Версия для печати

Афганистан заставил вооружаться

При оснащении современной техникой армии Узбекистана и Туркмении мучает кадровый голод
Храмчихин Александр
Фото: upcscavenger.com

Туркестанский военный округ ВС СССР был по размерам меньше Среднеазиатского ВО, но его группировка – сильнее. Соседство с Ираном и Афганистаном создавало перманентную напряженность в регионе, что требовало соответствующей реакции.

После распада СССР в состав ВС Узбекистана («Многовекторный тупик») полностью вошли части и соединения ТуркВО, размещенные в этой республике. ВС Туркмении («В плену нейтралитета») поначалу были созданы чисто формально, вооружение и техника частей и соединений на ее территории оказались в совладении Ашхабада и Москвы под реальным контролем последней. Но к концу 90-х «двоевластие» закончилось, и Туркмения наравне с большинством других республик бывшего СССР получила все, что осталось на ее территории при распаде страны.

Основу узбекской армии составила 108-я мотострелковая дивизия ВС СССР. Из нее получился почти весь Юго-Западный ВО этой армии: 177-й мотострелковый полк стал 3-й мотострелковой бригадой, 180-й мсп – 7-й мсбр, 181-й мсп – 21-й мсбр, 285-й танковый полк – 22-й мсбр, 1074-й артиллерийский полк – 23-й артиллерийской бригадой и т. д. Кроме того, от Советской армии республике достались 15-я бригада спецназа ГРУ и частично 105-я воздушно-десантная дивизия. Благодаря последней на вооружении узбекской армии оказалось около двухсот БМД-1 и БТР-Д, 54 120-мм САУ 2С9. Что касается 108-й мсд, то она была в основном оснащена устаревшим вооружением (танки Т-62, БМП-1 и т. п.).

Впрочем, в конце 80-х – начале 90-х годов в Узбекистан было выведено из-под ограничений ДОВСЕ значительное количество техники из Восточной Европы и европейской части СССР. В частности, из ГДР сюда была переброшена и сразу расформирована 79-я танковая дивизия. На ее вооружении имелось, в частности, 322 танка Т-80, 141 БМП-1 и 114 БМП-2, по 36 САУ 2С1, 2С3, 2С7, 18 РСЗО БМ-21. Всего же на территории Узбекистана оказалось (кроме упомянутой техники бывшего ТуркВО) примерно 2200 танков, 1200 БМП и БТР, 750 артсистем. Крайне сложно сказать, какая часть этой многочисленной техники осталась в строю, а какая сгнила под среднеазиатским солнцем. Впрочем, в основном в Узбекистане оказались танки Т-64, эксплуатация которых в данном регионе особого смысла не имела. Тем не менее часть этих машин состоит на вооружении до сих пор.

По техническому оснащению армии Туркмения вышла на второе место после Казахстана

Узбекским ВВС достался весь набор современных машин советской фронтовой авиации – бомбардировщики Су-24, штурмовики Су-25, истребители МиГ-29 и Су-27 общим количеством до полутора сотен единиц, а к ним до полусотни ударных вертолетов Ми-24.

Туркмения унаследовала от ТуркВО 58, 88 и 61-ю учебную мотострелковые дивизии. Они были оснащены лучше, чем части, подаренные Ташкенту, но, с другой стороны, сюда не выводилась техника из Европы. Кроме того, обе бывшие советские республики испытывали дефицит подготовленного личного состава, но в Туркмении проблема была острее, чем в Узбекистане.

На ВВС кадровый голод сказывался сильнее. Авиационная группировка, доставшаяся Туркмении, оказалась крупнее, чем у Узбекистана, – почти 400 боевых самолетов. Но из них современными были не более 70 (Су-25 и МиГ-29), остальные – устаревшие Су-17, МиГ-23, МиГ-25. Эксплуатировать эти машины было некому и незачем, все они очень быстро отправились на хранение.

Ни экспортом, ни импортом боевой техники республики в 90-е не занимались, по крайней мере официально. До сих пор ходят слухи, будто Узбекистан поставлял танки Т-64 в Анголу, но объективных подтверждений этому нет.

Ташкент начал экспортировать оружие в ХХI веке, правда, в очень ограниченных масштабах. Грузия получила от него вертолет Ми-24П, Китай приобрел три военно-транспортных самолета Ил-76, Индия – шесть заправщиков Ил-78 и три самолета ДРЛО А-50 на базе того же Ил-76. Эти самолеты производились в Ташкенте. Впрочем, в настоящее время завод прекратил существование, оборудование и специалисты перевезены в Ульяновск. В феврале 2017 года ВВС Узбекистана через частную американскую компанию выставили на продажу 5 Су-27, 1 Су-25 и 22 Су-17. О результатах торгов ничего неизвестно.

