Версия для печати

В шкафах Варшавы и Петербурга много общих скелетов

Первопричины нападения Германии на Польшу – в России XVIII века
Леонов Артем

Отклик на статью «Пушкин знал, как поставить на место Варшаву и всю Европу»

Рассорить русских и поляков всегда было задачей Запада. Англия и Франция враждовали вроде бы с Германией и Австро-Венгрией, но все они были едины в поощрении конфронтации России с восточноевропейскими народами и странами. А Петербург поддался на соблазн расчленить Польшу во второй половине XVIII века.

Разделы, а затем и ее устранение с международной арены не могли не способствовать восприятию России поляками как оккупанта. Что, естественно, осталось в сознании последующих поколений.

Англия с Францией и Ватиканом искусно подготовили уход Польши с карты мира к XIX веку, а Пруссия с Австро-Венгрией, издавна приверженные идее дележа соседней страны, вовлекли в это Россию. Причем Лондон, Париж вкупе с Берлином, Веной, Ватиканом всегда поддерживали русофобию уже и в российской части Польши. Все это с максимальной точностью отразил Пушкин («Клеветникам России»).

Сокурсник писал дипломную работу о причинах участия поляков в движении Пугачева, изыскал уникальные документы. Защиту запретили

Но, пожалуй, главное в том, что с Софьи Фредерики Августы в лице Екатерины II и Петра III (Карла-Петера Ульриха), а это начало 1760-х годов, российская монархическая династия стала прусской в своей основе. Поэтому восточноевропейская политика России была преимущественно прогерманской.

Достаточно вспомнить о военной помощи Вене в подавлении венгерского восстания в 1848–1849 годах, о согласии с воцарением в Румынии, Болгарии и Греции (вплоть до 1940-х!) немецких династий; об отказе поддержать антиавстрийское движение (в 1840-х – начале 1850-х) карпатских русин.

Польша к концу XVIII века если и угрожала России, то прусско-австрийским военным «транзитом». Но родственную династию в Петербурге соблазнили якобы выгодами общей границы с Пруссией и Австрией и передачей именно ему большей части оставшейся Польши. С тех пор местные ультранационалисты называют Россию «главным оккупантом». Следствием того раздела были и первые депортации поляков до Сибири включительно, и их участие (свыше 1500 человек) в повстанческом движении Пугачева в 1773–1775 годах.

В 1980 году мой сокурсник по МГУ писал дипломную работу о причинах участия поляков в том движении, изыскал уникальные документы о непризнании Пугачевым в роли Петра III именно второго и третьего (последнего) разделов Польши, о его планах создать при своем штабе Польскую коллегию. Но в канун защиты сокурснику срочно сменили тему, запретили публикацию готовых тезисов в сборнике истфака МГУ...

При двуличии Берлина и Вены в отношении Петербурга неудивительно, что Германия, Австро-Венгрия вместе с Турцией и даже с Болгарией к 1914 году стали военно-политическим блоком против России. А в годы Первой мировой финансировали диверсии польских националистов в нашем прифронтовом тылу.

Между тем еще в 1410 году русские и польские дружины вместе разгромили при Грювальде Тевтонский орден. Затем были хотя и кратковременные, но союзнические отношения против агрессивных Швеции, османской Турции, вассального от нее Крымского ханства. А в 1920-х – середине 1930-х советская и польская разведки проводили совместные операции против ОУН («План маршала»).

Но Запад сделал все возможное, чтобы Польша выбрала линию вражды с Россией с попранием прав православных и нацменьшинств. Эти и смежные аспекты в завуалированной форме, чтобы не слишком обижать дружественные СССР и ГДР, прозвучали в 1966 году в четырехчасовом докладе руководителя ПНР (1956–1969) Владислава Гомулки (Wladyslaw Gomulka) «1000 лет Польши». Понятно, что в Советском Союзе брошюра с этим выступлением вышла с купюрами...

Полагаю, следует согласиться с послом Польши в СССР в 1930-х Вацлавом Гжибовским (Waclaw Grzybowski): «Если бы Петербург не был под влиянием Пруссии и Австрии и если власти как прежней, так и межвоенной (то есть в 1918–1939-м.А. Л.) Польши учитывали хотя бы географию расположения страны, тогда польско-российские отношения не позволили бы немецким монархиям ликвидировать Польшу. И может, не было бы и 1 сентября 1939 года».

Заголовок газетной версии – «Бумеранг территориальных соблазнов».

Опубликовано в выпуске № 25 (788) за 2 июля 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...