Версия для печати

Острие танкового клина

Маслов Алексей
Опыт недавних локальных войн и конфликтов свидетельствует о том, что судьба сухопутных боевых операций все чаще решается в воздухе и космосе. Об этом говорят военные кампании многонациональных сил в Югославии, Ираке, Афганистане... Но означает ли это, что главная ударная сила Сухопутных войск - танковые соединения и части со временем вообще перестанут играть какую-либо роль в бою? Ответ на этот вопрос - в статье главнокомандующего Сухопутными войсками России генерала армии Алексея МАСЛОВА.


ЧТО ПРИНЕСУТ СИСТЕМНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ КЛЮЧЕВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И БАЗОВЫЕ РАЗРАБОТКИ ВОЕННОЙ РОБОТОТЕХНИКИ


Опыт недавних локальных войн и конфликтов свидетельствует о том, что судьба сухопутных боевых операций все чаще решается в воздухе и космосе. Об этом говорят военные кампании многонациональных сил в Югославии, Ираке, Афганистане... Но означает ли это, что главная ударная сила Сухопутных войск - танковые соединения и части со временем вообще перестанут играть какую-либо роль в бою? Ответ на этот вопрос - в статье главнокомандующего Сухопутными войсками России генерала армии Алексея МАСЛОВА.
{{direct_hor}}
ЛИЧНОЕ ДЕЛО

МАСЛОВ Алексей Федорович


Алексей Маслов
Фото Леонида ЯКУТИНА
Родился 23 сентября 1953 г. в деревне Панское Советского района Курской области. В 1974 г. окончил Харьковское высшее танковое командное училище, в 1984 г. - Военную академию бронетанковых войск. В 1986 г. назначен командиром полка, а затем заместителем командира дивизии в Центральной группе войск. С 1990 г. - заместитель командира дивизии в Приволжско-Уральском военном округе, с 1994 г. - командир танковой дивизии в УрВО. В 1998 г., по окончании Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ, назначен на должность заместителя командующего войсками Забайкальского военного округа по боевой подготовке. С 1999 г. - начальник управления боевой подготовки Сибирского военного округа, с марта 2000 г. - начальник штаба - первый заместитель командующего армией СибВО. В 2001-2003 гг. занимал должность командира армейского корпуса Сибирского военного округа. С марта 2003 г. - начальник штаба - первый заместитель командующего войсками Северо-Кавказского военного округа. Указом президента РФ от 5 ноября 2004 г. назначен главнокомандующим Сухопутными войсками.


Как известно, после Второй мировой войны развитие танков шло по пути увеличения огневой мощи, броневой защиты и маневренности. Стабилизация пушки повысила эффективность огня на ходу, установка приборов ночного видения облегчила вождение и стрельбу ночью, специальное оборудование надежно защитило экипаж от воздействия оружия массового поражения. В целом танк стал совершенной боевой машиной, способной к стремительным боевым действиям в условиях применения ядерного оружия. Это подтолкнуло конструкторов к созданию бронетранспортеров, которые стали поступать на оснащение соединений и частей Сухопутных войск. В 1966 г. на вооружение была принята боевая машина пехоты БМП-1, которая являлась в то время первой в мире серийной боевой машиной пехоты, родоначальницей нового класса боевых машин. В результате маневренные и боевые возможности Сухопутных войск еще более возросли.

Соответственно, произошли некоторые изменения и в оперативном искусстве. Танковые соединения стали чаще применяться в первом эшелоне, что позволяло бы быстрее использовать результаты ядерных ударов. В связи с полной моторизацией войск как элемент оперативного построения фронта и армии исчезла подвижная группа. Развитие оперативного успеха в глубине должны были осуществлять вторые эшелоны, основу которых также составляли танковые объединения и соединения.

НА ГЛАВНЫХ НАПРАВЛЕНИЯХ

Сегодня, несмотря на значительное сокращение, танковым войскам по-прежнему принадлежит важная роль в решении задач, стоящих перед СВ. Это подтверждается тенденцией роста удельного веса танков в составе общевойсковых группировок войск по опыту войн и вооруженных конфликтов последних десятилетий. Так, если в арабо-израильской войне в 1967 г. участвовало 3 тыс. танков, то в зоне Персидского залива при проведении многонациональными силами операции против Ирака (2003 г.) - уже более 5 тыс. танков.

Как и прежде, основополагающим принципом использования танков в современной войне остается их массированное применение для решения основных задач путем сосредоточения на главных направлениях как в наступлении, так и обороне. Вместе с тем танковые части и подразделения применяются и на разобщенных направлениях (в отдельных районах) по очаговому принципу. Это придает действиям дивизий, бригад и особенно батальонов, а подчас и танковых рот автономный характер при отсутствии огневой связи с соседями. Танки при этом используются самостоятельно или в качестве средств непосредственной поддержки пехоты в составе батальонных (ротных) тактических групп. В таких условиях резко возрастает необходимость непосредственной поддержки танков боевыми вертолетами, штурмовой авиацией, артиллерией, а также прикрытия средствами ПВО.

