Версия для печати

Оружие вермахта на службе Красной армии

Работа трофейных команд была поставлена на широкую ногу уже в начале 1942-го
Барановский Константин

«Одна винтовка на троих» – расхожий миф. Кому-то в пропагандистских целях нравится считать, будто народное ополчение в 1941 году воевало вилами да косами, но реальность была совсем иной.

Ополченцы были вооружены серьезно, хотя и довольно пестро. В ход пошло трофейное оружие со складов как со времен польского похода, когда одних только винтовок было захвачено 20 тысяч, так и японское, финское. Встретить ополченца с винтовкой «Арисака» было совсем не в диковинку. А например, «Льюисами» вооружались и бойцы регулярных частей РККА. На фото со знаменитого ноябрьского парада 1941 года на Красной площади этот британский пулемет представлен массово.

Конечно, такой разнобой в образцах вооружения затруднял снабжение, но, во-первых, на складах было довольно много патронов и снарядов нужного калибра и образца, во-вторых, все это позволяло стрелять по врагу, что в условиях потери к тому времени почти половины промышленности и сложности производства в больших объемах нового оружия было весьма кстати.

Звезды на «тиграх»

Летом-осенью 1941 года были потеряны тысячи самолетов и танков, сотни тысяч стволов стрелкового оружия. Но пополнять арсеналы можно и за счет врага. Поначалу трофеи были малочисленными – первые упоминания об использовании немецких танков и самоходок относятся к августу 1941-го в боях под Ленинградом и Одессой.

Имелся опыт оснащения частей трофейным оружием в сочетании с техникой, полученной по ленд-лизу

Интересна судьба чешского легкого танка LT vz.38 или Т-38(t) в немецкой классификации. Захваченные гитлеровцами при оккупации Чехословакии машины использовались на Восточном фронте, где стали уже советским трофеем и пошли в бой против вермахта.

Целенаправленно пускать в дело вражеские танки стали после обороны Москвы. В конце 1941 года в составе ГАБТУ появляется отдел эвакуации и сбора трофеев. В марте 1942-го нарком обороны издает приказ «Об ускорении работ по эвакуации с поля боя трофейной и отечественной автобронетанковой матчасти».

Первые захваченные танки направлялись на выделенную для приема поступающих по ленд-лизу английских и американских машин рембазу в Москве, а также в Казань, куда был эвакуирован Киевский танкоремонтный завод. В 1942 году появились части, полностью укомплектованные трофейной техникой. Например, в составе 20-й армии Западного фронта летом 1942-го формируется танковый батальон из 12 танков Т-III, шести Т-IV, десяти Т-38(t) и двух самоходных орудий StuG-III. А осенью 1943 года была сформирована и успешно участвовала в боях 213-я танковая бригада, полностью оснащенная трофейными машинами. Имелся опыт оснащения частей немецким оружием в сочетании с техникой, получаемой по ленд-лизу. Так, летом 1943-го на Северо-Кавказском фронте воевал отдельный танковый полк, на вооружении которого находились девять трофейных Т-III, четыре Т-IV, а также два легких американских «Стюарта» («Охотники на «тигров») и 16 средних «Ли» («М4: роскошь в помощь пехоте»).

Были разработаны методические материалы: «Памятка по использованию трофейных немецких боевых и транспортных машин», «Руководство службы по использованию трофейного танка Т-III» и другие пособия.

Относительно широко в РККА применяли Т-II, Т-III, Т-IV, а после Курской битвы поступило значительное количество Т-V и Т-VI. В докладной записке в ГАБТУ говорилось: «Указанные танки (Т-V) являются сложными в эксплуатации и ремонте. Запасные части к ним отсутствуют, что не позволяет осуществлять их плановое обслуживание. Для питания танков необходимо предусмотреть бесперебойную поставку в части авиабензина высокого качества. Кроме того, в армии имеются большие проблемы с боеприпасами для немецкой 75-мм танковой пушки образца 1942 года. Считаем, что для проведения скрытых наступательных операций более пригодным является немецкий танк типа Т-IV, имеющий более простое устройство, легкий в эксплуатации и ремонте, а также широко распространенный в немецкой армии».

Для скрытых наступательных операций более пригоден немецкий танк Т-IV, имеющий более простое устройство

В 1945 году немецкая автобронетанковая техника массово задействовалась для восполнения тяжелых потерь РККА в боях у озера Балатон.

Стоит отметить, что часть трофеев использовали для изучения слабых сторон, включая наиболее уязвимые участки брони, после чего полученная информация поступала в войска. Подобные испытания проходили, в частности, на полигоне в Кубинке.

На основе трофейной техники было создано два типа САУ: 122-мм самоходное орудие СГ-122 и 76-мм СУ-76И. В первом случае задача решалась установкой на базу немецкой самоходки StuG-III («Артштурм») или танков Т-III, Т-IV отечественной 122-мм гаубицы. В 1942–1943 годах было изготовлено несколько десятков таких машин, но они не оправдали надежд.

Гораздо успешнее оказалось использование шасси штурмового орудия StuG-III и танка Т-III для размещения на них советской пушки. Постановление ГКО о развертывании производства САУ СУ-76 на шасси трофейных машин было подписано в январе 1943-го. Установка получила обозначение СУ-76И (И – иностранная). До конца года была произведена 201 такая артиллерийская установка. К тому времени быстро наращивался выпуск отечественных самоходок СУ-76М, поэтому СУ-76И находили применение в боевых действиях только до лета 1944 года.

Трешка за каску

В феврале 1943-го в РККА создали трофейные бригады. В их задачу входил сбор всего мало-мальски ценного на оставленной противником территории, включая металлолом. Вышло специальное постановление ГКО «О сборе и вывозе трофейного имущества и обеспечении его хранения». К делу подошли с максимальной серьезностью. Были образованы две центральные комиссии – по сбору трофейного вооружения и имущества (под председательством Буденного) и по сбору черных и цветных металлов в прифронтовой полосе (Шверник). Соответствующее штатное подразделение (Управление по сбору и использованию трофейного оружия, имущества и металлолома) во главе с генерал-лейтенантом Вахитовым появилось в Главном управлении тыла. При фронтах, армиях и дивизиях созданы аналогичные отделы (8–12 человек).

В апреле 1943-го упомянутые учреждения реорганизовали в Трофейный комитет под руководством Маршала Советского Союза Ворошилова. Единоначалие позволило улучшить сбор вражеского имущества, включая амуницию. К поиску трофеев привлекали население бывших оккупированных территорий и, например, за стальную каску платили три – пять рублей.

Добычей трофейных команд за время войны стали 24 615 танков и САУ, свыше 68 тысяч орудий и 30 тысяч минометов, 50 тысяч автомобилей, более 114 миллионов снарядов, 16 миллионов мин, 257 тысяч пулеметов, три миллиона винтовок, около двух миллиардов винтовочных патронов. Общий вес металла, доставленного из прифронтовых районов на переплавку, составлял порядка 10 миллионов тонн. Служивший в трофейной команде в Берлине и окрестностях Борис Черток досконально описал в мемуарах ее работу.

Судьба захваченного стрелкового оружия решалась после осмотра. Исправное отсылали в части, не подлежавшее восстановлению утилизировали. Поврежденные образцы после ремонта отправляли на склады. Позже трофейное оружие было безвозмездно передано, а частью продано лояльным СССР государствам и режимам в Азии, Африке и Южной Америке.

Заголовок газетной версии – «Танкодобытчики».

Опубликовано в выпуске № 24 (787) за 25 июня 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...