Версия для печати

Из "притона"- в "яму"

Александров Михаил
В России ведется беспощадная борьба с организаторами наркопритонов. Места, где собираются любители "дури", не только способствуют распространению смертоносного недуга, но и отравляют жизнь проживающим рядом гражданам. Федеральная служба наркоконтроля ежемесячно ликвидирует несколько десятков "забегаловок" для наркоманов.


ФСКН ОБЪЯВИЛА ВОЙНУ ПОДПОЛЬНЫМ ТОЧКАМ, ГДЕ СОБИРАЮТСЯ НАРКОМАНЫ


В России ведется беспощадная борьба с организаторами наркопритонов. Места, где собираются любители "дури", не только способствуют распространению смертоносного недуга, но и отравляют жизнь проживающим рядом гражданам. Федеральная служба наркоконтроля ежемесячно ликвидирует несколько десятков "забегаловок" для наркоманов.
{{direct_hor}}
Действительно, еще несколько лет назад притонами практически никто не занимался. С недавнего времени все изменилось, когда ими заинтересовались сотрудники молодой еще ФСКН России. По заявлению статс-секретаря - заместителя директора службы генерал-полковника полиции Александра Федорова, ранее всеми правоохранительными органами страны пресекалась в среднем в год деятельность около 400 наркопритонов. В прошлом году только силами ФСКН ликвидировано 2778 таких злачных мест. Позитивные тенденции сохранились и в этом году: только за первый квартал силами наркополиции ликвидировано свыше 1100 наркопритонов, что серьезно ограничило доступность "дури" для молодежи. Поэтому, как утверждают в ФСКН, в большинстве регионов России отмечается рост цен практически на все виды наркотиков, а на героин и марихуану в 1,5-2,5 раза.

"В России смертность среди несовершеннолетних, употребляющих наркотики, за последние два года возросла в 40 раз", - отмечал заместитель начальника департамента обеспечения общественного порядка МВД России Владимир Голубовский, выступая в Москве на международной конференции "Здоровье нации и борьба с наркотерроризмом". На сегодняшний день на учете в органах МВД состоит свыше 19 тысяч подростков, употребляющих наркотические и психотропные вещества. Однако, как посетовал Владимир Голубовский, эта цифра не отвечает действительности, на самом деле зависимых от "дури" подростков в стране значительно больше.

Поэтому понятно, почему основные усилия ФСКН в последнее время сосредоточены на подавлении наиболее опасных проявлений наркопреступности. Именно таким образом удалось не только нанести героиновой мафии серьезный финансовый ущерб, но и существенно ограничить доступность наркотиков для потребителей. Но возникла новая проблема, так как наркобизнес переместился в притоны, расположенные в жилых домах. Чтобы снять остроту проблемы, связанной с распространением наркотиков через эти подпольные "явки", в конце 2005 г. и в этом году по всей России прокатилась волна спецопераций под кодовыми названиями "Притон" и "Яма".

ПЕЛЬМЕНИ НА "ВИНТЕ"

Сотрудники ФСКН пресекли деятельность очередного притона, который был обнаружен в доме на улице Пограничной в Петропавловске-Камчатском. В однокомнатной квартире одновременно готовили первитин, наркотическое вещество синтетического происхождения, и еду для восьмилетнего ребенка. Организатором "малины" стал местный житель. В апреле этого года он встретил своего старого напарника по "игле", который ранее работал водителем пассажирского автобуса, но работу потерял и жаловался на безденежье и скуку. Интересы двух старых приятелей совпали. Бывший водитель предоставил кухню своей квартиры для изготовления первитина ("винта"). Взамен от приятеля он получал "пайку" дурмана для себя и жены.

Оперативники накрыли "явку" в тот момент, когда здесь, помимо супругов, организатора, двух недавно освободившихся из заключения граждан и еще нескольких любителей "винта", находился восьмилетний ребенок, сын хозяев. На кухне были обнаружены и изъяты свежесваренный "винт" (30 кубиков), колбы и препараты для его изготовления. Один из гостей, уколовшись первым, отправился прогревать машину для прогулки всей веселой компании по ночному городу. Но романтический вечер, не начавшись, закончился медицинским освидетельствованием в наркодиспансере и возбуждением уголовного дела по ст. 232 УК РФ - организация наркопритона.