Применение противоборствующими сторонами высокоточного оружия и других новейших средств вооруженной борьбы способствует повышению скоротечности боя. Резко возрастает роль упреждения противника. Типичным в ведении боевых действий будет быстрый и частый переход от одного вида действий к другим. В этой связи роль танковых войск, обладающих высокой подвижностью, маневренностью и огневой мощью, в достижении успеха в современной общевойсковой операции (бою) закономерно возрастает.

Оценивая состояние наших танковых войск (укомплектованность современными ВВТ, обеспеченность и уровень подготовки), можно отметить, что личным составом, вооружением и боевой техникой они укомплектованы на 100%. При этом в соединениях и частях постоянной готовности на вооружении состоит более современная техника. Так, сейчас на вооружении отечественных танковых войск находится довольно широкий спектр образцов танков. Это Т-62, Т-64, Т-72, Т-80, Т-90 и их модификации. Основным боевым танком в настоящее время является танк Т-90, который представляет собой дальнейшее развитие танков Т-72Б и Т-80. К сожалению, доля таких боевых машин в соединениях и частях пока еще не высока. Поэтому для нас приоритетным является решение задачи оснащения Сухопутных войск современными танками, в первую очередь соединений и частей постоянной готовности.

Подчеркну: в последние годы ситуация стала заметно меняться к лучшему. Так, если в 2006 г. в Сухопутные войска наряду с другим современным вооружением поставлено примерно 2 батальонных комплекта новых и модернизированных танков и 4 батальонных комплекта бронетранспортеров, то в нынешнем году планируется оснастить ими уже 7 танковых и 13 мотострелковых батальонов. В целом обеспеченность танковых соединений и частей всем необходимым соответствует установленным нормам и позволяет им в полной мере выполнять возлагаемые на них как учебные, так и боевые задачи.

Увы, есть проблемы, которые надо последовательно решать. Основные среди них - это значительная разномарочность танкового парка СВ; необходимость повышения огневой мощи танков, их защищенности и подвижности. Проблема разномарочности танкового парка досталась нам в наследство от Советской Армии. Но утилизировать устаревшие модификации танков, не выработавших свой ресурс, было бы слишком расточительно для государства. Поэтому избран путь модернизации устаревших образцов с целью повышения их боевых свойств. Те научно-технические решения, которые положены в основу при разработке отечественных образцов БТВТ, позволяют вполне успешно решать эту задачу. При этом цель модернизации состоит не просто в повышении уровня основных боевых свойств, а в достижении таких характеристик, которые бы позволили модернизированному образцу сохранить свое функциональное предназначение на определенный период. Понятно, что процесс модернизации любого вооружения не может продолжаться до бесконечности. Поэтому окончательное решение проблемы разномарочности танкового парка СВ в силу различных причин возможно только в перспективе.

Что касается повышения огневой мощи танков, то оно будет происходить за счет максимальной автоматизации функций систем управления оружием (СУО), применения новых боеприпасов повышенной эффективности. Не менее актуальна и проблема повышения защищенности танков. Это подтверждает опыт боевых действий в ходе вооруженных конфликтов последнего десятилетия в Афганистане, Ираке, Ливане. Скажем, в прошлом году в боях в Ливане израильтяне, хотя их танки "Меркава" Мк3 и Мк4 относятся к числу самых защищенных в мире, потеряли около 60 боевых машин. Они фактически оказались беспомощными перед противотанковыми средствами, имевшимися в большом количестве у отрядов шиитского движения "Хезболла".

Решение этой проблемы планируется по нескольким направлениям. Первое из них заключается в снижении вероятности применения оружия по танку за счет уменьшения его заметности в оптическом, тепловом и радиолокационном диапазонах. Вторым направлением является оборудование танков комплексом средств современной активной защиты. Это позволит кардинально решить проблему их защищенности от кумулятивных боеприпасов различного типа, в том числе от наиболее мощных ПТУР. При этом комплекс активной защиты может обеспечить существенное расширение сектора защиты, вплоть до кругового.

Наиболее радикально проблему обеспечения защищенности танков планируется решать путем комплексирования динамической, оптико-электронной и активной защиты. В этом же ряду - повышение подвижности танков путем установки на них более мощных двигателей, автономных энергоагрегатов, усовершенствованных элементов трансмиссии и ходовой части.

