Версия для печати

«Багратион» и наперсточники — часть II

Красная армия победила, потому что воевала лучше
Литвиненко Владимир

Немецкие участники сражений в Белоруссии и исследователи этих боев говорят об огромных потерях, особенно войск группы армий «Центр». Но с достоверностью сведений в вермахте было гораздо хуже, чем в Красной армии.

Продолжение. Начало читайте в предыдущем номере.

Данные об убыли немецких солдат в 10-дневных донесениях войск существенно меньше, чем в обобщенных справках служб учета потерь. В частности, по 1944 году численность убитых и пропавших без вести (277 тыс. чел.) в 3,2 раза меньше, чем приводится бывшим начальником организационного отдела Генерального штаба сухопутных войск вермахта Бурхардтом Мюллером-Гиллебрандом в книге «Сухопутная армия Германии 1933-1945 гг.» (898 тыс. чел.). А современный немецкий исследователь Рюдигер Оверманс говорит о 1233 тысячах человек только погибших. Во-вторых, сведения 10-дневных донесений войск о пропавших в том же году без вести солдатах вермахта (806 тыс. чел.) совершенно не стыкуются с официальными данными РККА о немецких военнослужащих, взятых в плен (1200 тыс. чел.). В-третьих, заниженные цифры в 10-дневных донесениях объясняются тем, что в них включались не все потери. Дело здесь в особенностях использования в вермахте понятия «численность войск».

В штабах потери не считались

Как отмечает Кристоф Расс в книге «Человеческий материал. Немецкие солдаты на Восточном фронте»: «В вермахте различали… боевой состав (численность) и число состоящих на довольствии… В отличие от числа состоящих на довольствии, то есть всех имевшихся в наличии при частях солдат, в боевой состав не входил обоз и штабы… В ходе войны именно численность боевого состава оперативных частей и подразделений приобрела первостепенную важность при оперативном планировании. Поэтому на высшем командном уровне учитывался именно совокупный боевой состав действующих частей и подразделений…» В связи с этим в людские потери в ряде случаев включались только выбывшие из боевого состава.

Личный состав уничтоженной дивизии насчитывал около 10 процентов от ее численности на начало операции

Таким образом, сведения, содержащиеся в донесениях войск, сводках и справках служб учета потерь вооруженных сил Германии за 1944 год, не позволяют получить корректные оценки. Они должны даваться на основе расчетов при сопоставлении данных из различных источников, в том числе из свидетельств непосредственных участников Белорусской операции. Понятно, что такие методы дают возможность получить лишь приблизительные количественные оценки. Поскольку исходные данные недостаточно достоверны и возможен значительный разброс значений, речь может идти лишь об интервальных оценках людских потерь вермахта в операции «Багратион».

Генерал пехоты Курт Типпельскирх, в то время занимавший пост командующего 4-й армией, пишет в книге «История Второй мировой войны»: «…результат длившегося уже 10 дней сражения был потрясающим. Около 25 дивизий были уничтожены или окружены. Лишь немногие соединения, оборонявшиеся на южном фланге 2-й армии, оставались еще полноценными, избежавшие же уничтожения остатки полностью утратили боеспособность…» Вернер Хаупт в книге «Сражения группы армий «Центр» так описывает результаты наступления советских войск: «3-я танковая армия в районе Витебска оказалась в окружении на третий день битвы… Остатки танковой армии, если они еще существовали, пробивались к Витебску… 26 июня остальные войска группы армий «Центр» тоже вели последние сражения в своей истории… на юге началось то же самое, что до этого происходило на северном участке фронта: бесславное отступление или еще более позорное бегство немецких боевых групп в западном направлении. 27 июня организованного фронта группы армий «Центр» больше не существовало… В эти же дни завершилась история 9-й армии… 27 июня главные силы 9-й армии оказались в окружении между Днепром и Бобруйском… Силы группы армий «Центр» иссякли… 8 июля пали Барановичи, 9 июля – Лида, 13 июля – Вильнюс, 16 июля – Гродно, а 28 июля – Брест…»

