Версия для печати

Китайский гиперзвук – звонок для США

На американские авианосцы обрушится «Звездное небо»
Сивков Константин
Фото: nationalinterest.org

«Синкун-2» («Звездное небо-2»), китайский аналог нашего «Циркона», может стать серьезной угрозой для американского флота.

Возможности ракеты по поражению даже сильно защищенных корабельных соединений велики. Сегодня и в среднесрочной перспективе у США не появятся эффективные средства борьбы с этим оружием. Однако его применение потребует высокоэффективного обеспечения.

Некоторые характеристики этой ракеты известны («Китай взял на мушку американские авианосцы»). На испытаниях достигнута скорость 5–6 М, то есть около 1500–1800 метров в секунду. Отмечается, что гиперзвуковой летательный аппарат (ГЗЛА) пролетел расстояние тысячу километров на высоте 30 тысяч метров. По материалам в Интернете можно составить представление об облике системы, вероятно, готовой к принятию на вооружение НОАК уже как серийный образец. Естественно, наши предположения имеют определенную степень точности, поскольку будут опираться на иностранный опыт разработки таких систем, а также на преимущественно качественные оценки научно-технического уровня и потенциала китайского ОПК.

«Синкун-2» – это именно ракета, а не планирующий блок, подобный «Авангарду». Гиперзвуковой прямоточный воздушно-реактивный двигатель, по данным открытых китайских источников, был включен после подъема на высоту 30 километров (для чего использовалась стартовая ступень) и разогнал ГЗЛА до скорости 5,5–6 М. Тот факт, что пресса КНР делает акцент на применении против корабельных групп США, дает основания полагать: это многоцелевая ракета, которая может использоваться и против наземных объектов.

Траектория поражения авианосцев

Анализ размещенных в Интернете фотографий привел ряд экспертов к выводу, что ГЗЛА создается для применения из основной вертикальной пусковой установки (ВПУ), используемой на надводных кораблях ВМС НОАК. То есть после принятия на вооружение «Синкун-2» может стать основным ударным комплексом военно-морских сил. В перспективе им будут оснащаться подводные лодки и самолеты ударной авиации, в частности береговой Н-6 и палубный J-15.

«Синкун-2» может поступить на вооружение НОАК в среднесрочной перспективе или даже раньше

Оценим предполагаемые ТТХ «Синкун-2». Прежде всего дальность стрельбы. Поскольку стартовой ракетой-носителем ГЗЛА был заброшен на высоту 30 километров и получил соответствующую скорость, можно полагать, что РН была достаточно мощной и соответственно габаритной. В корабельную ВПУ такую да еще вместе с самим «Синкун-2» не разместишь. Это значит, что стартовый ускоритель придает аппарату минимально необходимые для работы его собственного двигателя скорость и высоту. Выход на маршевый участок происходит уже за счет ресурса ракеты. Это означает, что практическая дальность будет намного ниже. Даже по самым оптимистичным оценкам, она вряд ли превысит 300–400 километров. То есть несколько больше, чем у стандартной китайской ПКР YJ-62.

Скорость, достигнутая на испытаниях, как правило, существенно выше, чем у серийных образцов. Это связано с неизбежными отступлениями от идеальной аэродинамики из-за размещения на ракете компонент, делающих ее боевой. Максимум, на что может рассчитывать серийная «Синкун-2», – скорость 3,5–4,5 М (1200–1500 м/сек). Это существенно меньше, чем у российских образцов, представленных нашим президентом.

При таких массогабаритных характеристиках, скорости и дальности стрельбы с учетом научно-технического уровня китайского ОПК вес боевой части вряд ли превысит 200 килограммов. Для вывода из строя или потопления крупных боевых кораблей (типа авианосец, крейсер) потребуется увеличенное число попаданий.

ГСН такой ракеты, чтобы она могла поражать надводные корабли, должна быть радиолокационной. Это обеспечивает самонаведение ракеты в любых погодных условиях. С поправкой опять-таки на технический уровень китайского ОПК, предполагаемые ТТХ, известные характеристики ГСН других ракет на вооружении НОАК приходим к заключению, что дальность захвата цели типа авианосец, крейсер или эсминец у «Синкун-2» вряд ли превышает 30 километров.

Некоторые эксперты указывают на то, что китайцы вообще не смогут разработать радиолокационную ГСН для гиперзвуковой скорости полета, поскольку при достижении ракетой в атмосфере скорости 4 М вокруг нее возникает плазменное облако, блокирующее проникновение радиосигналов. Заметим однако: подкалиберный танковый снаряд выстреливается из ствола пушки со скоростью 1600–1800 метров в секунду или 5,3–6,1 М и еще никто не видел, чтобы вокруг него образовывалось плазменное облако, хотя боеприпас летит в приземном слое атмосферы, а не на высоте 30–40 километров. К тому же серийный «Синкун-2» вряд ли разовьет больше 4 М, либо на подходе к цели скорость может снижаться до уровня, не препятствующего работе ГСН. То же самое можно сказать и про перегрев оболочки. Китайский ОПК способен создать необходимые материалы.

Траектория полета «Синкун-2» задается особенностями ракеты как гиперзвуковой. Это стартовый участок, на котором ГЗЛА будет набирать нужную высоту, маршевый и завершающий, с атакой цели, вероятнее всего, в пикировании на нее.

Констатируем, что «Синкун-2» может стать полноценной системой гиперзвукового вооружения НОАК уже в среднесрочной перспективе или даже раньше.

Сбить спутник проще

Чтобы оценить, насколько «Синкун-2» опасны для корабельных группировок, рассмотрим возможности наиболее современной и мощной иностранной системы ПВО, используемой на американских крейсерах «Тикондерога» («Морской бой с тенью: «Москва» против «Тикондероги») и эсминцах УРО «Орли Берк» («Орли Берк» – просто орел») на основе БИУС «Иджис» с ЗУР «Стандарт-6». Эта ракета (полное наименование RIM-174 SM-6 ERAM) принята на вооружение ВМС США в 2013 году. Основное ее отличие от предшествующих версий – активная радиолокационная ГСН, что позволяет эффективно поражать цели, включая низколетящие, по принципу «выстрелил-забыл». При стартовом весе полторы тонны «Стандарт-6» имеет дальность стрельбы 240 километров, а максимальную высоту поражения воздушных целей – 33 километра. Скорость полета ракеты – 3,5 М – около тысячи метров в секунду. Максимальная перегрузка при маневрировании – порядка 50 единиц. Боевая часть кинетическая (для поражения баллистических целей) или осколочная (для аэродинамических) весом 125 килограммов, вдвое больше, чем в предыдущих сериях. Максимальная скорость поражаемых аэродинамических целей – в пределах 800 метров в секунду. Вероятность выполнения задачи одной ракетой в полигонных условиях определена в 0,95.

Сопоставление ТТХ «Синкун-2» и «Стандарт-6» показывает, что китайская ракета попадает на границу зоны поражения американской ЗУР по высоте и превосходит в полтора-два раза максимальную скорость аэродинамических целей. То есть теоретические расчеты не в пользу США. Сбить «Синкун-2» не получится. Однако «Иджис» способна обнаружить скоростную цель и выдать целеуказание. В системе предусмотрена возможность решения задач ПРО и даже борьбы со спутниками. Поэтому стрельба ЗУР «Стандарт-6» по атакующим китайским ракетам будет вестись. Остается оценить, каковы шансы на успех.

Заметим, что приводимые в тактико-технических данных вероятности поражения целей даются, как правило, для полигонных условий. То есть когда объект не маневрирует и движется со скоростью, оптимальной для ЗУР. В реальных боевых действиях вероятности существенно ниже. Не вдаваясь в подробности механизма наведения ЗУР, отметим, что на «Стандарт-6» будут влиять дальность обнаружения активной ГСН и точность выхода в точку захвата цели, допустимая перегрузка при маневрировании и плотность атмосферы, а также ошибки в местоопределении по данным РЛС целеуказания и БИУС.

Открытых данных о дальности действия активной ГСН ЗУР «Стандарт-6» нет. Исходя из массогабаритных характеристик можно предполагать, что цель типа истребитель с ЭПР около пяти квадратных метров она «видит» на дистанции в 15–20 километров. Соответственно по ракете, подобной «Синкун-2» с ЭПР около 0,5 квадратного метра, дальность действия ГСН «Стандарт-6» составит 8–12 километров. Стрельба при отражении атакующих ПКР будет вестись, естественно, на встречных курсах. При скорости сближения ракет 2300–2500 метров в секунду на выполнение маневра у ЗУР остается от трех до пяти секунд. При таких условиях уменьшить величину промаха ЗУР нереально. Особенно если речь идет о перехвате на границе предельной высоты, где разреженная атмосфера существенно сокращает возможности маневра. То есть фактически ЗУР «Стандарт-6» для успешного поражения такой цели, как «Синкун-2», на маршевом участке должна быть выведена к цели с ошибкой, не превышающей 30–40 метров. При стрельбе по ракете, пикирующей в плотных слоях атмосферы, возможности поразить ее также не велики вследствие малого времени движения до рубежа выполнения задачи – около 20 секунд.

Расчеты, выполненные с учетом указанных факторов, показывают, что вероятность поражения ракеты «Синкун-2» одной ЗУР «Стандарт-6» вряд ли превысит 0,06–0,09 при самых благоприятных условиях. При стрельбе по данным внешнего целеуказания, например, самолета ДРЛО или другого корабля с учетом ошибок в определении взаимного местоположения, а также времени задержки на обмен информацией погрешность в выводе ЗУР к цели будет больше и вероятность ее поражения еще меньше, причем весьма существенно – до 0,02–0,03. В целом можно констатировать, что у «Стандарта-6», самой эффективной ЗУР западного мира, ничтожно малые шансы пресечь атаку «Синкун-2».

Предвижу возражение: американцы с крейсера типа «Тикондерога» смогли поразить спутник, летевший со скоростью 27 тысяч километров в час и на высоте около 240 километров. Но он не маневрировал и его местоположение было определено в результате длительного наблюдения с исключительно высокой точностью, что позволило вывести ракету ПРО к цели почти без промаха. Таких возможностей при отражении атаки «Синкун-2» у обороняющейся стороны не будет.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 31 (794) за 13 августа 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...