеву длилось примерно пять часов. Однако ветераны спецслужб считают это легендой. Одной из многих о Рамзае…


Продолжение следует


Владимир Рощупкин, кандидат политических наук

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...