УНИВЕРСАЛЬНОЕ ОРУЖИЕ

Все это говорит о том, что танк был и остается мощным современным оружием, которое постоянно совершенствуется, обретая новые функции и качество. Однако в последнее время развернулась полемика о возможном характере войн и вооруженных конфликтов будущего. Некоторые военные эксперты за рубежом и в нашей стране считают, что наземные операции высокой интенсивности в войнах будущего неактуальны. А значит, для существования танковых соединений нет особых оснований. Так ли это?

Думаю, что делать далеко идущие выводы о снижении роли и значения танковых соединений и частей в военных конфликтах будущего, по меньшей мере, преждевременно. Сторонники подобных взглядов обосновывают свою точку зрения прежде всего утверждением, что в боевом столкновении танка и высокоэффективных противотанковых средств последние одерживают победу. Уже появилось оружие, способное пробивать броню толщиной более 1 метра. Особенно большое распространение получили в последнее время легкие переносные средства борьбы с бронеобъектами, которые трудно, а порой и просто невозможно своевременно обнаружить и уничтожить. В связи с этим, по их мнению, танки и другие бронемашины стали легкоуязвимы, а массированное их применение на поле боя является малоэффективным, особенно на закрытой местности.

Тем не менее считаю, что для таких рассуждений пока нет достаточно веских оснований. Как видно из практики мирового танкостроения, последняя точка в борьбе "щита и меча" еще не поставлена. Уже сейчас разработаны новые и совершенствуются существующие различные средства защиты танка, в том числе созданы комбинированная броня с применением новых материалов, комплексы активной защиты, обеспечивающие уничтожение противотанковых ракет и снарядов на подлете к бронеобъекту, усовершенствована динамическая защита танка и т.п. Улучшаются параметры прицелов, приборов ночного видения, средств связи, разведки и поражения, маневренность и подвижность бронемашин.

Совершенствуется и тактика применения танковых (механизированных) соединений с учетом увеличения возможностей их прикрытия другими силами и средствами. В частности, заслуживает внимания создание и разработка основных принципов применения боевых машин поддержки танков (БМПТ) с повышенной бронезащитой. Таких, в частности, которые способны действовать в боевых порядках танков и эффективно уничтожать противотанковые огневые средства противника.

Не совсем обоснованными выглядят и утверждения о том, что "тяжелые" соединения особенно неэффективны на закрытой и труднопроходимой местности. Все зависит от гибкости в подходах к их применению. Танки, БМП, БТР являются настолько универсальными машинами, что при штурме городов, прорыве укрепленных районов, бое в горах они могут использоваться как огневые средства поддержки штурмовых отрядов и групп. При прорыве обороны на открытой местности - как основная ударная сила. А при выходе на оперативный простор оснащенные ими соединения становятся основным средством развития успеха.

Еще один аргумент сторонников снижения роли танковых соединений и частей заключается в том, что, по их мнению, наибольшую угрозу для цивилизованных государств в современных условиях представляет мировой терроризм и различного рода экстремизм, для борьбы с которыми нужны прежде всего специальные подразделения. Отчасти они правы. Но только отчасти, так как делать ставку в строительстве Сухопутных войск, сообразуясь с такими взглядами, было бы, по меньшей мере, опрометчиво. Сейчас в мире существует много государств, основу регулярных вооруженных сил которых составляют многочисленные сухопутные группировки, имеющие в своем составе механизированные и танковые соединения. И никто не может гарантировать, что возникновение военных конфликтов с их участием невозможно. Тогда никакие спецподразделения не помогут. Успех здесь может быть достигнут только проведением общевойсковых операций с применением танковых и мотострелковых соединений.

Не выдерживают критики, на мой взгляд, и попытки доказать, что в военных конфликтах современности, когда огневое поражение становится одним из важнейших оперативных факторов, чуть ли не решающая роль в достижении успеха принадлежит авиации. Нисколько не умаляя ее значения, тем не менее отмечу, что, как показывает опыт, эффективность применения авиации достаточно высока в борьбе с противником, вообще не имеющим или имеющим слаборазвитую противовоздушную оборону. А также при ведении боевых действий на открытой местности и уничтожении, как правило, стационарных объектов. Кроме того, одним огневым поражением боевые действия не заканчиваются. Его результатами нужно еще суметь воспользоваться для завершения разгрома противника, овладения важными районами, рубежами и освобождения захваченной им территории. Решить эту задачу без применения танковых и мотострелковых соединений, проведения глубоких общевойсковых операций высокой интенсивности практически невозможно.

Поэтому, на мой взгляд, в обозримом будущем роль танковых соединений вряд ли уменьшится. Соответственно, нет особых оснований и для утверждений о снижении значимости общевойсковых операций. При этом достижение успеха во многом будет зависеть от человеческого фактора, то есть от правильной тактики применения танков в конкретной обстановке, а также от подготовки экипажей и их способности в полном объеме использовать боевые и технические возможности бронемашин.