Весьма ограниченным оказался импорт вооружений Узбекистаном. В начале 2000-х в России были куплены 50 БТР-80, остальные приобретения пришлись на последние пять лет. Это 329 американских бронеавтомобилей класса MRAP четырех типов, 4 испанских транспортных самолета С-295W, по 8 французских многоцелевых вертолетов ЕС725 (AS332) и AS350В3, 5 китайских боевых БЛА «Вин Лун», 24 турецких бронеавтомобиля «Эдждер». Наземная ПВО, в которой оставалось только шесть дивизионов ЗРК С-125, получила не менее одного дивизиона китайской ЗРС HQ-9. Предполагается закупка в России 12 ударных вертолетов Ми-35М и, возможно, нескольких истребителей-бомбардировщиков Су-30СМ.

Несравненно более широким стал в ХХI веке оружейный импорт Туркмении, чему способствовали значительные нефтегазовые доходы страны. От Украины она получила несколько боевых модулей для модернизации БМП-1 и БТР-80, по шесть орудий М-46, 2А36 и 2А65, два транспортных самолета Ан-74, как минимум по пять сторожевых катеров типов «Гриф» (советский проекта 1400) и «Калкан». Проходила информация о поставке оттуда же 85 танков (30 Т-64БМ, 55 Т-80БВ) и 10 БТР-4, но точных подтверждений этому нет. В Грузии, по различным данным, было куплено от 6 до 16 штурмовиков Су-25. В Белоруссии Туркмения приобрела 4 самоходных ПТРК «Каракал» и 10 РСЗО БМ-21, модернизированных по варианту «Белград» (возможно, по этому варианту было модернизировано еще 16 БМ-21, имевшихся в туркменской армии). 6 РСЗО RM-70 были куплены в Чехии, 10 бронеавтомобилей «Нимр» – в ОАЭ.

Несмотря на жесткий авторитарный характер туркменского режима (при обоих президентах), продавали ему оружие и страны Запада. Во Франции Ашхабад приобрел 28 ПЗРК «Мистраль», в Италии – по 4 вертолета А-109 и AW139, а также корабельное вооружение, включая ПКР «Марте-2», в США – сторожевой катер типа «Пойнт».

Крупнейшими поставщиками вооружений стали Россия, Китай и Турция. Последняя продала Ашхабаду около 150 бронеавтомобилей «Кобра» и «Кирпи», 6 малых ракетных катеров (с теми самыми итальянскими ПКР), а также 10 сторожевых катеров типа NТРВ, собранных в Туркмении. В Китае республика приобрела как минимум по одному дивизиону ЗРС HQ-9, KS-1A и ЗРК FM-90, до 50 ПЗРК QW-2, несколько боевых БЛА СН-3 и WJ-600, а также различное вооружение для них. В России были куплены 10 танков Т-90С, 6 БМП-3, 8 БТР-80А, 6 РСЗО «Смерч», два дивизиона модернизированного ЗРК С-125М, до 60 ПЗРК «Игла-С», несколько вертолетов Ми-17, ракетные катера проекта 12418 (с ПКР «Уран») и сторожевые проекта 12200 «Соболь» – по два экземпляра.

С точки зрения технического оснащения эти приобретения вывели туркменскую армию на второе место в Центральной Азии после ВС Казахстана. Однако очень сложно сказать, насколько современные ВВТ освоены личным составом. Кроме того, в последнее время из-за падения цен на нефть и газ и общих экономических проблем Ашхабад сократил закупки оружия.

В начале ХХI века между Узбекистаном и Туркменией чуть было не случился пограничный конфликт. Вопрос был улажен, но осадок остался. При этом регион, в котором находятся страны, от стабильности очень далек. Южный сосед обеих Афганистан – крупный экспортер наркотиков и исламского экстремизма. Армии государств сильно нуждаются в оружии, но испытывают финансовые трудности. Не изжиты и такие проблемы, как коррупция, низкие дисциплина и уровень боевой подготовки. Соответственно перспективы узбекской и туркменской армий да и самих этих стран крайне неоднозначны.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа

Опубликовано в выпуске № 28 (791) за 23 июля 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...