Версия для печати

Через паузы и споры

Бадов Валерий
…У Гоголя из книги "Выбранные места из переписки с друзьями": "Все европейские государства теперь болеют необыкновенной сложностью законов и установлений". После Шенгенских соглашений казалось, что до единого европейского гражданства – рукой подать. Не тут-то было! Дело увязло. Новую конституцию Европейского сообщества отвергли на референдумах голландцы и французы. И даже выхолощенную, примирительную версию подданства Брюсселю отвергли неукротимые ирландцы.


ПОЧЕМУ ИЗ РОССИИ И БЕЛОРУССИИ НИКАК НЕ ВЫХОДИТ СОЮЗНОЕ ГОСУДАРСТВО


…У Гоголя из книги "Выбранные места из переписки с друзьями": "Все европейские государства теперь болеют необыкновенной сложностью законов и установлений". После Шенгенских соглашений казалось, что до единого европейского гражданства – рукой подать. Не тут-то было! Дело увязло. Новую конституцию Европейского сообщества отвергли на референдумах голландцы и французы. И даже выхолощенную, примирительную версию подданства Брюсселю отвергли неукротимые ирландцы.
{{direct_hor}}


Фото: REUTERS
Мировой кризис обострил раздоры в европейском сообществе и дал новый завод центробежным силам. Экономические суверенитеты исподволь возвращаются к национальным правительствам. Дух открытости Шенгена и практичность нового протекционизма – коса на камень… Премьер Венгрии Дьюрчань заявил, что в Европе возник "золотой занавес", по ту сторону которого оказались "бедные родственники" немцев и французов.

"В каждом из нас европеец значительно преобладает над немцем, испанцем, французом", – еще в 30-е годы прошлого века подмечал Хосе Ортега-и-Гассет, испанский философ. Он видел будущность континента в создании европейской сверхнации. В наши дни предвидение сбылось. Однако расставание с былым происходит болезненно. Вот и в истории с референдумами галльский дух и ирландская особость не поддались. Патетика "гражданина Европы" не одолела архетип национальной идентичности. Брюссельская бюрократия – эта "административная каста, окружающая византийскими формальностями все малейшие акции жизни", видимо, хватила через край, навязывая бесцветное и безликое европейское гражданство. Теперь поговаривают, что весь проект безнациональной, космополитической Европы как бы не повернулся вспять…

Глядя на злоключения проекта Соединенных Штатов Европы, наши "общечеловеки" должны бы умерить злопыхательство по поводу "долгостроя" Союзного государства России и Белоруссии. Глядишь, в экономическом и ментальном плане за минувшие десятилетия Западная Европа сблизилась невероятно, а все равно возникли силы противления, когда европейца понудили сменить идентичность национальную на "всечеловеческую". Люди заподозрили в этом западню. А коли так, то, верно, есть свои веские причины, почему такими разногласиями, размолвками и двойственными толкованиями обернулось дело в выработке конституции Союзного государства России и Белоруссии. Договаривающиеся стороны взяли долгую паузу. Уже который год длится работа над конституционным актом, а дело никак не спорится.

"Тщательное сочинение конституции представляется совсем не нужным и бесполезным упражнением в риторике, так как время и нужда сами позаботятся о том, чтобы выработать подходящую форму конституции, если мы предоставим действовать этим факторам", – высказывался на этот счет социолог Г. Лебон. Можно, пожалуй, отчасти и согласиться с его иронией. Да только ни у великороссов, ни у белорусов совсем не остается задела исторического времени, которое все рассудит и всех вразумит.

