Версия для печати

Финал Второй русско-японской войны

80 лет назад началось наступление советских войск на Халхин-Голе
Стрелец Михаил Уткин Александр

Это был завершающий этап локального, хотя и широкомасштабного четырехмесячного вооруженного конфликта, закончившегося разгромом вторгшихся на территорию Монгольской Народной Республики японских агрессоров.

В мае 1939 года части японской армии и подразделения силовых структур вассала Токио государства Маньчжоу-Го атаковали пограничников союзной СССР Монголии на восточном берегу реки Халхин-Гол. Естественный вопрос: с какой целью?

С прицелом на Сибирь и советский Дальний Восток

Кое-кто из зарубежных историков и сейчас утверждает, что операция была спровоцирована монгольскими военными, якобы неоднократно вторгавшимися в Маньчжурию. Предпринимаются также попытки обвинить скотоводов-кочевников, якобы желавших занять новые пастбища и нарушавших границу...

На самом деле к 30-м годам Японии остро требовались контролируемые источники добычи сырья и рынки сбыта готовой продукции. К числу последних относился многомиллионный Китай. А в качестве первых японским руководством рассматривались СССР или Юго-Восточная Азия и острова Тихого океана. Причем сначала казался предпочтительнее вариант с захватом советского Дальнего Востока и Сибири.

Японцы намеревались нанести решающий удар 24 августа, полагая, что 1-я армейская группа сможет перейти к активным действиям только к зиме

В 1932 году японские войска оккупировали Маньчжурию, возникло марионеточное Маньчжоу-Го – фактически плацдарм для агрессии против Китая и СССР. Правда, попытка проверить боеспособность Красной армии в боях у озера Хасан оказалась неудачной. И все же состояние частей РККА в те горячие две недели лета 1938-го оставляли надежду у японцев на благоприятный для них исход нового конфликта, если его развязать вдали от рубежей Советского Союза.

К 1939 году Япония захватила Центральный Китай и немедленно приступила к строительству железной дороги в обход гор Большого Хингана к территории СССР в районе Иркутска и озера Байкал. Японцы потребовали признать реку Халхин-Гол границей между Маньчжоу-Го и МНР, то есть отодвинуть ее на 20–25 километров на запад. Основной причиной демарша называлась необходимость обеспечить безопасность будущей стальной магистрали, так как местами расстояние от нее до границы было всего два-три километра.

Между тем еще 12 марта 1936 года был подписан Советско-монгольский протокол о взаимопомощи, в соответствии с которым в МНР находились части 57-го Особого корпуса РККА. К маю 1939-го они насчитывали 5544 человека. Командовал ими комдив Николай Фекленко.

Невзирая на это, уже в январе 1939-го японцы совершили несколько серьезных провокаций, обстреливая монгольских пограничников или нападая на их посты. А 8 мая под покровом ночи японские солдаты попытались захватить островок на Халхин-Голе. В результате короткого боестолкновения они отступили, понеся потери.

Через три дня японский отряд атаковал пост Номон-Хан-Бур-Обо и овладел им. В завязавшихся боях монголы оказывали ожесточенное сопротивление агрессорам, но обойтись без поддержки советских войск не могли.

«Дебют» Жукова-полководца

28 мая 2500 военнослужащих противника опять вторглись в МНР и стали продвигаться к Халхин-Голу. И вновь части 57-го Особого корпуса совместно с монгольскими союзниками дали отпор японцам, которые вынуждены были вернуться в исходное положение.

Сосредоточив в течение июня ударную группировку (23-я пехотная дивизия, два полка 7-й пехотной дивизии, Хинганская кавалерийская бригада, два танковых полка) общей численностью 38 тысяч человек, 310 орудий, 135 танков и 225 самолетов, враг 2 июля перешел в наступление.

Куда сложнее было наращивать силы советско-монгольским войскам. Например, подкрепления для Красной армии, боеприпасы, продовольствие, горючее, различные материалы, необходимые при устройстве позиций, приходилось перевозить по Транссибирской магистрали до Улан-Удэ и оттуда доставлять за 1300–1400 километров к линии фронта. Впрочем, несмотря на все трудности, 1-я армейская группа, сформированная на основе 57-го корпуса, введя в бой несколько танковых мотобронебригад и пехоту из резерва, успешно отразила все атаки японцев и 5 июля, перейдя в наступление, окружила и уничтожила их части, прорвавшиеся в район горы Баин-Цаган.

Таким был дебют на Халхин-Голе комкора Георгия Жукова, сменившего отозванного в Москву Фекленко. Однако японские войска продолжали оставаться на территории Монголии, очаг конфликта сохранялся. Поэтому Жуков стал планировать наступательную операцию с целью полного разгрома всей группировки агрессора и изгнания его за пределы МНР.

