Версия для печати

Конвейер экспериментальных танков

Корабли, дирижабли, бронетехника выпускались на одном заводе
Бурим Лариса Мыльников Александр

Вклад Ижорского завода, основанного Петром I, в развитие Военно-морского флота, металлургии и машиностроения в общих чертах известен. В ХIХ – начале ХХ века здесь строили паровые машины, оснащали и бронировали боевые корабли, наиболее известные из них – «Князь Пожарский», «Адмирал Лазарев», «Адмирал Нахимов», «Адмирал Макаров», «Князь Потемкин-Таврический», «Диана», «Паллада» и «Аврора».

К началу Второй мировой СССР единственный в мире имел серийные плавающие танки – Т-37(А). Их было выпущено 2331. Четверть бронекорпусов и башен изготовлена на Ижорском заводе в 1934–1935 годах.

Бомбометы, минометы, огнеметы, снаряды разных типов и калибров вошли в производственную программу Ижорского завода (ИЗ) еще в начале Первой мировой. Здесь выпускались даже дирижабли. Помимо освоенного корабельного бронирования, ижорцы стали делать защиту автомобилей разных фирм. С 1916 года завод бронировал более 200 «полутанков» «Остин-Кегресс». В годы Гражданской войны при участии Сормовского завода и АМО создан еще один образец танка на основе французского «Рено». Ижорцам предстояло выполнить, кроме производства брони, изготовление кузова, сборку всех машин, их оснащение и установку орудий. Загрузка завода была столь велика, что документацию и раскроенную броню пришлось передать в Сормово, где и собрали 15 первых советских танков «Рено-русский» («На басмачей с сопровождающим»). Эту машину вполне можно назвать ижорско-сормовской.

Специалистам известно, что в конце 20-х – начале 30-х ИЗ продолжал создавать бронеавтомобили: средние БА-27, Д-9, Д-13, БАИ, легкие Д-8, Д-12, ФАИ, ФАИ-М, плавающие ПБ-2, ПБ-4, ПБ-7 и др. Ижорцы освоили новые марки брони как для флота, так и для сухопутной техники. Одна из них, уникальная по соотношению твердости и пластичности, получила индекс ИЗ.

Впервые в мире технология производства литых танковых башен из разных марок брони была освоена в лаборатории Ижорского завода

В открытом доступе крайне мало информации об участии ИЗ в производстве межвоенных танков Т-18, Т-24, Т-26, Т-28, Т-35, Т-37, Т-50, КВ-1, КВ-2 и САУ. Даже в известной книге «Оружие победы» (М.,1985) ИЗ не упоминается. Авторы только отметили, что на вспомогательных заводах была освоена технология производства новой брони, впоследствии использованной для изготовления бронекорпусов и башен новых танков КВ и Т-34.

В 30-е выпуск военной продукции на ИЗ постоянно возрастал. Так, с 1938 по 1940 год сдача заказчику броневиков и танковых бронекомплектов возросла с 1628 до 2895 изделий, то есть в 1,76 раза. Это означает, что перед войной ижорцы ежедневно отгружали в среднем около восьми единиц продукции. Для производства танков ИЗ модернизировали, закупили оборудование, в том числе в США. В канун войны на Ижору доставлялись необходимые станки, которые безоговорочно снимали с любого предприятия страны. Выпуск танков предстояло удвоить. Полторы тысячи рабочих были переведены на казарменное положение. Пришло пополнение с ЛМЗ, Балтийского и других ленинградских заводов.

На ИЗ танки не собирали, а поставляли для них основу – бронекорпуса и башни. Головными заводами были ленинградский Кировский – по танкам Т-28 и КВ, Харьковский (ХПЗ) им. Коминтерна – по Т-35, Ленинградский № 174 им. Ворошилова (и № 185 им. Кирова) – по Т-26. Корпуса и башни малого плавающего танка Т-37(А) делали для Московского завода № 37 им. Орджоникидзе и ГАЗа. По концентрации производства бронетехники довоенный Ленинград был первым советским Танкоградом, а Колпино – его частью. Это подтверждается цифрами из отчетов ИЗ о выполнении годовых планов серийного производства в 1933–1941 годах. Документы находятся в фонде Ижорского завода (№ 1790) в Центральном государственном архиве СПб. Так, подавляющее большинство довоенных средних пушечных (45 мм) бронеавтомобилей было произведено на ИЗ. С 1933-го по первое полугодие 1941-го собрано 3560 БА-3,-6,-10,-11 с разнообразными башнями Т-26. Из них 382 БА-6, 2957 БА-10 и 16 БА-11. В войсках к началу войны было 5157 бронеавтомобилей всех типов, из них 3258 БА-10. До 1933 года ИЗ выпустил сотни броневиков, которые к началу войны устарели морально и физически, но многие еще находились в войсках. Наши средние броневики по боевым качествам были сопоставимы с легкими танками (иногда их называют – танки на колесах). При благоприятных обстоятельствах эти машины могли бы противостоять немецкому вторжению 1941 года. Однако в реальности почти все броневики были потеряны в начале войны, хотя и помогли сорвать блицкриг.

