Версия для печати

«Пантеру» укротили в три приема

75 лет назад началась Псковско-Островская операция
Стрелец Михаил

На момент начала операции в состав 3-го Прибалтийского фронта (командующий – генерал-полковник Иван Масленников) входили 42-я, 67-я, 54-я, 1-я ударная, 15-я воздушная армии. Им противостояли войска ГА «Север».

Ленинградско-Новгородская операция заставила гитлеровцев отступать, но они делали это с сохранением крупных сил. Вермахту было крайне важно дойти до линии обороны «Пантера», чтобы там закрепиться. И это получилось. Историк Виктор Тимофеев так описывает линию «Пантера»: «Система мощных оборонительных сооружений протянулась по берегам Псковского озера, рек Псковы, Черехи, Великой, по холмам Псковско-Порховской равнины как минимум на 200 километров. Центральный узел укреплений – Островский обвод. Вдоль дорог, рек, вокруг городов и деревень – боевые опорные пункты. Стратегическая позиция состояла не только из привычных траншей, но и из блиндажей, дотов, многорядных минных заграждений, зарытых в землю танков и пушек, готовых действовать по прямой наводке. На всем протяжении проволочные препятствия, на отдельных участках спирали Бруно и плюс к тому противотанковые рвы шириной четыре метра и глубиной до трех. Кроме минных полей, еще и надолбы на подступах. В заболоченных местах некие заборы с выдвижными площадками для пулеметов, в древесно-земляных заграждениях – амбразуры».

Командующий Йоханнес Фриснер понял, что реален самый худший сценарий

Попытка взломать линию «Пантера» была предпринята при проведении Псковской операции, но результат оказался скромным. По большому счету он заключался в установлении контроля над Стрежневским плацдармом на западном берегу реки Великой. Следующая попытка вытекала из директивы Ставки, датированной 6 июля 1944 года. На тот момент у гитлеровцев не был закрыт стык между группами армий «Центр» и «Север», а южный фланг оголился и запредельно растянулся, что резко ограничило его боевые возможности. В разгар второго этапа операции «Багратион» командование вермахта решило перераспределить силы. «Центр» получил подкрепление восемью пехотными и одной танковой дивизиями, до того входившими в состав ГА «Север». Однако эта передислокация не привела к перелому на театре военных действий, РККА прочно удерживала стратегическую инициативу. Возглавляемый генералом армии Иваном Баграмяном 1-й Прибалтийский фронт действовал таким образом, чтобы отрезать вражеские войска от Восточной Пруссии. Когда он вышел на мемельское направление, командующий ГА «Север» Йоханнес Фриснер понял, что слишком реален самый худший сценарий.

Согласно директиве Ставки от 6 июля 1944 года четко выделялись этапы Псковско-Островской операции. На первом требовалось установить полный контроль над районом Остров-Лыепна-Гулбене. На втором предусматривалось наступление «в общем направлении на Выру, выход в тыл псковской группировке противника». Третий этап должен был ознаменоваться «овладением Тарту, Пярну и выходом в тыл нарвской группировке противника». Планировалось также «нанесение одного общего удара силами не менее 12–13 стрелковых дивизий со средствами усиления из района Стрежневского плацдарма в общем направлении на Яунлатгале, Балви, Гулбене».

Войска действовали так, как было запланировано. Первые шесть дней имели место локальные операции, на седьмой со Стрежневского плацдарма началась основная фаза наступления. 21 июля благодаря совместным действиям 67-й и 1-й ударной армий враг был изгнан из Острова. 23 июля части 42-й и 67-й армий принесли долгожданное освобождение псковитянам. Последний день июля был отмечен выходом в район западнее Изборска и на пространство, прилегавшее к Алуксне и Гулбене. Дальше начиналась линия обороны «Мариенбург». Надо было тщательно подготовиться, чтобы ее взломать.

Михаил Стрелец,
доктор исторических наук

Опубликовано в выпуске № 26 (789) за 9 июля 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...