Год лишения свободы получил 46-летний житель одного из домов переулка Тихого города Курска. Сотрудники ФСКН установили, что в его частном доме регулярно собираются наркоманы. Юрий и сам несколько лет просидел на "игле", поэтому принимал активное участие в приготовлении и употреблении "винта". Наркополицейские четыре раза задерживали в его доме компанию наркоманов. Среди них было несколько человек, больных гепатитом "С" и туберкулезом. Сам Юрий оказался на скамье подсудимых в третий раз.

В Башкирии в течение восьми месяцев свою квартиру наркоманам предоставлял инвалид 3-й группы Игорь Ярыжнов, страдающий церебральным параличом. 29-летний инвалид проживает с отцом. Наркоманы приходили в дом в то время, когда отец был на работе. В Башкирии, к сожалению, это не единственный случай, когда инвалиды принимают участие в незаконном обороте наркотиков. В Янауле полицейские уличили также 29-летнего инвалида 3-й группы в изготовлении наркотиков и содержании наркопритона. В момент их визита в его доме несколько человек употребляли "дурь". Здесь же обнаружили и изъяли 200 граммов экстракта маковой соломки.

В Кировском районе Томска в двухкомнатной квартире проживала наркоманка вместе с матерью и 14-летним сыном. Когда оперативники нагрянули сюда, то ахнули: Целая гоп-компания - десять человек в возрасте от 22 до 26 лет - была задержана за употребление "зелья". Во время досмотра квартиры еды в холодильнике не оказалось, зато обнаружены все необходимые предметы для приготовления и употребления наркотиков, а также более 3 г опия.

ЗВОНОК "О НЕХОРОШЕЙ КВАРТИРЕ"

Чтобы прикрыть притон, требуется не один месяц, а то и год кропотливой работы. Доказать, что это действительно "осиное гнездо", то есть не злачная квартирка, в которой жильцы и их "гости" ведут аморальный образ жизни, а "помещение, в котором систематически предоставляются услуги для потребления наркотических средств или психотропных веществ", - задача не из легких.

"Жуть берет иногда, когда заходишь в притон, - рассказывает следователь наркополиции. - Страшная грязь, вонь, угар. Ступаешь по полу - под ногами хрустят шприцы. И среди всего этого кошмара видишь людей, утративших человеческий облик. Многие из тех, кого мы задерживали, тяжело больны. У них ВИЧ-инфекция, гепатит "В", "С", венерические заболевания. Некоторые наркоманы узнавали о своем диагнозе только после медицинского освидетельствования. Когда проводились рейды по притонам, то по всей стране активно работали телефоны доверия. Те, кому надоело терпеть подозрительных соседей, звонили нам. Причем, совершенно анонимно сообщали любую известную информацию о фактах незаконного хранения, транспортировки и сбыта наркотиков. Зачастую такие сообщения ложатся в основу оперативных разработок. На основании сигналов неравнодушных жителей были, в частности, ликвидированы притоны, действовавшие годами".

Мне лично надолго врезалось в память, когда по одному из таких сигналов с сотрудниками ФСКН плутал на машине по каким-то переулкам. Вскоре мы притормозили перед старым, видно еще сталинской застройки, домом. Оперативник вытащил из кармана блокнот и вслух прочитал: "Пятый этаж, квартира 34. Хозяин - Виктор. Кличка - Упырь". Судя по информации, в квартире должно быть около шести человек. Все наркоманы. Мы запираем машину и поднимаемся на лифте на восьмой этаж. За обитой дермантином дверью вовсю гремит музыка:

Уже по запаху ацетона было ясно, что за публика там собралась. Двадцатиметровая комната наполовину пустая. Такое впечатление, что нас никто не увидел. Парень с девушкой развалились прямо на диване. Пробуют заняться сексом. Причем, судя по всему, инициатором выступает девушка. Она все время лезет к нему. Рычит и царапается. В кресле рядом сидит, опустив голову, молодой азиат. Рубашка на левой руке закатана почти до самого плеча, рука перетянута резиновым жгутом чуть выше локтя. На полу валяется пустой шприц. Видимо, этот свой кайф уже поймал: он смотрит на нас безразличными глазами и глупо улыбается.