Наш союз – завязь будущего большого интеграционного евразийского проекта – подвергается сильнейшему и ожесточенному геополитическому "накату" со стороны объединенных и превосходящих сил Запада. Новые тевтоны норовят вбить клин между Россией и ее единственным, как перст, верным союзником. ЕС и НАТО сулят "удочерить" Беларусь. Запад делает ставку на наш раздор, поражение всего исторического проекта воссоединения Белоруссии и России. Минску и Москве приходится быть настороже, чтобы зазря не искушать судьбу, но…

Из моих поездок в Минск вынес убеждение, что белорусы – и "простые люди", и политики – больше, чем мы в России, наделены долготерпением и трезвостью взгляда на вещи. "Газпром", имеющий виды на завладение транзитной газотранспортной сетью Белоруссии, перед 2008 годом разом выставил союзнику крутую "рыночную" цену на газ. И проделал в белорусском бюджете огромную прореху в 2,9 миллиарда долларов. Вопреки предвкушениям наших замоскворецких "западников", для которых Белоруссия – бельмо в глазу, не "рыночная", но справная белорусская экономика перекрыла крупные убытки, резко нарастив экспорт. В первой половине прошлого года поставки в Россию возросли на 63 процента и еще больше – в дальнее зарубежье.

В Бресте Александр Лукашенко при первой встрече с президентом Дмитрием Медведевым заявил: "…Вы правильно сказали, что политически, юридически мы создали единое государство, и теперь важно наполнить его реальным содержанием". Напомним, что договор о Союзном государстве подписан еще в незапамятном 1999 году. С тех пор мы далеко продвинулись в сближении наших экономик. Воссоздано во многом взаимовыгодное разделение труда, которое было в СССР. Тысячи предприятий РФ и Белоруссии наладили технологические и кооперационные цепочки. За счет этого созданы миллионы рабочих мест. Стремительно растет товарооборот. Но вот в сфере гражданской, духовной жизни мы скорее отдаляемся.

Возросло и самоопределилось в новой постсоветской действительности поколение, для которого жизнь в едином отечестве – СССР уже область преданий. Новое российское и белорусское самосознание, на мой взгляд, еще не созрело и в существенных чертах уже разнится. Мы словно два единокровных брата, воспитанных порознь в разных семьях с несхожими укладами жизни.

В России краеугольный камень официальной идеологии, без оглядки на экономический кризис и нарастающее социальное напряжение, – конкурентоспособность. Говоря без обиняков, речь об обществе, где все друг другу соперники и нет лишней потачки слабому. А в образе жизни сегодняшней Белоруссии, напротив, все родовые черты социального государства. Вместо своекорыстия отдельной человеческой особи – взаимная порука, исконное и благое общинное начало, забота о малых и сирых. Оказалось, что и в экономическом смысле этот традиционный для восточных славян общинный уклад плодотворнее.


Белорусская армия – серьезная сила на геополитическом пространстве Европы
Фото: ИТАР-ТАСС
Мы родичи по крови, но оплоты и заповеди жизнеустройства у нас теперь разные. Стало быть, и гражданское самосознание не может совпадать. Между тем, возвращаясь к нескладице конституционных основ Союзного государства, возьмем в толк, что всякое государство – не казенное заведение, а "сложение разных народов в единую политическую и духовную общину".

Как, спрашивается, искупить эти противоречия? Для чиновных корпораций Москвы и Минска сама идея Союзного государства не слишком люба. Такое убеждение у меня сложилось из доверительных бесед и с людьми околовластных кругов в Минске. А уж про наших и говорить нечего. Но помимо корпоративной корысти бюрократии, есть, видимо, и иные веские причины, почему Союзный договор при всей его ценности и взаимной выгоде остается декларацией, а конституционный акт увяз в проволочках и, стало быть, нет закона о едином гражданстве.

Статья 14 главы II "О гражданстве" договора о создании Союзного государства гласит: "Граждане государств-участников являются одновременно гражданами Союзного государства. У них разные права и обязанности". Вместе с тем уж коли нет закона о гражданстве, а равно и необходимые подзаконные акты не приняты, то действуют по уговору сторон только правовые акты национальных государств. Общее союзное гражданство есть пока институция умозрительная.

Можно ли на такой зыбкой правовой основе выработать новое гражданское самосознание, духовные и психологические скрепы принадлежности личности Союзному государству? Да ведь и в наших российских пенатах гражданское чувство у нового поколения, воспитанного в ереси верховенства "прав человека" над всем на свете, еще не прорезалось. Живое, а не вымороченное чувство гражданства нельзя "прописать" в законе, даже если наши не слишком строптивые в отношениях с исполнительной властью парламенты наконец сподобятся его принять.

