Версия для печати

Волонтеры, "варианты" и белые медведи

Анохин Василий
Военнослужащим Внутренних войск приходится выполнять служебно-боевые задачи в крупных городах и в небольших поселках, в горячих районах стреляющей Чечни и в Заполярье. Этот рассказ - о "горячей" службе бойцов ВВ в одном из самых крайних северных регионов нашей страны.


ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ВНУТРЕННИХ ВОЙСК НЕСУТ СЛУЖБУ НА НОВОЙ ЗЕМЛЕ


Военнослужащим Внутренних войск приходится выполнять служебно-боевые задачи в крупных городах и в небольших поселках, в горячих районах стреляющей Чечни и в Заполярье. Этот рассказ - о "горячей" службе бойцов ВВ в одном из самых крайних северных регионов нашей страны.
{{direct_hor}}
На одном из островов архипелага Новая Земля создана база Северного флота. Моряки, несколько десятков пограничников и группа метеорологов считаются аборигенами, так как живут и служат здесь на постоянной основе. Для детей военнослужащих есть даже школа. На островах были и коренные жители. Но перед созданием здесь ядерного испытательного полигона их переселили на материк.

С прошлого года нашему полку была поставлена задача - организовать охрану этого полигона на время проведения работ. На острова мы прилетели в середине мая. У нас дома уже вишни цвели, а там еще лежал глубокий снег. На следующий день моряки организовали праздничные проводы зимы. Раньше мая ее здесь провожать бессмысленно, все равно не уйдет. В программе - спортивные соревнования, конкурсы. Пригласили и нас поучаствовать. Вообще, похоже, что все это было специально подготовлено к нашему приезду, чтобы познакомиться друг с другом в неформальной обстановке. К тому же прибытие сюда новых людей - событие необычное, вот его и отметили подобным образом.

Через несколько дней после решения необходимых организационных вопросов мы снова прибыли на аэродром. На этот раз предстояло пролететь около часа на вертолете к месту несения службы.

Раньше караул Внутренних войск охранял ядерный полигон круглый год. Но с прошлого года было принято решение ограничиться шестью месяцами, пока здесь проводят испытательные работы. До прибытия экспедиции ученых-ядерщиков оставалось около месяца. Нам предстояло организовать систему охраны объекта. Хоть он и небольшой, но все необходимо было сделать в соответствии с режимными требованиями. Ведь под охраной аппаратура, которая является не только государственной тайной, но и стоит очень дорого. К примеру, в одном из хранилищ загорелся силовой кабель. Часовой ефрейтор Юрий Бубенцов доложил начальнику караула. К месту происшествия прибыла резервная группа: старший сержант Сергей Ендовицкий, ефрейторы Иван Апарин и Алексей Чернов. Солдаты обесточили кабель и предотвратили пожар. Материальная ценность спасенного имущества составила 430 тысяч рублей.

Вот вам и "миниатюрный" караул. Так что за время службы расслабляться было некогда. С солдатами проводили занятия по всем военным дисциплинам. Даже стрельбище оборудовали для огневой подготовки. Правда, мишени готовили самостоятельно из подручных средств.

Для проживания здесь построена казарма. Мы ее разделили на две части. В одной жили офицеры и прапорщики, в другой - солдаты. Но это только условность: кровати, матрацы и белье у всех были одинаковые. В отношении питания также никаких различий. Пищу на всех готовили в одном котле. То, что люди постоянно находились на виду друг у друга, в равных условиях, очень сплотило коллектив. Когда через три месяца прилетели наши сменщики, некоторые солдаты просили их оставить еще послужить на Новой Земле. Между собой даже конкурс проводили, не хотели покидать то, что стало для них в какой-то степени родным.

Хотя в первые дни после приезда все работали не покладая рук. Ведь одновременно с несением службы первоочередной задачей являлось обустройство быта, чтобы просто-напросто выжить в суровых условиях, где ты один на один с Севером. Сначала как можно быстрее требовалось прогреть казарму. Ведь в ней полгода никто не жил. Так что температура внутри не отличалась от той, что держалась снаружи. Затем в срочном порядке требовалось подлатать крышу в местах, где она прохудилась, прибить доски, оторванные ветром от стен казармы.

Вообще, что касается ветров, то на архипелаге это настоящее бедствие. Здесь их называют "варианты". Дуют они практически весь год. Зимой (метели здесь бывают уже в конце августа) образуют снежную стену, а летом несут песчаную крошку. Так может продолжаться несколько суток. Самым опасным считается первый день, когда порывы ветра достигают скорости 25 и более метров в секунду. На это время на острове прекращаются любые работы. По инструкции даже часовых с постов снимают. Когда же ветер немного стихает, жизнь возобновляется. Зимой в такую непогоду ходить по улице можно, только держась рукой за трос. Их специально натягивают от казармы к столовой и караульному помещению. Дело в том, что снежная стена настолько плотная, что, бывает, в шаге от себя ничего не видно. Да еще полярная ночь. В таких условиях трос - своего рода путеводная нить, как в древнегреческой легенде. Хотя тем, кто там не бывал, многое может показаться даже неправдоподобным. Но погода на островах заставляет людей выполнять такое, на что в обычной жизни человек вряд ли бы отважился. Моряки рассказывали, как однажды один из заместителей командира их базы вырезал аппендицит военнослужащему, которому необходима была срочная операция. Медицинского образования офицер не имел, так что необходимые инструкции получал по радиостанции от хирурга, который в это время находился на материке и не мог попасть на остров из-за нелетной погоды. Операция прошла успешно. Через несколько дней больного доставили на Большую землю.

К окончанию своей командировки и мы убедились, что "варианты" прямо-таки хозяева островов. Смена прибыла в середине августа. Ее возглавлял заместитель командира батальона по работе с личным составом майор Виталий Борисов. Вертолетчики сразу же на вертолетной площадке предупредили, что через 20 минут они улетают. Усиливался ветер, и очень быстро ухудшалась погода. За это время нам предстояло успеть передать охраняемый объект и имущество. Естественно, мы не уложились и еще почти месяц находились здесь в ожидании летной погоды. Шутили между собой, дескать, понравились мы Заполярью, раз оно нас так долго не отпускало.

Но, кроме "вариантов", на островах есть и другие хозяева - белые медведи. Уж очень они любят навещать поселки военных. Однажды пытались спровадить такого непрошеного гостя, который средь бела дня брел по улице. Отстрел этих животных запрещен, так как их очень мало осталось на Земле. Чтобы зверь убежал, думали напугать его криком или громкими звуками. Куда там! Он на это даже внимания не обращал. Тогда подогнали тягач и начали аккуратно на малой скорости выталкивать его на окраину поселка. Сначала все получалось, но вот зверю что-то не понравилось, и он стал отмахиваться лапой от назойливой машины. Правда, силы оказались неравными. Хоть и весил косолапый почти тонну, но техника оказалась мощнее. Пришлось ему сдаться и убежать в тундру. Однако, когда осмотрели тягач, увидели отметины на память о той встрече: царапины и вмятины от когтей и лап лохматого гиганта.

Поэтому информацию о появлении зверя вблизи постов или гарнизона, о направлении его движения здесь сообщают в первую очередь. В прошлом году часовые несколько раз видели медведей с расстояния 70 - 90 метров. Солдаты говорили, что страху натерпелись. Ведь с поста уходить нельзя, стрелять тоже, если зверь не представляет явной угрозы для жизни. А как определить, когда она "явная"? Он же эти несколько десятков метров за считанные секунды пробежит; и стены вагончика, в котором может находиться часовой на посту в сильный мороз или ветер, ему не помеха. К тому же огнем из автомата его вряд ли остановишь. Пули калибра 5,45 миллиметров просто отскакивают от его лба и только больше злят. Не каждого медведя даже из снайперской винтовки уложишь с первого выстрела. Так что солдатам, которые отправляются на посты, выдают по два реактивных сигнальных патрона. Возможно, шум и яркая вспышка света отпугнут хозяина снегов. К счастью, на практике применять их не приходилось.

Но медведь - существо неразумное. Его отпугнешь, он убежит. С людьми бывает намного сложнее. Новая Земля считается закрытой территорией, и нахождение здесь без специального разрешения запрещено. Однако это не останавливает различных нарушителей. Моряки частенько задерживают у здешних берегов лодки и катера с такими людьми. Обычно они называют себя волонтерами каких-нибудь природоохранных организаций. Так это или нет на самом деле, разбираются уже в компетентных органах.

Еще в годы Великой Отечественной у берегов Новой Земли всплывали подводные лодки фашистской Германии. Тогда шла война, и, в случае обнаружения врага, его старались уничтожить. А как быть сейчас, когда в открытом море на границе 12-мильной зоны бросает якорь иностранный военный корабль или начинает кружить самолет-разведчик? По международным нормам находиться там им разрешено. А вот какой аппаратурой для ведения разведки они снабжены, остается только догадываться. Но это уж точно не волонтеры-одиночки. Не следует забывать и о том, что они такие же военные люди, вооруженные и готовые выполнить любой приказ. Так что тем, кто служит на островах, необходимо быть готовым к любой провокации.

В нынешнем году на Новой Земле находится очередная группа военнослужащих, которые охраняют государственные секреты за Полярным кругом. Надеемся, что их командировка закончится благополучно.

Василий АНОХИН

Опубликовано в выпуске № 19 (86) за 1 июня 2005 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...