"Она бросится с балкона!" - кричу я операм и дергаю за балконную ручку. Успевают вовремя. Еще несколько секунд - и девушка уже сделала бы свой шаг. Ее пустые глаза, кажется, не видят меня. Я набрасываю на нее халат и впихиваю в комнату. Минут через двадцать один из полицейских приводит двух понятых - пожилого мужчину и женщину лет пятидесяти. Они в шоке! Такого увидеть не ожидали. С их помощью удалось наркоточку прикрыть, а обитателей "нехорошей квартиры" отправить за решетку.

Работа детективов, занимающихся наркопреступлениями, значительно отличается от деятельности их коллег, расследующих кражи, разбои, убийства. Ведь специфическая особенность преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, - их полная латентность (скрытность). Это так называемые "преступления без потерпевших". Разумеется, фактически существует масса пострадавших от распространения наркотиков, но эти самые жертвы себя таковыми не считают и с заявлениями в милицию не спешат.

Между тем, по статистике, наркоман подсаживает на "иглу" только за один год до 20 человек. Специалисты признают, что подлинные масштабы бедствия определить невозможно, хотя официально в России регулярно принимающих наркотики около 6 млн. человек. Каждый пятый из них плотно сидит на героине или тяжелых суррогатах кустарного производства и неизлечимо болен. Только за один прошлый год от передозировки наркотиками умерло около 100 тыс. человек. В основном это молодые люди в возрасте от 15 до 35 лет.

Слабым утешением для нашей страны является заявление экспертов Международного комитета по контролю за оборотом наркотиков, что на общем фоне наркозависимых людей в европейских странах Россия выглядит неплохо. По ох оценкам, в Чехии (расположена ближе к нам) - 44% 15-16 летних подростков употребляют наркотики. Понятно, что заграничные эксперты получали информацию из официальных источников, то есть из парадного подъезда. На самом деле любой российский специалист, занимающийся этими проблемами, это заявление опровергнет. Как утверждает психотерапевт, руководитель европейского центра ДАР Виктор Добровольский, если сейчас активно не вмешаться в ситуацию в сфере употребления наркотиков, то через 20-30 лет мы можем получить до 60% неполноценного населения.

БОЛЕЗНЬ ИЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЕ?

Сейчас в нашей стране зарегистрированы около 3,5 млн. лиц, нуждающихся в профессиональной наркологической помощи. Из них 85% - наркоманы, 15% - алкоголики. Известно, что в тюрьме наркомана не вылечишь. И правоохранительные органы, и медицинские структуры пытаются определить, где должны применяться медицинские, правовые рычаги, а где должно сказать свое веское слово государство.

Заместитель директора ФСКН Александр Федоров считает, что в этой широкомасштабной проблеме как минимум можно выделить пять аспектов. Несомненно, есть и аспект медицинский. Потребление наркотиков - болезнь. Правоохранительный аспект - это борьба с незаконным распространением наркотиков, пресечение сбыта наркотиков и каналов их доставки в нашу страну. Но это только два момента. Если есть лечение, то должна быть обязательно и вторая часть помощи - реабилитация.

Должна быть и профилактика, чтобы не допустить новых людей к употреблению наркотических средств. И такие программы имеются. Они разрабатываются правоохранителями вместе с Министерством образования и науки. Их цель - именно профилактика, работа со школьниками, студентами. В первую очередь эти программы нужны для того, чтобы отвлечь потенциального потребителя от ситуации, в которую он может попасть и стать потребителем наркотиков. Занять их свободное время, организовать интересный образ жизни и создать отрицательный образ потребителя дурмана.

Михаил АЛЕКСАНДРОВ

Опубликовано в выпуске № 30 (146) за 9 августа 2006 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...