Конвейер экспериментальных танков

Кроме того, в РККА и НКВД чаще в наших восточных военных округах находились танки, созданные на ижорской основе.

Здесь же произведено 10 432 бронекомплекта танков Т-26 двадцати модификаций. Выпуск был прекращен в конце 1940-го, но с началом войны из ижорского задела собрали еще около 100 единиц. Это был основной легкий танк, который превосходил по ТТХ зарубежные образцы. К лету 1941 года в войсках имелось 10 026 Т-26 (вместе с производными системами).

В 1933–1939 годах на Кировском заводе в Ленинграде производили средний трехбашенный танк Т-28. У него не было конкурентов по боевой мощи в других странах. В главной башне устанавливали 76,2-миллиметровую пушку (КТ-28 или Л-10) и три-четыре пулемета ДТ, две малые башни вооружали пулеметами ДТ 7,62 миллиметра. Изначально лобовая броня имела толщину 30 миллиметров, борт, башня и корма – 20 миллиметров, днище – 10 миллиметров. Масса машины составляла 28 тонн. В 1939-м была выпущена модель Т-28Э с усиленным бронированием. Толщину лобовой части корпуса и башни довели до 50–80 миллиметров, а бортовой и кормовой – до 40 миллиметров. К началу войны в войсках была 481 такая машина. На ИЗ к этому времени изготовили 493 бронекомплекта. Последние машины собирали из имевшихся заделов в 1940 году, доведя выпуск до 503 единиц.

Ижорский завод принимал активное участие в постройке единственного в то время в мире тяжелого пятибашенного серийного танка Т-35. Считается, что бронекорпуса и башни делали ижорцы. План по спецпроизводству ИЗ на 1933 год предполагал постройку 40 танков Т-35, но он не был выполнен. Скорее всего большую часть корпусов собрали на Мариупольском металлургическом заводе. На базе этого танка в 1935-м ижорцы сварили бронекорпус СУ-14 для 203-мм гаубицы завода № 185. В РККА в середине 1941 года было 59 единиц Т-35.

Конвейер экспериментальных танков

Уже к началу финской войны 1939–1940 годов танки Т-28 и Т-35 морально устарели. Поэтому в 1939-м были запущены в производство принципиально новые – Т-34 и КВ. В броневой лаборатории ИЗ впервые в мире была освоена технология производства литых танковых башен из разных марок брони. В дело они пошли уже в Челябинске (ЧТЗ). В 1940 году за выполнение оборонных заказов завод был награжден орденом Ленина. На ИЗ за 1940-й было собрано 269 и за половину 1941-го – 440 бронекомплектов КВ-1/2. К началу войны на вооружении находилось 677 КВ. Вероятно, еще 32 танка были в стадии производства и транспортировки.

Изготовление корпусов и башен КВ активно продолжалось совместно с заводом № 371 им. Сталина: с июля до 12 сентября 1941 года собрали еще около 400 бронекомплектов, после чего весь задел по танкам и броневикам был передан на завод № 371 (ЛМЗ) и Балтийский судостроительный № 189. Последний кировский КВ собрали 18 октября. Но даже в блокадном Ленинграде из ижорской брони продолжали собирать КВ в небольших количествах. Таким образом, очевидно, что подавляющее большинство бронекорпусов и башен тяжелых советских танков до 1942 года было произведено на ИЗ.

В предвоенное десятилетие отсюда вышло около четырех тысяч бронемашин и 12 тысяч танковых бронекомплектов разных типов. Кроме того, ижорцы участвовали в создании многих экспериментальных моделей, которые выпускались единично или малыми партиями. Это броневики, танки Т-26-4, Т-43-1, Т-46, Т-126, Т-127, Т-226, ИТ-28, Т-29, Т-135, СМК, Т-100, КВ-150, КВ-220, КВ-5 и др., различные САУ, тягачи, тральщики, транспортеры.

Важнейшая роль Государственного ижорского завода в создании бронетанковой мощи СССР, к сожалению, не зафиксирована в общественном сознании.

Заголовок газетной версии – «Танки – штучная работа».

Лариса Бурим,
директор Музея истории Ижорских заводов
Александр Мыльников,
кандидат философских наук

Опубликовано в выпуске № 28 (791) за 23 июля 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...