Версия для печати

Как жить в космосе

Наука учит дружить и задумывается о продолжении рода во вселенной
Орлов Олег Песков Алексей
Фото: Алексей Песков

Начало и окончание изоляционных экспериментов всегда собирают большую прессу, поскольку на этих мероприятиях обязательно присутствуют те, кто определяет направление космических исследований, причем не только российских – в проводимых на площадях Института медико-биологических проблем РАН (ИМБП) принимают активное участие представители НАСА и ЕКА. За несколько минут до того, как закончилась четырехмесячная изоляция экипажа «Сириус-19», на вопросы «Военно-промышленного курьера» ответил доктор медицинских наук Олег Орлов, директор ИМБП РАН.

– Изоляционные эксперименты планируются в соответствии с некими конкретными полетами или есть какой-то срок, свыше которого продолжать их бессмысленно, поскольку информации уже достаточно?

– Изоляция – одна из моделей воссоздания космических условий. И на мой взгляд, сроки таких экспериментов по конкретным программам должны либо соответствовать срокам полета, либо даже быть несколько больше. В одной модели, разумеется, нельзя воспроизвести все ожидаемые условия, потому планирование эксперимента «с запасом» дает результаты с более высокой степенью достоверности. Этот эксперимент продолжался четыре месяца, далее планируется восемь, двенадцать и так далее. Полет на Луну – это на самом деле лишь промежуточный этап, исследования ведутся под межпланетные полеты, под дальний космос. Задел минимум на марсианскую экспедицию, отсюда и сроки. Но Луна все равно остается пока главным ориентиром, потому в ближайших экспериментах большое внимание будет уделяться напланетной деятельности – выход и работа на поверхности.

– В ходе уже состоявшихся многочисленных изоляционных экспериментов доводилось получать неожиданные результаты?

Если мы задумываемся о длительном пребывании в космосе, вопрос продолжения человеческого рода в этих условиях – серьезная научная задача

– С психологической точки зрения используемая нами модель оказалась очень удачной. Каждый эксперимент проводился не сам по себе, а под конкретную задачу. И в результате мы получаем ответы на те вопросы, которые перед нами ставились Роскосмосом. Одна из «изоляций», проект «Сфинкс», была посвящена вопросам взаимодействия международных экипажей на МКС. И полученные результаты были использованы при подготовке экипажей, готовящихся работать на орбите. В изоляционных экспериментах бывали различные ситуации, в том числе и критические с психологической точки зрения. И опыт разрешения подобных ситуаций, полученный на Земле, я считаю бесценным для космических полетов. В основном это касается межличностных конфликтов, и чтобы их погасить, «наземной» группе приходилось работать весьма напряженно. Например, однажды пришлось даже организовать «экспедицию посещения» из опытных космонавтов, которые, прибыв на борт «станции», этим опытом делились и помогали участникам эксперимента нормализовать ситуацию. Иногда конфликт моделируется искусственно, создавая у экипажа психологическую напряженность, и на основе таких вводных смотрим, как испытатели реагируют, как справляются с задачей. Очень информативно изучение их реакции в динамике, как меняется поведение людей в ходе длительного эксперимента, как трансформируется самооценка, их восприятие другими членами экипажа. Многие приемы, наработанные в ходе наших изоляционных экспериментов, внедряются в систему психологической поддержки экипажей, работающих на МКС.

– Формальное и неформальное лидерство в коллективе – такая проблема в ходе экспериментов присутствует?

– В идеале формальный лидер должен быть для коллектива и неформальным тоже. Экипажи перед каждым экспериментом проходят не только строгий индивидуальный отбор – в формировании команды играют большую роль психологи. В следующей, восьмимесячной «изоляции» мы планируем уже и некоторые эксперименты, позволяющие улучшать взаимодействие в коллективе по ходу дела. Это ныне называется тимбилдинг. Такие вещи, как мне кажется, будут необходимы для реальной марсианской экспедиции.

– Не могу не спросить. Традиционно считается, что вопрос о сексе на орбите – это удел желтой прессы и серьезным людям интересоваться подобным не пристало. С другой стороны – это ведь не только обывательский, но и серьезный научный интерес…

– На самом деле ничего тут особо табуированного нет, все дело в серьезности подхода. Если мы сейчас уже задумываемся о длительном пребывании в космосе, а это и дальние перелеты, и внеземные поселения, то вопрос продолжения человеческого рода в этих условиях – абсолютно серьезная научная задача. Она имеет несколько аспектов, пока рассматриваемых учеными не на прикладном, а на фундаментальном уровне. Тема не очень активна, но это пока. С обывательской точки зрения интересна сама возможность сексуального контакта, но это решаемая и далеко не самая главная проблема. Речь должна идти и о зачатии, и о вынашивании, а в конечном итоге – о возможности получения здорового потомства в космических условиях. Эксперименты с размножением биологических объектов на орбите были, и с учетом тех данных, которыми мы располагаем, возникает огромное количество вопросов и проблем, которые требуется решать. Каких-то конкретных заказов на исследования по данной тематике наш институт не получал, но мы понимаем, что рано или поздно вопрос будет поставлен конкретно и нам нужно быть готовыми его решать. Скажем, сейчас наши специалисты активно участвуют в совместном с американцами эксперименте – на их сегменте идет изучение крыс, исследуется в том числе и сперматогенез.

– Чего бояться человечеству, заводя потомство в космосе?

– Надо понять все опасности, поджидающие людей в ходе зачатия и вынашивания. Роды в космосе – вообще сложнейшая проблема, и если кто из читателей видел их на Земле, он меня поймет. А потом встанут вопросы наследственности, развития…

– И развитие тоже ведь будет происходить в неземной обстановке…

– Мы должны изучить все условия жизни человека и в ходе полетов, и на планетных поселениях, чтобы сформировать медицинские требования к создаваемой защите. Космическая радиация лишь один из аспектов. Мы сейчас изучаем, как жесткое излучение способно влиять даже на когнитивные, на операторские функции – пока применительно к полету на Марс. Многие из ожидаемых условий вообще никто в мире не изучал, поскольку не было такой возможности, скажем, как влияет на человеческий организм отсутствие магнитного поля, привычного нам на Земле. Весьма вероятно, это крайне негативный фактор. Может встать вопрос о создании искусственной магнитной среды, но пока на эту тему можно лишь гадать.

– Многие одной из главных проблем межпланетных перелетов считают космическое излучение. С другой стороны, 60 лет назад открыты радиационные пояса Земли – не значит ли это, что с удалением от магнитного поля нашей планеты мощность излучения снизится и мы сейчас преувеличиваем опасность?

– Что касается радиационных поясов, то при их пересечении действительно наблюдается повышенный фон. Но этот фактор можно учесть, разрабатывая траекторию полета так, чтобы минимизировать его воздействие. За пределами магнитосферы возникают уже другие излучения – солнечное, вторичное излучение от поверхности Луны, и то, о чем сейчас все чаще говорят, – тяжелые частицы, входящие в состав космического излучения. Количественно их не так много, но фокус в том, что будучи высокоэнергетичными, они при попадании в организм, прежде всего в мозг, могут внести достаточно серьезные изменения. Вероятность и масштаб этого нам еще предстоит изучить детально, как и исследовать, насколько мозг пластичен и до какого уровня способен компенсировать эти изменения. Сейчас на биологических объектах мы получаем очень интересные данные – скажем, степень изменения когнитивных функций при одинаковом уровне поражения может быть снижена за счет неких изначальных, назовем их психологическими, характеристик. У всех людей разный уровень функционирования нервной системы…

– Речь идет о совершенно иных, нежели сейчас приняты, критериях отбора кандидатов на дальние космические полеты?

– Вполне возможно, что со временем мы действительно выйдем на какие-то дополнительные требования к отбору претендентов.

Беседовал Алексей Песков

Опубликовано в выпуске № 28 (791) за 23 июля 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...