Версия для печати

Бомбовоз под конвоем

Для удара по США боеприпас подогревали
Чуприн Константин
При необходимости в Ту-4А можно было переоборудовать любой советский «Суперфортресс». Фото: poznamka.ru

Проработка возможности превратить Ту-4 в носитель ядерного оружия началась почти одновременно с выпуском в 1950 году первой серии из пяти «изделий 501» с зарядом РДС-1 мощностью порядка 20 килотонн, в значительной мере, как известно, являвшихся аналогами американского «Толстяка». Так появился специальный «атомный» вариант советского «Суперфортресса» («Суперкрепость» советской постройки»).

Систему подвески на самолет атомной бомбы разработал заместитель Туполева по вооружению Александр Надашкевич (кстати, в 30-е годы дважды оказывавшийся за решеткой по сфабрикованным ОГПУ-НКВД обвинениям).

Первые атомные бомбы были капризными изделиями. Для обеспечения их работоспособности в бомбоотсеке пришлось обеспечивать термостабилизацию «изделия» с электрообогревом. Боеприпас оставался «тепленьким» даже при забортной антарктической температуре минус 60 градусов.

Любопытно, что американская разведка сообщала, будто уже в самом начале 50-х годов ВВС СССР имели девять авиаполков Ту-4 со штатным вооружением 28 единиц ядерного оружия. Эта информация не слишком отличалась от действительности, хотя штатными те атомные бомбы считать можно было лишь условно. Да и к формированию частей бомбардировщиков – носителей такого оружия Москва только-только приступила.

В 1956 году советское руководство вздумало было «обработать» с борта Ту-4 мятежный Будапешт, но до этого дело не дошло

В 1952 году советские ВВС получили 18 «атомных» бомбовозов Ту-4А, переделанных из обычных машин. Мало? Да ведь и отечественный ядерный арсенал на тот момент исчислялся всего полусотней бомб типа РДС-1, РДС-2 и РДС-3, которые хранились в разобранном состоянии на территории КБ-11 (ныне Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики – ВНИИЭФ в Сарове). При необходимости в Ту-4А могли переоборудоваться и другие отечественные летающие крепости.

Для отработки тактики и техники использования их свели в отдельную «атомную группу», в 1953 году реорганизованную в 402-й тяжелобомбардировочный авиаполк особого назначения. К этому времени советский ядерный потенциал вырос до 120 бомб. В дальнейшем количество таких полков увеличивалось соответственно росту спецбоеприпасов, и в 1954-м в ВВС СССР уже имелась 160-я тяжелобомбардировочная авиадивизия с Ту-4А. Однако Советский Союз оставался догоняющей стороной – в год смерти Сталина США располагали уже 1161 атомной бомбой.

Наиболее известным случаем применения Ту-4А по прямому назначению стали знаменитые Тоцкие учения 14 сентября 1954 года с реальным сбросом атомной бомбы «изделие 501-М» с 40-килотонным зарядом РДС-2 на «оборонительные позиции противника». Тяжелый бомбардировщик со страшным грузом на борту сопровождала пара реактивных истребителей МиГ-17 – и то был скорее не эскорт, а конвой. На случай, если бы экипаж Ту-4А свернул куда-нибудь «не туда» («Ядерный взрыв глазами Жукова и других очевидцев»).

Самолеты со штатными серийными бомбами, снабженными ядерными зарядами типа РДС-3 и РДС-4 (мощностью 30 килотонн, известная как «Татьяна»), могли запросто «дотянуться» до американских баз в Европе и Азии, включая Японию. Поставленные КНР Ту-4 бомбили Тайвань и тибетских повстанцев. В 1956 году советское руководство вздумало было «обработать» с борта «Туполевых четвертых» (разумеется, обычными бомбами) мятежный Будапешт, но, к счастью, до этого дело не дошло. Но Северо-Американский континент, за исключением Аляски, оставался недосягаем.

Между тем американская фирма «Конвэр» построила в 1947 году гигантский шестимоторный стратегический бомбардировщик B-36 «Писмейкер» («Миротворец»). В отличие от Ту-4, который с атомной бомбой на борту имел возможность наносить удары в радиусе 2000–2500 километров от собственного аэродрома, B-36 мог стирать с лица земли наши города, взлетая непосредственно с континентальной территории США с обратной посадкой на промежуточной базе, которых у Пентагона за рубежом было множество. И это еще не все: действуя с короткой дистанции с таких передовых аэродромов в Западной Европе или в Азии, «Миротворец» поднимал умопомрачительный бомбовый груз – 34 тонны. Наш Ту-4 был рассчитан максимум на 12 тонн бомб (включая, кстати, и химические). B-36 незамедлительно приняли на вооружение ВВС США.

Но в СССР нашли асимметричный ответ.

Опубликовано в выпуске № 34 (797) за 3 сентября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...