Версия для печати

«Антипрожекторная» бомба стрелков радистов Ил-4 – АО-8

Мы от души хохотали и готовили новую бомбу для следующего попутного луча
Кустов Максим

Обычно деятельность стрелка – радиста бомбардировщика в полете связана с его главными обязанностями – обеспечением связи, наблюдением за воздушной обстановкой и отражением атак вражеских истребителей. Но, помимо этого, в годы Великой Отечественной им приходилось решать и множество других задач. В том числе, лично, вручную бомбы сбрасывать.

Вот как выполнение этой задачи описал Герой Советского Союза Василий Васильевич Решетников, летавший пилотом на Ил-4: «Радисты, как это делали они уже не раз, на всякий случай прихватили с собой в кабину пару восьмикилограммовых осколочных бомб АО-8. Иногда по пути к цели, когда впереди вдруг вспыхивал немецкий прожектор и начинал мазать лучом перед носом, пытаясь ухватить самолет и подсветить его зенитчикам, штурман хорошенько прицеливался, и по его команде радисты прямо с рук, через створки нижнего входного люка, сбрасывали бомбу к подножию луча».

 

Конечно, составить точное представление о результативности таких ручных бомбардировок прожекторов и потерях немцев было невозможно. Но определенный эффект был совершенно очевиден: «Это нас забавляло: суетящийся луч вдруг замирал в неподвижности и в каком-то нелепом положении долго светил в никуда. Легко было вообразить, как перепуганная команда прожектористов улепетывала от бомбы, не успев выключить свою технику. Мы от души хохотали и готовили новую бомбу для следующего попутного луча».

 

Попадала бомба или нет, а вырваться из луча прожектора удавалось. Помимо решения «антипрожекторных» задач, АО-8 использовали и для того, чтобы спровоцировать немецких зенитчиков на открытие огня.

 

Летом 1942 года Решетников получил приказ – отыскать рощу, в которой сосредоточились немецкие танки, и обозначишь ее РРАБами (Ротативно-рассеивающая авиационная бомба) с зажигательными бомбами. Затем по горящей роще должны были отбомбиться его товарищи.

 

Вот только выполнить задачу сначала не получилось:

 

«В сумерках вышли на цель. Сопоставили с картой окружающие ориентиры — сомнений быть не могло: перед нами та самая рощица, где должны стоять танки. Но там ни малейшего признака жизни... Вот-вот подойдут наши бомбардировщики, а цели нет. Нервы на пределе. Ругаюсь и уже ничему не верю. Теряю высоту, кручусь над рощицей. Не сводя с нее глаз, хорошо различаю кроны деревьев, но под ними — мертво. Роща молчит, окутываясь вечерним мраком, будто погружаясь в ранний спокойный сон».

 

Вот тут и вспомнил пилот о стрелке – радисте, и велел ему приготовить свою бомбу. Штурман подправил курс к центру предполагаемой цели, и бомбочка, по его команде, так, «на всякий случай», скользнула вниз.

 

Нервы у немецких зенитчиков не выдержали: «Боже, что началось! Я, аж задохнулся. Было такое состояние, будто ухнул нечаянно в ледяную прорубь. Из этой рощи в одно мгновение лавиной взметнулись к нам десятки пушечных трасс, густо окутав машину пчелиным роем малокалиберных снарядов».

 

Теперь сомнений не осталось – роща та самая, танки в ней есть. Не зря ее зенитчики таким плотным огнем прикрывают. РРАБы сбрасывать было нельзя: высота для них слишком мала, не успеют раскрыться. Пришлось набирать необходимые для сброса 1500 метров.

 

Для подлетавших бомбардировщиков «зажигалки», упавшие на рощу и пушечные трассы немецких зениток, стали самым надежным указателем цели. Роща быстро превратилась в гигантский костер…

 

Стрелок - радист мог потом с чистой совестью говорить: «Я не только из пулемета стрелял и связь держал, я вот этими руками на немцев бомбы сбрасывал».

 

Максим Кустов

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...