Как же должны развиваться танковые войска, чтобы наиболее полно соответствовать этим задачам? По мнению отечественных и зарубежных военных аналитиков, в войнах будущего при ведении как наступления, так и обороны будут преобладать маневренные, мобильные действия войск на широком фронте со слабо прикрытыми участками или открытыми флангами. При этом основными способами разгрома противника станут упреждающие огневые и радиоэлектронные удары в ходе самостоятельных этапов огневого противоборства сторон, глубокие охваты (в том числе по воздуху, морю) и обходы наземных группировок противника с последующим нанесением согласованных ударов по нему с фронта, флангов и тыла.

В этой связи остро стоит проблема обеспечения надежного и оперативного управления танковыми частями и подразделениями в условиях лавинообразного увеличения потока поступающей информации, необходимости ее обработки и принятия решений командирами всех звеньев в крайне ограниченное время. Решить данную проблему предполагается путем развития нового свойства бронетанковой техники - командной управляемости на основе комплексной автоматизации процессов управления как отдельным танком, так и подразделением в целом.

Реализация командной управляемости может быть достигнута при включении в состав танка и других образцов бронетехники - бортовой информационно-управляющей системы (БИУС), созданной на основе использования высокопроизводительных ЭВМ, совершенных систем наблюдения, разведки, прицеливания, средств электронной защиты, связи, навигации и других средств сбора, обработки, передачи информации и управления. Работы по созданию БИУС уже ведутся и довольно успешно. Правда, их установка на устаревших машинах является слишком дорогостоящей и потому нецелесообразной. Внедрить данные разработки планируется на вновь разрабатываемых образцах бронетанковой техники.

Однако полная реализация возможностей БИУС может быть обеспечена только в рамках автоматизированной системы управления подразделениями за счет использования значительного объема тактической информации в реальном масштабе времени. Поэтому при конструировании перспективных образцов бронетанковой техники предусматривается возможность интегрирования их БИУС в АСУ тактического звена.

Внедрение БИУС и АСУ тактического звена позволит создавать в перспективе боевые системы, в состав которых наряду с танками, БМП, БТР, боевыми машинами поддержки танков могут также входить роботизированные комплексы, беспилотные летательные аппараты различного назначения, а также средства огневой поддержки и всестороннего обеспечения на бронебазе, интегрированные в единое тактическое боевое формирование. Как представляется, именно по такому пути будет идти дальнейшее развитие танковых войск.

Безусловно, для управления такими интеллектуальными информационно-огневыми системами потребуется соответствующий уровень профессионализма личного состава танковых подразделений. Плохо подготовленный экипаж (расчет), а тем более командир подразделения не в полной мере будут использовать возможности современных образцов ВВТ, овладеть которыми можно только при достаточно высоком уровне интеллекта и качественной организации боевой учебы. Этому во многом будет способствовать перевод соединений и частей постоянной готовности на контрактный способ комплектования, внедрение института профессиональных сержантов, а также совершенствование системы подготовки офицерских кадров.

БОЕВЫЕ РОБОТЫ

Одним из ключевых и весьма перспективных направлений развития средств вооруженной борьбы также является создание безэкипажных мобильных боевых и обеспечивающих робототехнических комплексов (РТК). В интересах Сухопутных войск исследования и разработки в области роботизации ВВТ, в том числе бронетанкового вооружения, проводятся в рамках Комплексной целевой программы. Эта программа направлена на проведение общесистемных исследований, формирование научно-технического и технологического заделов, разработку экспериментальных и опытных образцов РТК.

Реализация идей, заложенных в этой программе, обеспечит повышение уровня автоматизации процессов боевой работы в перспективных образцах вооружения с целью сокращения числа лиц боевого расчета, а также снижения неблагоприятного влияния человеческого фактора в реальных боевых условиях. Это обеспечит возможность модернизации большого количества образцов ВВТ, которые могут быть эффективно использованы в безэкипажном варианте при выполнении различных боевых и обеспечивающих задач; достижение за счет технологий робототехники качественно новых свойств и высоких ТТХ разрабатываемых образцов ВВТ; эффективность ведения боевых действий и сокращение потерь личного состава.

В рамках выполнения упомянутой программы уже проведен ряд системных исследований и базовых разработок ключевых технологий военной робототехники. Это позволило создать ряд экспериментальных и действующих макетных образцов роботизированных систем и комплексов военного назначения. В настоящее время работы по созданию роботизированных комплексов продолжаются.

Алексей МАСЛОВ

Опубликовано в выпуске № 37 (203) за 26 сентября 2007 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц