Версия для печати

Смоленск капитулировал с третьей попытки

1 августа 1514-го отец Ивана Грозного торжественно въехал в столицу древнего русского княжества
Уткин Александр

В нынешнем году со Смоленском связаны три знаменательные даты в ратной летописи России. Одна приходится на 31 июля. В этот день 505 лет назад оборонявший город литовский гарнизон капитулировал перед войском московского государя Василия III.

Как и почему Смоленск оказался под властью Литвы – давняя история. Вспомним строки из знаменитого пушкинского стихотворного послания «Клеветникам России», написанного в связи Польским восстанием 1830 года:

Уже давно между собою

Враждуют эти племена;

Не раз клонилась под грозою

То их, то наша сторона.

Это не только о российско-польских отношениях. Ведь возникшее в XIII веке Литовское государство на протяжении двух столетий овладело землями Руси, разоренной и ослабленной в результате Батыева нашествия и подчиненного Золотой орде, с которой Вильно то враждовал, то вступал в союз. Но постепенно прибирал к рукам соседние территории к востоку и юго-востоку от собственно Литвы.

В результате от границы Великого княжества Литовского – что сегодня с трудом можно себе представить – было рукой подать до Можайска и Тулы. Оно захватило в начале 1400-х Смоленск и Вязьму (кстати, до последней поездка на электропоезде от Москвы занимает менее трех часов).

Конфликт между возрождающимся Русским государством и Литвой был неизбежен и привел к серии вооруженных противоборств различной продолжительности и масштаба, включая войну 1512–1522 годов, иногда именуемую Десятилетней. Тут нельзя не упомянуть о том, что вследствие заключения Кревской (1385) и Виленско-Радомской (1401) уний Великое княжество Литовское и Польское королевство находились в теснейших союзнических отношениях, поскольку великие литовские князья с той поры являлись и королями Польши.

Князь, недавно перешедший на сторону Москвы, предлагал так же поступить и смолянам

Итак, в конце осени 1512-го с началом «санного пути», когда дороги промерзли, русское войско с большим количеством артиллерии двинулось на Смоленск. Город не имел тогда мощной каменной стены, сегодня – одной из главных его достопримечательностей. Однако и тогда был защищен «самим потоком Днепра, болотами и также человеческими усилиями, укреплениями и дубовыми бревнами, сложенными четверной стеной и наполненными смолистой глиной, даже лишенной покрытых площадей, рвом и высоким валом обнесена вокруг, так что виднелись только крыши домов. И ни ударами бомбард, ни стенобитными орудиями, ни различными подкопами, ни огнем или серой нельзя их ниспровергнуть, ни взойти на них».

Короче, две осады Смоленска завершились неудачей: гарнизон выстоял под массированными артобстрелами, а предпринятый в ходе первого обложения крепости генеральный штурм был отражен.

В третий раз русские войска отправились в поход весной 1514 года. В середине апреля к Смоленску подошел передовой полк из тысячи всадников под командованием князя Михаила Глинского. Они перерезали сообщения, а с осажденными начались переговоры. Князь, сам недавно перешедший на сторону Москвы, предлагал так же поступить и смолянам, ведь «было бы выгодно и справедливо отделиться члену от чужого тела и присоединиться к своему… Бояре и знатные мужи, коренные жители и уроженцы Смоленской земли – московского рода и одной с ними религии, которая является для разделенной внутри себя нации великой связью, и надо для благожелательства и общности вернуться к своим братьям и родичам…»

Вслед за передовым полком подошли основные силы русской рати, которая полностью окружила Смоленск 22 мая. И на сей раз с ней прибыла артиллерия. Ее сопровождали европейские специалисты огнестрельного дела. С возведенных под руководством иностранных инженеров батарей начался обстрел крепости. Сам великий князь для руководства осадой выехал из Москвы 8 июня.

По свидетельству летописцев, именно мощная канонада, когда «земля колыбатися… и весь град в пламени курениа дыма мняшеся въздыматися ему», похоронила надежду на спасение литовского гарнизона: «И повеле князь велики пушкарю Стефану пушками город бити июля в 29 день в суботу, на 3-м часу дни, из-за Днепра. И удари по городу болшею пушкою. И лучися на городе по их пушке по наряженой ударити, и их пушку розорвало, и много в городе в Смоленску людей побило… на шестом часу дни тот же Степан ту же пушку пустил, и много ядер мелких собра, и окова свинцем, и удари в другой. И того боле в городе людей побило…» Для второго выстрела пушкарь Стефан использовал несколько небольших ядер, окованных свинцовыми полосами. В полете крепления разрывались и туча железных, каменных и свинцовых шаров накрывала противника. «И князь велики повеле ударити в третьие, и того боле людей побило в городе».

Защитники крепости во главе с комендантом Юрием Сологубом начали переговоры о прекращении огня, но великий князь Василий Иванович был непреклонен. Условием прекращения бомбардировки могла быть только капитуляция: «И повеле бити пушками многими отвсюду».

Гарнизон и жители решили сдаться.

Правда, вскоре русское войско потерпело тяжелое поражение в битве под Оршей. Однако Смоленск остался под властью Великого княжества Московского.

Лишь в период Смуты, охватившей Россию в начале XVII века, объединенная польско-литовская Речь Посполитая захватила Смоленск после 20-месячной героической обороны города. А подошла к нему армия интервентов 19 сентября 1609 года – 410 лет назад.

А 3 октября Смоленск отметит 365-летие возвращение в 1654 году полками царя Алексея Михайловича нашему Отечеству его «щита» и «стража». Эти звания город-герой оправдал в 1812 и 1941-м.

Опубликовано в выпуске № 29 (792) за 30 июля 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...