Версия для печати

Маршала Макдональда спасло то, что его победил Суворов

220 лет назад русско-австрийские войска разгромили французов при Треббии
Кулинченко Вадим Уткин Александр

Начав в апреле 1799-год свой ставший впоследствии столь знаменитым Итальянский поход, генерал-фельдмаршал Александр Суворов-Рымникский нанес первым делом тяжелое поражение в битве на реке Адда французской армии, которая отошла к побережью Генуэзского залива. Однако к концу мая она отдохнула, получила подкрепления и насчитывала 25 тысяч человек. Возглавивший ее генерал Жан Виктор Моро ожидал прибытия Неаполитанской армии, которой командовал генерал Этьен Макдональд (при Наполеоне – маршал).

Первоначальный план действий французов заключался в том, чтобы перевезти войска Макдональда на судах в Геную, откуда всеми силами обрушиться на неприятеля. Однако от переброски находившихся на юге Апеннинского полуострова частей морем пришлось отказаться как из-за нехватки транспортных средств, так и вследствие господства в омывающих Италию водах флотов союзников по антифранцузской коалиции. Поэтому был принят план, предусматривавший концентрическое наступление двумя группировками – Моро и Макдональда, чтобы окружить и уничтожить русско-австрийские войска к югу от реки По.


Во исполнение этого замысла Неаполитанская армия, насчитывавшая 36 тысяч человек, двинулась в поход и 12 июня разгромила 6-тысячный австрийский отряд, потерявший половину личного состава. Затем, оставив две дивизии для парирования возможного контрудара австрийцев, Макдональд главными силами продолжил наступление.
Суворов, между тем, получал разнообразную информацию о планах неприятеля, зачастую ложную, и не имел сведений об армии Макдональда. Вдобавок из Вены Гофкригсрат посылал российскому фельдмаршалу распоряжения продолжать осаду Турина и Алессандрии. Следует также отметить: хотя к тому времени в Северной Италии находились войска общей численностью до 100 тысяч человек (включая 15 тысяч русских солдат и офицеров), Суворов мог использовать их далеко не все, поскольку они по требованию верховного австрийского руководства были в основном разбросаны для выполнения сразу нескольких задач.


Вечером 13 июня русский полководец узнал о произошедшем накануне бое и продвижении армии Макдональда. Фельдмаршал разгадал вражеский план и решил, оставив лишь немногие части для осады цитаделей Турина и Алессандрии, прикрытия от наступления французов со стороны Генуи, совершить марш главными силами навстречу Макдональду и разбить его до подхода войск Моро.


В свою очередь авангард Неаполитанской армии 16 июня атаковал и заставил отступить австрийскую дивизию. На следующий день бой возобновился. Австрийцы оказывали упорное сопротивление, однако Макдональд обрушил на них три дивизии – 19 тысяч человек: до него уже доходили неясные слухи о приближении войск Суворова, и он стремился уничтожить вставший на пути отряд до их подхода. Одновременно французский командующий отдал приказ двум оставленным ранее дивизиям срочно идти на соединение с армией.


Таким образом, в завязавшемся сражении в общей сложности приняли участие около 38 тысяч французов. С ними бились 24 тысячи русских и австрийцев.


Вечером 17 июня передовые части Суворова достигли поля боя, совершив беспримерный марш, о котором генерал Моро отзывался, как о «совершенстве военного искусства». Еще бы! Почти без остановок в страшную жару было пройдено свыше 80 километров за 36 часов. Для понимания: в ту пору армии за день преодолевали максимум 20 километров.
Правда, во многих ротах осталось менее 40 человек (отставшие подтянулись ночью), но внезапный удар малочисленной подмоги привел к полному поражению французов, которые, потеряв около 1200 пленными и до двух тысяч убитыми, были отброшены к Треббии.


План графа Рымникского заключался в том, чтобы в ходе битвы, сковав неприятеля в центре и на правом крыле австрийскими полками, ударом русских войск прорвать фронт на левом фланге врага, выйти ему в тыл и уничтожить французскую армию. Для этого Суворов сосредоточил до 15 тыс. человек — две трети своих сил. Сражение 18 июня происходило при численном равенстве противорствующих сторон и вновь завершилось неудачно для французов, опять отброшенных с занятых позиций и понесших немалый урон. К сожалению, вследствие большой усталости подразделений, не отдохнувших после марша и вялых действий австрийских союзников, Суворову не удалось добить Неаполитанскую армию в тот же день.


Подошедшие к Макдональду ночью подкрепления резко изменили соотношение сил. Убедившись, что численность русских и австрийцев невелика, французский военачальник принял решение наступать. Суворов, осведомленный о том, что к неприятелю прибыли свежие войска, не перешел к обороне и не изменил направления главного удара.

 

Появление старого фельдмаршала на поле брани заменило подход 30-тысячной армии

Сражение 19 июня приняло еще более ожесточенный характер и изобиловало критическими моментами. Так, русских солдат, подавшихся было назад под яростным натиском врага в центре, остановило лишь появление самого Суворова в боевых порядках. Этого оказалось достаточно, чтобы только что отступавшие батальоны обратили французов в бегство. По словам очевидцев, прибытие старого фельдмаршала заменило подход к полю брани 30-тысячной армии.


На левом фланге русские войска в течение дня штыковыми атаками разбили и уничтожили основную часть врагов. К вечеру неприятельская армия была «приведена к полной невозможности сражаться» и отброшена за Треббию. Погибли шесть тысяч французов, свыше семи тысяч получили ранения и утром 20 июня попали в плен. Ранее на милость победителя сдались еще более пяти тысяч их соотечественников. Всего было пленено четыре генерала (все, надо отдать им должное, раненые), 510 офицеров, 11766 унтеров и рядовых. Суворов потерял убитыми около 900 человек, ранеными – 4300.


В ночь на 20 июня французское командование, посовещавшись, пришло к выводу, что возобновление сражения приведет уцелевшие войска к немедленной катастрофе. Оставив раненых, Неаполитанская армия снялась с позиций, начав отступление. И хотя отправленные преследовать противника австрийцы выполняли поставленную задачу без должной энергии, они в течение двух дней пленили ещё 7000 французов. В результате Макдональд привел к Моро жалкие остатки войска...


Минули годы, и в беседе с русским послом маршал Этьен Макдональд признался: «Хоть император Наполеон не дозволяет себе порицать кампанию Суворова в Италии, но он не любит и говорить о ней. Я был очень молод во время сражения при Треббии. Эта неудача могла бы иметь пагубное влияние на мою карьеру, меня спасло лишь то, что победителем моим был Суворов».


Вадим Кулинченко, Александр Уткин

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...