В свою очередь японские командиры в течение июля не единожды бросали своих подчиненных в атаки на советско-монгольские позиции, порой добиваясь некоторых успехов, но каждая попытка оборачивалась поражением. Тем не менее противник продолжал собираться с силами и намеревался нанести решающий удар 24 августа, поскольку не сомневался, что 1-я армейская группа будет в состоянии перейти к активным действиям только ближе к зиме.

В этом японцев убедила преднамеренно распространяемая дезинформация (эфир засорялся ложными сообщениями с несложным шифровальным кодом, в стан неприятеля попадали наряды на зимнее обмундирование и прочее). Жуков строго запретил в светлое время суток совершать передвижения войск, требовал от них тщательно соблюдать на марше и в местах размещения меры маскировки.

По состоянию на вторую половину августа 1-я армейская группа имела в составе 35 пехотных батальонов, 20 кавалерийских эскадронов, 216 полевых и 286 противотанковых орудий, 40 минометов, 2255 станковых и ручных пулеметов, 498 танков, 346 бронемашин, 581 самолет. Координировал действия советских и монгольских частей и соединений командарм 2-го ранга Григорий Штерн.

У противника было 25 пехотных батальонов, 17 кавалерийских эскадронов, 135 полевых орудий и 142 противотанковые пушки, 60 минометов и бомбометов, 1238 станковых и ручных пулеметов, 120 танков и бронемашин, 450 самолетов.

Откроем мемуары Жукова «Воспоминания и размышления»: «20 августа 1939 года советско-монгольские войска начали генеральную наступательную операцию по окружению и уничтожению японских войск. Был воскресный день. Стояла теплая, тихая погода. Японское командование, уверенное в том, что советско-монгольские войска не думают о наступлении и не готовятся к нему, разрешило генералам и старшим офицерам воскресные отпуска. Многие из них были в этот день далеко от своих войск: кто в Хайларе, кто в Ханчжуре, кто в Джанджин-Сумэ. Мы учли это обстоятельство, принимая решение о начале операции именно в воскресенье.

В 6 ч. 15 м. наша артиллерия открыла внезапный и мощный огонь по зенитной артиллерии и зенитным пулеметам противника. Отдельные орудия дымовыми снарядами обстреляли цели, которые должна была бомбить наша бомбардировочная авиация.

В районе реки Халхин-Гол все больше и больше нарастал гул моторов подходившей авиации. В воздух поднялись 153 бомбардировщика и около 100 истребителей. Их удары были весьма мощными и вызвали подъем у бойцов и командиров.

В 8 ч. 45 м. артиллерия и минометы всех калибров начали огневой налет по целям противника, доведя его до пределов своих технических возможностей. В это же время наша авиация нанесла удар по тылам противника. По всем телефонным проводам и радиостанциям была передана установленным кодом команда – через 15 минут начать общую атаку.

В 9 ч. 00 м., когда наша авиация штурмовала противника, бомбила его артиллерию, в воздух взвились красные ракеты, означавшие начало движения войск в атаку. Атакующие части, прикрываемые артиллерийским огнем, стремительно ринулись вперед.

Удар нашей авиации и артиллерии был настолько мощным и удачным, что противник был морально и физически подавлен и не мог в течение первых полутора часов открыть ответный артиллерийский огонь. Наблюдательные пункты, связь и огневые позиции японской артиллерии были разбиты.

Атака проходила в точном соответствии с планом операции и планами боя, и лишь 6-я танковая бригада, не сумев полностью переправиться через реку Халхин-Гол, приняла участие в боях 20 августа только частью своих сил. Переправа и сосредоточение бригады были полностью закончены к исходу дня.

21-го и 22-го шли упорные бои, особенно в районе Больших Песков, где противник оказал более серьезное сопротивление, чем мы предполагали. Чтобы исправить допущенную ошибку, пришлось дополнительно ввести в дело из резерва 9-ю мотоброневую бригаду и усилить артиллерию.

Разгромив фланговые группировки противника, наши бронетанковые и механизированные части к исходу 26 августа завершили окружение всей 6-й японской армии, и с этого дня началось дробление на части и уничтожение окруженной группировки врага.

Борьба осложнялась из-за сыпучих песков, глубоких котлованов и барханов.

Японские части дрались до последнего человека. Однако постепенно солдатам становилась ясна несостоятельность официальной пропаганды о непобедимости императорской армии, поскольку она понесла исключительно большие потери и не выиграла за 4 месяца войны ни одного сражения».

Скованные в центре японцы угодили в котел, созданный Южной группой под командованием полковника Михаила Потапова и Северной – полковника Ильи Алексеенко. Неоднократные попытки деблокировать окруженные части закончились неудачей, и в конце концов японское командование смирилось с их гибелью.

31 августа на монгольской земле не осталось неприятельских солдат, кроме, разумеется, 227 плененных. Победителям достались солидные трофеи: 100 автомашин, 175 артиллерийских орудий, 42 тысячи снарядов, 115 станковых и 225 ручных пулеметов, 12 тысяч винтовок и около 2 миллионов патронов, много другого военного имущества.

Опубликовано в выпуске № 32 (795) за 20 августа 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...