Версия для печати

«Багратион» и наперсточники — часть I

Доктор филологии добивается исторической точности умножением на три
Литвиненко Владимир
Фото: google.com

75 лет назад, 29 августа 1944 года завершилась операция «Багратион», в ходе которой советские войска уничтожили самую мощную немецкую группу армий «Центр», освободили Белоруссию, часть Литовской и Латвийской ССР, вышли к границе Восточной Пруссии и осуществили прорыв в Польшу. Катастрофа большая, чем Сталинград, признавалось Верховное командование вермахта. Но и эту блестяще проведенную операцию Красной армии доморощенные фальсификаторы истории пытаются измазать черной краской.

Общие потери РККА были в 2,6 раза выше, чем у вермахта, утверждает доктор филологии Борис Соколов в новом опусе (изданном в 2018 году) «Правда и мифы Второй мировой». Марк Солонин в книге «22 июня. Окончательный диагноз» (тоже изданной в 2018 году) пишет об итогах операции «Багратион»: «Потери личного состава наступающих вдвое превысили потери обороняющихся».

Это объясняется как скудными знаниями закономерностей вооруженной борьбы, так и дилетантскими представлениями упомянутых авторов о реалиях Белорусской операции, но прежде всего методическим невежеством в отношении структуры и содержания понятий военно-оперативных потерь, используемых в РККА и вермахте.

Приведение к общему знаменателю

Сравнение корректно лишь при единой трактовке понятий. Категория «военно-оперативные потери» оценивает их влияние на боеспособность войск. Донесения об убыли использовались вышестоящими штабами Красной армии и вермахта при изучении результатов сражений, определении численности пополнения, необходимого для восстановления боеспособности. Поэтому в военно-оперативных потерях учитываются любые обстоятельства выбытия из строя, в том числе на время, а не только гибель.

В вермахте с достоверностью сведений в донесениях войск было гораздо хуже, чем в Красной армии

В Красной армии военно-оперативные потери делились на безвозвратные (погибшие, умершие, пропавшие без вести и попавшие в плен) и санитарные (раненые и больные). Эта классификация широко используется в отечественных исследованиях, однако для всесторонней оценки итогов конкретных сражений не обладает нужной полнотой и четкостью. Дело в том, что деление на безвозвратные и санитарные, оправданное для отчетности, не столь однозначно для историка. Определенную часть санитарных потерь (раненых и больных, не вернувшихся в строй в ходе битвы) следует относить одновременно и к безвозвратным. Проблема в том, что такие сведения в донесениях не содержались, поэтому точно оценить эту часть санитарных потерь невозможно. Но можно предположить, что все раненые и больные, направленные из района боев в тыловые госпитали, в строй до окончания сражения не вернутся. Тогда понятие «безвозвратные потери в сражении» трактуется так: «Погибшие, попавшие в плен, пропавшие без вести, а также раненые и больные, отправленные в тыловые госпитали в ходе сражения».

В сводках вермахта военно-оперативные потери оценивались категорией «убыль», в которую включались погибшие, умершие, пропавшие без вести (попавшие в плен относились к этой категории. – В. Л.), а также, как показано в третьем томе книги генерал-майора вермахта Бурхардта Мюллера-Гиллебранда «Сухопутная армия Германии 1933–1945 гг.», раненые и больные, эвакуированные в тыл из полосы действий армий.

Таким образом, содержание сформулированного выше для Красной армии понятия «безвозвратные потери в сражении» совпадает с тем, что в вермахте называлось «убыль». Это позволяет произвести корректное сравнение потерь сторон в операции «Багратион».

Потери Красной армии

Две принципиально отличающиеся оценки потерь РККА в операции «Багратион» содержатся в работах коллектива под руководством генерал-полковника Григория Кривошеева и публикациях Бориса Соколова. Результаты, полученные военными историками на основании донесений войск, опубликованы в книгах «Гриф секретности снят», «Россия и СССР в войнах ХХ века» и «Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь». Безвозвратные потери Красной армии в операции «Багратион» коллектив Кривошеева оценил в 178 507, санитарные – в 587 308 человек.

Борис Соколов ничего не подсчитывал, а свою цифру обосновывает так: «…с 23 июня по 29 августа советские войска потеряли, по официальным данным, 178 507 человек безвозвратно и 587 308 человек ранеными и больными. Так как данным источником безвозвратные потери в среднем преуменьшаются втрое, советские безвозвратные потери в ходе операции «Багратион» можно оценить в 525,5 тысячи человек».

Отметим, что оценка, произведенная коллективом Кривошеева, не противоречит подготовленным во время войны официальным справкам и докладам о численности РККА, пополнении и потерях, сопоставимым с данными, полученными по балансу Вооруженных Сил, всего населения СССР, мужского и женского в отдельности. Вместе с тем следует иметь в виду, что в Красной армии донесения из войск содержали сведения обо всех санитарных потерях, но при подсчете безвозвратных, как указано выше, следует учитывать только часть из них – раненых, направленных в тыловые госпитали. Поэтому скорректируем соответствующим образом цифры Кривошеева. Николай Малюгин в статье, посвященной тыловому обеспечению войск («Военно-исторический журнал», № 7, 1983), пишет, что в июле-августе 1943 года число эвакуированных в тыл раненых составило 22,9 процента, больных – 8,9. В 1944-м медицинское обеспечение операций Красной армии совершенствовалось, госпитальная база фронтов и армий развивалась. Тем самым сокращался объем эвакуации раненых в тыл страны. Но насколько именно – неизвестно, поэтому примем для операции «Багратион» долю раненых и больных, эвакуированных в тыл, такой же, как в Курской битве. Поскольку в июне – августе 1944 года больные, по данным книги «Советское здравоохранение и военная медицина в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», составляли 22–23 процента от всего числа санитарных потерь, общее число отправленных в тыловые госпитали в ходе Белорусской наступательной операции можно оценить примерно в 110–120 тысяч человек. Тогда общие безвозвратные потери в ней – 290–300 тысяч.

Оценки потерь вермахта в операции «Багратион» содержатся в упомянутых книгах Марка Солонина (общие – 350–400 тыс. чел.) и Бориса Соколова (безвозвратные – 340 тыс. чел.). В расчетах оба опираются на донесения немецких войск. Однако в вермахте с достоверностью сведений было гораздо хуже, чем в Красной армии.

Продолжение читайте в следующем номере.

Владимир Литвиненко,
доктор технических наук, профессор

Опубликовано в выпуске № 33 (796) за 27 августа 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...