То, что мы триста лет были вместе, еще не вся порука. В чем же залог полнокровного гражданства? "Не то, чем мы были вчера, а то, чем мы все вместе будем завтра. Вот что соединяет нас в государство". Вот именно – завтра, futurum! Почтение прошлого, славных дел отцов и пращуров, даже если это такие святыни, как пулями и осколками посеченные стены Брестской крепости, "горящий Смоленск и горящий рейхстаг…" – еще не вся, не полная мера новой гражданственности в XXI веке. Нужна не только устремленность в будущее, но еще и новая, возвышающая национальная идея. Гассет называет ее "жизненным заданием нации", а само государство – призывом к совместному деянию, общностью действия. Не станем отвечать за граждан Белой Руси. Спросим сначала с себя: есть ли у нас, подданных Российской Федерации, за душой такая общность действия, большая путеводная цель?

…Кризис стронул с места политическую рутину. То-то зачастили в Минск высокопоставленные визитеры из Брюсселя. "Свалить" батьку Лукашенко руки оказались коротки. И Запад сменил немилость на "ухаживание" за Белоруссией. И даже напоказ "охладел" к тамошней крикливой "демократической" оппозиции. Не в коня корм!.. Белорусские власти "прощены", высокопоставленных чиновников вычеркнули из черных списков ЕС и зазывают в европейские ассамблеи. Минск искушают экономическими выгодами участия в программе ЕС "Восточное партнерство" с антироссийской подкладкой. Ненавистники белорусского президента из "Правого дела" уже злопыхают о "дрейфе" Минска в западном направлении.

Думаю, не время для заполошных умозаключений, но есть о чем призадуматься. Прагматик Лукашенко знает цену дарам данайцев и не повадлив ни на какие прельщения. Белорусский президент тем не менее не гонит с порога брюссельских "миротворцев", а ведет с ними политесы. Потому что Беларусь остро заинтересована в том, чтобы не закрылись западные рынки для ее товаров под гнетом протекционизма, который на мир накатывает. И Лукашенко маневрирует, извлекая выгоду из нового пасьянса отношений в треугольнике Москва–Минск–Брюссель. Минск уже заполучил стабилизационные кредиты и от Москвы, и от МВФ. А Кремль настороже… Но и белорусский президент, похоже, глядит в оба – и на Запад, и на Восток, жизнь его научила.

Если не принимать дипломатическое лукавство за чистую монету, то есть ли настоящий, неразменный залог нашего союзничества? Договор о создании совместной системы ПВО на рубеже Буга – вот верный знак и настоящий геополитический вектор. Если брать в расчет взаимные интересы сторон, а не только узы духовного и исторического родства, то некуда, право, вбить клин кому-то "третьему лишнему".

"…Через сто лет после нашествия татар в XIV веке явились и вырастали на Руси два государства – Москва и Литва, – свидетельствует историк Николай Костомаров в повести "Об освобождении Москвы от поляков". – Русь, таким образом, разделилась на две половины. И в той, и в другой был народ русский". Белая Русь, как и многие земли, исстари русские, оказалась во власти польско-литовской Речи Посполитой. "Были у живших под Литвой и Москвой, правда, отличия и немалые, да все не такие, чтобы забыли, что они один народ".

Провидение через века воссоединило нас с Белой Русью на долгих триста лет. Но судьба-злодейка в Беловежской Пуще вновь развела… Конечно, и речи нет, чтобы сегодня независимая Беларусь "жила под Москвой". Но ближе, родней друг другу на свете никого нет. И судьба нам жить под одним кровом. Затмение августа 91-го должно развеяться.

На Старой Смоленской дороге нет кордона с Белоруссией, но все же пролегла незримая межа, которую в нашей общей воле убрать, как колоду, на пути в грядущее.

Валерий БАДОВ

Опубликовано в выпуске № 13 (279) за 8 апреля 2009 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...