Версия для печати

Ништадтский мир был взят на абордаж

305 лет назад русский флот одержал победу при Гангуте
Стрелец Михаил

Одно из ключевых сражений на море в великую Северную войну 1700–1721 годов, где противостояли Россия и Швеция, развернулось у мыса Гангут. На тот момент стороны пребывали в горячей фазе конфликта 14 лет, стратегической инициативой прочно владела армия Петра.

Но в борьбе за Балтику правили бал подданные шведского короля Карла XVI. На их стороне опыт стратегически важных побед на море. У нарождающегося российского флота такого капитала не было.

Главной надеждой Петра стал генерал-адмирал граф Федор Матвеевич Апраксин, нанесший поражение шведам в сражениях у Ракобора и в Копорском заливе, выбивший их из Выборга. В кампанию 1713 года войска Апраксина взяли шведские опорные пункты на берегу Финского залива, захватили Гельсингфорс, Бьернеборг, Вазу и встали на побережье залива Ботнического. Во второй половине мая русский корабельный и галерный флот вышел из Кронштадта в море. Отряд под началом шаутбенахта Петра Михайлова (у Гангута царь фигурировал под этим званием) направился к Ревелю. Галеры под началом генерал-адмирала Апраксина получили повеление следовать к Або-Аландским шхерам. Над морскими чинами начальствовал капитан-командор Матвей Змаевич. Галерный флот был вооружен 6-фунтовыми, 3-фунтовыми и 2-фунтовыми пушками, на галере было 72 весла и вмещалось до 300 человек, на скампавее – 36 весел и 150 человек.

На карте ясно видно – после того как россияне выйдут туда и высадят десант, победа оказывается у них в кармане. Пока эскадра Апраксина боролась с ветрами и течениями, в Стокгольме решили запереть русский флот у полуострова Гангут – длинного мыса, окруженного шхерами. На малой воде русские галеры имели преимущество перед парусниками шведов.

Петр нашел слабину в построении неприятеля и приказал абордировать шхерботы и бомбарды шведов

Российской флотилии противостоял линейный флот адмирала Густава Ваттранга из 15 линейных кораблей, трех фрегатов, двух бомбардирских галиотов и девяти галер. Младшими флагманами были вице-адмирал Лилье и контр-адмиралы Эреншельд и Таубе.

Петр I предпринял тактический маневр – поскольку перешеек полуострова был не более двух верст (2,5 километра), то вполне возможно часть галер перебросить по «переволоку» севернее мыса. К ее строительству приступили утром 24 июля (3 августа) в две смены по полторы тысячи солдат. А уже через три дня от местных рыбаков адмирал Ваттранг узнал о предпринятом маневре и направил к северной оконечности мыса Гангут отряд контр-адмирала Эреншельда из 18-пушечного прама «Элефант», шести галер и трех шхерботов. Отряд контр-адмирала Лилье из восьми линейных и двух бомбардировочных кораблей должен был нанести удар по главным силам русского флота.

Разделение шведов было на руку российской стороне – шаутбенахт Михайлов ждал такого решения. На руку русскому флоту был и стоявший поутру 26 июля (6 августа) штиль – шведские корабли потеряли маневренность. Царь задумал прорыв вдоль берега. И замысел удалось воплотить. Петр с отрядом из 20 галер вышел на рекогносцировку и обнаружил, что потерявший маневр флот адмирала Ваттранга стоит у берега и не может перекрыть большую часть залива огнем корабельной артиллерии. Момент был подходящий, и Петр отдал приказ готовиться к прорыву.

26 (6) июля авангард из 20 галер под командованием командира авангарда Матвея Змаевича начал прорываться к шхерам к северо-западу от Гангута. Вслед за ним вырвались из-под шведской опеки еще 15 скампавей. Отряд Эреншельда был заблокирован у мыса Лакксиссер в Рилакс-фьорде.

К полудню погода начала меняться, подул слабый ветер, и адмирал Ваттранг дал сигнал отряду Лилье соединиться с основными силами. Чтобы быстрее встретиться, адмирал Ваттранг выдвинулся навстречу, тем самым открыв путь российским галерам вдоль берега. И в этом была его ошибка.

Утром 27 июля (7 августа) флот Апраксина пришел в движение. Шведы заметили прорыв и попытались пресечь его артогнем. Однако операция завершилась успешно, была потеряна только одна галера. В итоге 98 галер с 15-тысячным войском прорвали блокаду и вышли на оперативный простор.

На следующий день отряд Эреншельда был окружен всем русским флотом. Шведский адмирал расположил свой флот полукругом, оба его конца упирались в острова. Флагман – корабль «Элефант» был в центре, а у его носа и кормы стояли по три галеры, имевшие общим счетом 84 пушки, шесть – крупного калибра. Во вторую линию он поставил три шхербота с 14 малыми орудиями. Шведский отряд имел в наличии 116 орудий.

Ширина Рилакс-фьорда не позволила развернуть весь русский флот, поэтому для атаки выделили авангард из 23 скампавей, разделенный на три части. В центре пролива были поставлены 11 судов под командой бригадира Петра Лефорта и капитана 3-го ранга Ивана Дежимона. На правом фланге уступом вперед построились в две линии шесть скампавей генерала Адама Вейде и капитан-командора Матвея Змаевича. На левом фланге в том же порядке встала такая же группа бригадира Ивана Волкова и капитана 2-го ранга Дамиани. Авангардом командовал Вейде, фактически руководил боем Петр I. Главные силы гребного флота находились в тактическом резерве под началом Апраксина.

Он отправил генерал-адъютанта Петра Ягужинского парламентером к Эреншильду с предложением сдаться без боя. Тот отказался. В начале третьего часа пополудни над русской эскадрой был поднят синий флаг – знак начала атаки.

Решающий бой Гангутского сражения сразу стал ожесточенным – у шведов была сильная позиция. Абордажным командам со скампавей предстояло подниматься на высокие шведские корабли с огромным риском – сверху стреляли в упор. Артиллерия «Элефанта» била картечью, и две атаки русских бойцов были отражены. С флангов также велся убийственный огонь. Скампавеи были вынуждены отойти. Но Петр нашел слабину в построении неприятеля – на флангах, и приказал Змаевичу слева, Лефорту справа абордировать шхерботы и бомбарды шведов. Рядом с каждым убитым русским морпехом ложились два-три поверженных шведа. Через три часа шведские корабли начали спускать синие с желтым крестом флаги. Дольше всех держала оборону команда флагманского «Элефанта». Тяжело раненный адмирал Эреншельд был пленен.

Битва завершилась полной и окончательной победой русских. Потери для шведского военно-морского флота были чудовищными: 10 кораблей со 116 орудиями, 361 убитый, 350 ранены, 237 пленены.

Что дал Петру Великому гангутский триумф? Россия взяла под полный контроль Финляндию, существенно упрочилась стратегическая инициатива российского воинства в ходе великой Северной войны, сделан значимый шаг на пути к очень выгодному для России Ништадтскому миру 1721 года.

Михаил Стрелец,
доктор исторических наук

Опубликовано в выпуске № 30 (793) за 6 августа 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...