Версия для печати

Звезда и смерть Михаила Ефремова

Генерал до конца оставался солдатом, для которого честь дороже жизни
Катрич Наталья

В октябре 1941-го 33-й армии Михаила Ефремова выпало отразить последнюю и потому отчаянную атаку фашистов на Москву.

«У 33-й была особая миссия: ее дивизии и батальоны стояли в центре удара, и острие бронированного потока, который получил в ставке Гитлера кодовое название «Тайфун» и в последних числах сентября рванулся из-под Рославля на Москву, – это тяжелое копье неслось именно сюда, пронзая километр за километром …» – пишет Сергей Михеенков в книге «Армия, которую предали». Командовал ею генерал-лейтенант Ефремов.

20-й корпус вермахта пятикратно превосходил в живой силе и технике части РККА. Пробив оборону 222-й стрелковой дивизии, фашисты заняли Бурцево и Петровское. Генерал Ефремов остановил танковый прорыв и разгромил вражескую группировку. 33-я армия освободила Наро-Фоминск, Верею и Бурцево. Именно после этого в Ставке ВГК, вдохновленной успехом, приняли решение провести Ржевско-Вяземскую операцию. Но неподготовленность действий, отсутствие резервов и поспешно принятые тактические решения привели к тому, что 33-я армия пошла в наступление без соседей справа и слева – фланги были оголены. Гитлеровцы, подтянув свежие силы, создали мощный перевес в живой силе и особенно в танках. Четыре дивизии во главе с Ефремовым попали в окружение. Без боеприпасов, продовольствия, медикаментов они героически сражались, сковывая значительные вражеские силы. Факты коллективной сдачи в плен не зафиксированы – красноармейцы бились до последнего. Из 11 500 ефремовцев к своим вышли только 800 человек. За командармом прислали самолет, но он отказался эвакуироваться. «Я с солдатами сюда пришел, – сказал генерал, – с ними и вернусь». И вместо себя отправил в тыл раненых и знамена частей.

За командармом прислали самолет, но он отказался эвакуироваться

Пробивались группами. Командарм получил тяжелое ранение. Исключая возможность не попасть в плен, 19 апреля 1942 года генерал застрелил жену Елизавету Васильевну, служившую санинструктором, и застрелился сам.

«Как известно, тело командарма Ефремова было похоронено немцами с отданием всех воинских почестей. Могилу копали военнопленные, которые в это время содержались в церкви села Слободка. Церемонией похорон руководил некий чин в немецкой форме, который хорошо говорил по-русски и переводил присутствовавшему на похоронах генералу. Местные жители называли его господин Соломон. Кто это был, неизвестно. Возможно, бывший белогвардейский офицер и эмигрант Соломоновский. Деревенские жители всегда сокращают и упрощают имена и названия до удобопроизносимого минимума. Вот и получился из Соломоновского господин Соломон», – пишет Михеенков.

Генерал, который, как можно предположить, и отдал распоряжение о торжественных похоронах, произнес перед солдатами, выстроенными тут же, у могилы речь. Сказал он будто бы следующее: «Вы должны сражаться за Германию так же храбро и мужественно, как этот генерал за свою Россию!».

Свой последний бой раненый командарм-33 принял в сосняке у деревни Жары, под Смоленском, когда окончилась неудачей очередная попытка прорыва через линию фронта.

После войны прах генерала Ефремова похоронили в Вязьме, на его могиле установили величественный памятник, созданный Евгением Вучетичем. В 1996 году генерал-лейтенанту Ефремову посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.

В фондах Музея Победы хранятся личные вещи Михаила Григорьевича: парадная шинель, летний китель и брюки, грамота и удостоверение № 0553 о присвоении звания Героя Российской Федерации. Вещи переданы в 1992 году из средней школы № 1 Тарусы, родного города генерала. В ней находится музей военачальника.

Наталья Катрич,
специалист по связям с общественностью Музея Победы

Опубликовано в выпуске № 32 (795) за 20 августа 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...