Версия для печати

«Студер» с русским характером

Почему американский грузовик стал символом ленд-лиза
Гришин Арсений
Коллаж Андрея Седых

Самым популярным грузовиком американского производства в СССР должен был стать какой-нибудь «Форд», ведь автопроизводство в Горьком выросло от фордовских корней. Ан нет – в годы Великой Отечественной под американским грузовиком подразумевался исключительно «Студебекер». Машину эту очень уважали, в первую очередь за мощность, надежность и, в общем-то, русский характер.

Американцы заложили грузоподъемность 2,5 тонны, наши инструкции предписывали возить не более четырех, а на деле бывало и по пять тонн. Наш человек, чего там.

Всего, считают статистики, по программе ленд-лиза из США в СССР было поставлено 477 785 автомашин разных марок. Это и Willys MB, и Ford GPW, и Dodge WF-32, и Chevrolet G7107. Почти половина от общего количества – грузовики Studebaker US6. Поначалу каждую машину американцы комплектовали кожаной шоферской курткой, но быстро поняли, что до человека за баранкой это богатство не доходит, и с «излишествами» покончили.

Конструкция грузовика была разработана компанией «Дженерал моторс», бывшей к началу войны главным поставщиком колесной техники для американской армии, но когда встал вопрос о массовых поставках в СССР, документацию на производство 2,5-тонной машины передали на Studebaker Corporation of America. Машина изрядно обрусела – на нее поставили двигатель, менее требовательный к качеству бензина, изменили форму крыльев и капота, за это американцам отдельное спасибо от тех красноармейцев, которые по двое, а то и по трое могли ехать, сидя на крыльях. Для команд, обсуживающих катюши, это оказалось более чем актуально.

«Студебекер» требовал от водителей и механиков куда большей подготовки и знаний, нежели отечественные грузовики

Уже со второй половины 1942 года все установки залпового огня БМ-13 монтировались на шасси «Студебекера», который быстро сменил в этой роли ранее использовавшиеся ЗиС-5 и его трехосный вариант ЗиС-6. И легендарная эффективность катюш во многом обязана американским колесам – с 70-сантиметровым клиренсом, мощным 95-сильным двигателем и тремя ведущими мостами «Студер» проезжал там, где и пехотинцы в грязи тонули. А если еще вспомнить такую роскошь, как отапливаемая кабина! А «мертвые» гидравлические тормоза!

Потом, после войны, ветераны с иронией смотрели на поставленные на постаменты катюши – непатриотичные «Студебекеры» в большинстве своем были заменены на ЗиС-5 и -6, а то и на ЗиС-151, производство которого началось через пять лет после войны.

Но «Студебекер» требовал от водителей и автомехаников куда большей подготовки и знаний, нежели отечественные грузовики. Главное автомобильное управление РККА перевело на русский язык и издало книги по эксплуатации и ремонту, которые прилагались к каждой машине. Их, конечно, никто толком не читал. И тогда выпустили брошюрки, куда внесли самое главное – типа запрета заправлять американскую технику русским керосином.

Американцы могли поставить в СССР куда больше «Студебекеров», производственные возможности позволяли, объем ограничивался транспортными возможностями. Ленд-лизовские грузы шли к нам разными маршрутами – арктическими конвоями в Мурманск и Архангельск, через Иран, через Дальний Восток, значительную часть авиатехники перегоняли по трассе Аляска – Сибирь.

Иран с началом войны контролировался англичанами и Советским Союзом, и именно через него шел основной поток автотехники. В портах Хорремшехр и Бушир построили автосборочные заводы, на которых вели крупноузловую сборку из машинокомплектов. Вначале по южной трассе доставлялось всего две тысячи машин в месяц, но уже в 1943-м, когда процесс сборки и транспортировки был отлажен, ежемесячные поставки выросли до 10 тысяч единиц. Кроме того, машинокомплекты поставлялись на наши автозаводы ЗИС и КИМ.

По условиям договора о поставках после окончания войны СССР должен был вернуть США технику, оставшуюся в работоспособном состоянии. Наши, конечно, старались все новое и хорошее оставить себе, а американцам сдавали уже совсем никуда не годную технику. Тем, впрочем, было без разницы – в портах приемки стояли прессы, которые тут же превращали сданные грузовики в стальные брикеты, удобные для отправки в металлолом. Но те «Студебекеры», что удалось сберечь, еще долго служили и в Советской армии, и в гражданском секторе.

Заголовок газетной версии – «Студер», мотор войны».

Опубликовано в выпуске № 22 (785) за 11 июня 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...