Версия для печати

Первый «Георгий» за шестнадцать ран

Сто лет назад погиб легендарный казак Козьма Крючков
Илющенко Роман

Россия мало знает героев Первой мировой, в первую очередь потому, что в советское время эта война считалась империалистической, а значит, «неправильной». Козьма Крючков – первый солдат, награжденный Георгиевским крестом. Им восторгалась вся страна.

Уже на одиннадцатый день объявленной немцами 1 августа 1914 года войны возглавляемый приказным 3-го Донского казачьего полка 3-й кавалерийской дивизии Козьмой Крючковым разъезд атаковал германский конный дозор. В результате неприятель, понеся большие потери, в панике отступил.

Уложив несколько человек, я почувствовал, что с шашкой трудно работать, а потому схватил их же пику и ею по одиночке уложил остальных

Сам герой в многочисленных газетных интервью рассказывал так: «Часов в десять утра направились мы от города Кальварии к имению Александрово. Нас было четверо – я и мои товарищи: Иван Щегольков, Василий Астахов и Михаил Иванков. Начали подыматься на горку и наткнулись на немецкий разъезд в 27 человек, в числе их офицер и унтер-офицер. Сперва немцы испугались, но потом полезли на нас. Однако мы их встретили стойко и уложили несколько человек. Увертываясь от нападения, нам пришлось разъединиться. Меня окружили одиннадцать человек. Не чая быть живым, я решил дорого продать свою жизнь. Лошадь у меня подвижная, послушная. Хотел было пустить в ход винтовку, но второпях патрон заскочил, а в это время немец рубанул меня по пальцам руки, и я бросил винтовку. Схватился за шашку и начал работать. Получил несколько мелких ран. Чувствую, кровь течет, но сознаю, что раны неважные. За каждую рану отвечаю смертельным ударом, от которого немец ложится пластом навеки. Уложив несколько человек, я почувствовал, что с шашкой трудно работать, а потому схватил их же пику и ею по одиночке уложил остальных. В это время мои товарищи справились с другими. На земле лежали двадцать четыре трупа, да несколько нераненых лошадей носились в испуге. Товарищи мои получили легкие раны, я тоже получил шестнадцать ран, но все пустых, так – уколы в спину, в шею, в руки. Лошадка моя тоже получила одиннадцать ран, однако я на ней проехал потом назад шесть верст. 1 августа в Белую Олиту прибыл командующий армией генерал Ренненкампф, который снял с себя георгиевскую ленточку, приколол мне на грудь и поздравил с первым Георгиевским крестом».

Так Крючков стал первым кавалером Георгиевского креста 4-й степени – самой почетной солдатской награды. Позже грудь казака украсили «Георгии» других степеней, он стал подхорунжим (старшее воинское звание в казачьих частях для нижних чинов). Есть мнение, что именно после этого случая немцы и австрийцы даже не пытались брать в плен казаков, считая их смертельно для себя опасными.

Родился будущий герой на хуторе Нижне-Калмыкова Усть-Хоперской станицы войска Донского в многодетной семье простого казака. По окончании станичной школы и прохождения обязательных полевых сборов в 1911 году был призван на действительную службу, где его и застала война.

Подробности детских лет, юности, армейской жизни Крючкова установить сегодня невозможно. Все документы, касающиеся его, были впоследствии намеренно уничтожены, ведь в отличие от героев, перешедших к красным, казак остался верен воинской присяге. Потому естественным путем стал белым, которых героями называться не положено.

Весной 1919 года после вешенского восстания на Дону разгорелись страшные бои. Приказ № 100 от 25.05.1919 года наркома по военным делам Льва Троцкого гласил: «Солдаты, командиры и комиссары карательных войск! Гнезда бесчестных изменников и предателей должны быть разорены. Никакой пощады к станицам, которые будут оказывать сопротивление. Против помощников Колчака и Деникина – свинец, сталь и огонь».

Выбор у казаков был невелик, и долго продержаться они не могли. В одном из боев сложил голову первый герой мировой войны.

Его гибель описана историком Андреем Борисоглебским: «Крючков командовал одним из подразделений арьергарда Донской армии, удерживая наседавших красных в районе станицы Островской. Группа офицеров, среди которых был и Козьма, разместилась в маленькой хате недалеко от моста, который нужно было удержать любой ценой. Мост считался ничейным, но красные уже перешли его, выкатили по сторонам два пулемета и стали окапываться. Вероятно, Крючков понял, что возникла единственная секунда, в которую можно было еще все исправить. Объяснять замысел было некогда. Он выскочил с шашкой к мосту один, крикнув на бегу казакам: «Братцы, за мной! Отбивайте мост».

Пятеро или шестеро казаков прикрытия кинулись за ним. Однако с моста навстречу им выдвинулся целый взвод красных, более 40 человек, и казаки остановились. Остановились и красные, видя, что в атаку на них бежит один человек. По рассказам, Крючков успел добежать до ближайшего пулеметного гнезда и срубить расчет, когда его скосило из соседнего окопа пулеметной очередью. Схватка все же завязалась, в суматохе казаки успели вытащить героя из-под огня. Он был изрешечен пулями и очень страдал. Умер Козьма Фирсович 18 августа 1919 года и был погребен на кладбище родного хутора».

Сохранилась ли до наших дней могила, неизвестно.

Роман Илющенко,
подполковник запаса

Опубликовано в выпуске № 32 (795) за 20 августа 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...