Версия для печати

Как сажали горящий Пе-8 с 4 тонными бомбами и 11 тоннами горючего

Комиссар не нашел «главной кнопки», а пожарники сработали блестяще
Купинов Максим

Для летчиков «нештатная» ситуация может возникнуть в любую секунду. Зачастую им за секунды приходится решать задачи, кажущиеся, на первый взгляд, совершенно неразрешимыми.

Одну из множества таких ситуаций описал в мемуарах Герой Советского Союза Эндель Карлович Пусэп. Во время Великой Отечественной в самом начале полета Пе-8, едва только прозвучала команда « поднять шасси», Пусэп, командир воздушного корабля, услышал крик правого подшассийного стрелка: « Горит правый четвертый мотор». С ужасом он увидел шлейф черного дыма, который тянулся за крайним правым мотором. Высотомер показывал – 40 метров. А Пе-8 нес 4 тонные бомбы и 11 тонн горючего.

 

Тут подал голос батальонный комиссар, летевший вторым пилотом. Комиссар был «летающий», причем летчиком он был хорошим. Но в этом момент он, по выражению Пусэпа, не нашел «главной кнопки» - вздумал утешать командира: «Эндель, ты не волнуйся, не волнуйся».

 

Волноваться все равно было некогда – надо было принимать решение и действовать. А как? Садиться где-то впереди по курсу было негде. Оставалось только вернуться на аэродром, но для этого нужно было совершить поворот обратно. Но на трех моторах, продолжающих работать, сделать это было невозможно, мощности не хватало. Надо было уменьшить вес машины. Бомбы на такой высоте сбрасывать было нельзя. И командир принял чрезвычайно рискованное решение. Он приказал : «Открыть аварийный слив слева!».

 

Реакция на эту команду соответствовала степени ее риска: «Борттехник уставился на меня остекленевшими глазами». Пусэп его вполне понимал - борттехник опасался, что «пламя пожара или выхлопы работающих моторов могут поджечь распыляющийся при выходе из кингстонов аварийного слива бензин». Пришлось повторить команду и затем начинать поворачивать машину: «Начинаю разворот влево, в сторону работающих моторов. Они ревут на форсаже. Уголком глаза слежу за вариометром: стрелка его нет-нет да и отходит от нулевой отметки и начинает показывать снижение… Это никуда не годится, и я уменьшаю крен».

 

Затем удалось немного, но все же набрать высоту: «Стрелка задрожала чуть-чуть выше нуля. Порядок! Увеличиваю крен, и поворот продолжается. Внизу под консолью левого крыла мелькают вершины сосен, обильно поливаемые розовым дождем этилированного бензина. Справа по-прежнему валит дым… Эх! Успеть бы!.. Впиваясь взглядом поочередно то на указатель скорости, то на вариометр, замечаю, что идем с набором высоты. Пусть мизерным, но все же… Отлично! Увеличиваю крен и круче разворачиваю перегруженный бомбардировщик. Все  на пределе. Ошибка в чем бы то ни было будет последней ошибкой… Направо, где горит мотор, стараюсь не смотреть».

 

Самым тяжелым испытанием оказалась посадка: «Линия пути идет под углом к бетонной полосе. Так не годится. Поворачиваю корабль еще влево и когда полоса остается немного правее от курса, разворачиваюсь вправо, прямо на нее.

 

— Будем садиться по ветру…

 

Знаю, что это нелегко, но выбора нет. Секунды тянутся мучительно долго. В корабле — безмолвие. Все впились глазами в приближающийся бетон.

 

— Выпустить шасси!

 

Снова щелкают замки. Красные сигналы на приборной доске сменились зелеными. Идем на минимально допустимой скорости.

 

— Щитки!

 

Корабль начинает «пухнуть», поднимаясь вверх над вершинами деревьев. Медленно убираю газ. Под нами мелькают крыши дач. Если бы еще немножко, хотя бы минуту, две… Еще, еще… Теперь уже решают секунды. Под нами ровное поле, корабль несется над ним на высоте десятка метров. До начала полосы совсем немного, метров триста, четыреста. Все! Резко сбавляя обороты, даю команду:

 

— Выключить моторы!.

 

К горящему Пе-8 уже спешила пожарная машина. Пока после остановки экипаж спешно покидал воздушный корабль, пожарные уже с обеих сторон успели залить серой пеной из огнетушителей самолет. Дым прекратился. Пожарные в этой ситуации сработали просто блестяще, заслужив от летчиков искреннюю похвалу: «Молодцы, ребята».

 

Они заметили дымящийся мотор на взлетающем самолете и не спускали с него глаз. А когда Пе-8 пошел на посадку, их машина заранее помчалась вперед. Командир пожарных сумел с секундной точностью рассчитать момент встречи, и к тушению они приступили на полном ходу, когда самолет еще двигался. Правительственные награды за смелость и высокий профессионализм им уже на следующий день вручали.

 

А летчики услышали от товарища, с земли видевшего происходящее: «Счастлив ваш бог»…

 

Максим Купинов

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...