О потерях вермахта летом 1944 года Мюллер-Гиллебранд пишет следующее: «Тяжелые бои на Востоке и Западе, начиная с июля 1944 года, принесли с собой исключительно большие потери… на Востоке при разгроме группы армий «Центр»… и при отступлении войск ГА «Северная Украина»… было уничтожено большое количество немецких дивизий…» Мюллер-Гиллебранд приводит данные об убыли сухопутных войск вермахта за июнь – август 1944 года – 149 000 убитых и 749 640 пропавших без вести (таблица 64). Эти цифры могут служить исходными для расчета безвозвратных потерь вермахта в Белорусской операции, но в них отсутствует информация о числе раненых. Автор отмечает: «Количество раненых из-за отсутствия документальных данных привести не представляется возможным». Вместе с тем «в сухопутных силах их число, в общем, превышало в три-четыре раза количество убитых…» Такое соотношение погибших и раненых подтверждают и данные 10-дневных донесений войск. Используя это соотношение, получим, что в июне – августе 1944 года ранены 533400–582600 человек. Тогда убыль сухопутных войск вермахта в рассматриваемый период была примерно 1430–1480 тысяч. Отметим, что по заниженным данным 10-дневных донесений войск убыль сухопутных войск вермахта на советско-германском фронте (443 192 чел.) в июне – августе составляла более 68 процентов от общей (648 757 чел.) на все фронтах. При таком соотношении получим, что летом 1944 года на советско-германском фронте реальная убыль сухопутных войск вермахта составила 970 тысяч – миллион человек. Красная армия в течение того лета провела, кроме Белорусской, еще три стратегические (Выборгско-Петрозаводская, Львовско-Сандомирская, Ясско-Кишиневская) и три отдельные фронтовые наступательные операции (Нарвская, Режицко-Двинская и Псковско-Островская). В результате было разгромлено 106 дивизий вермахта (уничтожено 47, сведено в боевые группы 28, сведена в остатки 31 дивизия). Из общего числа дивизий в Белорусской операции было разгромлено 60 (уничтожены 22, сведены в боевые группы 14, в остатки 24).

«Багратион» и наперсточники — часть II

С учетом различий в степени разгрома дивизий безвозвратные потери сухопутных войск вермахта в Белорусской операции составляли 50–55 процентов от общего числа потерь на советско-германском фронте в июне – августе 1944 года – 480–550 тысяч человек.

Ориентировочную оценку потерь вермахта в Белорусской операции можно также дать с помощью расчета численности безвозвратных потерь разгромленных в ходе операции дивизий. Для этого определимся с уровнем потерь разгромленных дивизий, которые сведены в боевые группы, сведены в остатки либо уничтожены. По немецким канонам части дивизии сводились в боевые группы при сокращении численности дивизии наполовину, а в остатки, когда численность становилась менее трети от исходной. Термин «уничтожена» четко не определен. Хаупт, описывая разгром немецких войск, в составе которых была 206-я пехотная дивизия, пишет: «Прорваться к немецким позициям удалось только 200 солдатам 53-го армейского корпуса, из них 180 были ранены…» Но Алексей Исаев в книге «Операция «Багратион». Сталинский «блицкриг» в Белоруссии» сообщает, что «согласно данным ликвидационного штаба 206-й пехотной дивизии от 10 сентября 1944 года из Витебска прорвались 20 офицеров, 19 чиновников, 230 унтер-офицеров, 792 рядовых соединения». Таким образом, оставшийся личный состав «уничтоженной» дивизии насчитывал 1061 человек – около 10 процентов от ее численности на начало операции (11 тыс. чел.).

Исходя из полученных пропорций потери 60 разгромленных дивизий соответствуют численности 42 полностью укомплектованных немецких дивизий. В таблице 2 приведены имеющиеся данные о численности дивизий вермахта к началу Белорусской операции. В среднем каждая насчитывала 10 938 человек.

Таким образом, суммарные безвозвратные потери дивизий вермахта, участвовавших в Белорусской операции, оцениваются примерно в 460 тысяч человек. С учетом урона обеспечивающих, вспомогательных и тыловых войск (не менее 10–15% от суммарных) выходит 500–530 тысяч человек, что не противоречит цифрам, полученным ранее другим способом.

Соотношение в пользу РККА

При указанных значениях интервальных оценок людских потерь в Белорусской операции соотношение Красная армия/вермахт составит 290–300 тысяч/480–550 тысяч. То есть безвозвратные потери вермахта были в 1,6–1,9 раза больше, чем у Красной армии.

Цифры получены с использованием общедоступных данных. Возможно, с дальнейшим рассекречиванием и вводом в научный оборот документов Великой Отечественной войны диапазоны интервальных оценок потерь в операции «Багратион» будут скорректированы, но общая картина противостояния РККА и вермахта не изменится. Это совсем не похоже на «заваливание немцев трупами красноармейцев», как рисуют Борис Соколов и Марк Солонин. Красная армия победила в операции «Багратион» не потому, что численно превосходила вермахт, а потому, что воевала лучше. Она сумела извлечь уроки из жестоких поражений начального периода и к лету 1944 года превратилась в несокрушимую силу, превосходящую врага как по боевому мастерству солдат, так и по военному искусству полководцев.

Владимир Литвиненко,
доктор технических наук, профессор

Опубликовано в выпуске № 34 (797) за 3 сентября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...