Версия для печати

«Пантера» под огнем орудий американской ПТО на минимальном расстоянии

Разошлись сварные швы лобового броневого листа и радист сбежал
Кустов Максим

«Пантера» (нем. Panzerkampfwagen V Panther, сокр. PzKpfw V «Panther») – один из тех танков  Второй Мировой, что могли продемонстрировать удивительную живучесть под огнем противника. Один из примеров такой живучести «Пантеры» привел  командир танка и взвода 2-й роты танкового полка «Дас Райх» унтерштурмфюрер Фриц Ланганке (Танковые сражения войск СС. Вилли Фей).

Описанный им боевой эпизод произошел в декабре 1944 года, во время немецкого наступления в Арденнах: «Первые попадания в нашу машину пришлись в лобовую броню. По-видимому, американские противотанковые пушки вели огонь из густого кустарника метрах в 100–200 от нас. По частоте выстрелов мы определили, что орудий было два. Похоже, подвижность их стволов была ограничена, и они могли вести огонь только по корпусу нашего танка. Поэтому мы рискнули повернуть башню вбок. Кустарник был настолько плотным, что мы не могли разглядеть даже вспышек выстрелов».


Эсэсовцы-танкисты попытались  переломить ситуацию в свою пользу: «Подъехали еще поближе и попытались расчистить кустарник фугасными снарядами и пулеметными очередями, чтобы разглядеть орудия. За это время мы получили больше десятка попаданий из противотанковых пушек, и во второй раз за время войны на «пантере» я увидел, что под ураганным огнем частично разошлись сварные швы лобового броневого листа, на который пришлось большинство попаданий. Гусеницы тоже были сильно повреждены».


Но их усилия оказались безуспешными: «Мы по-прежнему не могли различить стрелявшие по нам орудия. С такими повреждениями мы не рискнули подъехать поближе к кустам. Потом мы получили попадание чуть выше. Снаряд сорвал блок опоры орудийного ствола и подбросил его высоко в воздух. Он упал на передний край башни и, к счастью, соскользнул с внешней стороны. Я лишь успел заметить, что после попадания снаряда что-то отлетело, и, не раздумывая, нырнул в боевое отделение. Когда опора ствола упала на край башни, моя голова уже была в командирской башенке. Я получил лишь слабый удар, от которого, правда, некоторое время кружилась голова. За это время мы получили двадцать попаданий и, поскольку обнаружить пушки противника никак не удавалось, решили вернуться…».


В ходе этого неудачного для немцев боя выяснилось, что не все эсэсовцы самых элитных танковых частей были эдакими бравыми Зигфридами Нибелунговичами – радист ударился в панику. Когда на него упала радиостанция, сорванная с крепления, он принялся требовать, чтобы его наружу выпустили, мешая согласованным действиям экипажа. Механик-водитель сумел его усмирить, но ненадолго. Радист – паникер сумел все же затем выскочить из танка. В конце-концов, его в госпиталь отправили. Фриц Ланганке подчеркнул, что это был унтершарфюрер из батальона связи, добровольно напросившийся в танковый экипаж…


А вот американские артиллеристы проявили и профессионализм, и воинскую доблесть. Упорно   били по ищущей их в кустарнике «Пантере», невзирая на ее орудийный и пулеметный огонь, и это на расстоянии 100-200 метров. Американцы не могли не замечать, что попадают, но броню немцев их снаряды пробить не могут. И ведь не разбежались по густому кустарнику, затаившись, продолжали огонь вести, двадцати попаданий в итоге добившись…


Максим Кустов

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...