Версия для печати

Чекистская наука

Хлобустов Олег
23 апреля исполнилось 85 лет Академии Федеральной службы безопасности РФ. До недавнего времени об этом уникальном учебном заведении было мало что известно. Лишь пришедшая в нашу страну гласность приоткрыла покров тайны как над самим фактом существования Высшей школы КГБ имени Ф.Э. Дзержинского (или "Вышки", как ее называли в обиходе), так и над ее историей...


ВЫСШАЯ ШКОЛА КГБ ДАВАЛА ОТЛИЧНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ


23 апреля исполнилось 85 лет Академии Федеральной службы безопасности РФ. До недавнего времени об этом уникальном учебном заведении было мало что известно. Лишь пришедшая в нашу страну гласность приоткрыла покров тайны как над самим фактом существования Высшей школы КГБ имени Ф.Э. Дзержинского (или "Вышки", как ее называли в обиходе), так и над ее историей...
{{direct_hor}}
7 июля 1971 г., впервые пройдя через КПП закрытого подмосковного объекта, я влился в число абитуриентов 2-го (контрразведывательного) факультета Высшей школы КГБ. Уже много позже нам стало известно, что ранее это была знаменитая "школа №101", где проходили подготовку советские разведчики, а еще ранее - база формирования и подготовки оперативно-чекистских отрядов, забрасывавшихся в тыл немецких войск в годы войны. Позднее здесь была создана база подготовки спецназа КГБ - Курсы усовершенствования оперативного состава (КУОС), готовившие сотрудников для подразделений "Альфа" и "Вымпел".

Собственно, сама Высшая школа (как специальное высшее учебное заведение по программе юридических вузов) была образована в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 15 июля 1952 г. И все же свою родословную "Вышка" (с августа 1992 г. - Академия Федеральной службы безопасности РФ) ведет от трехмесячных курсов подготовки сотрудников ВЧК, начавших свою работу 23 апреля 1921 г.

В ЧК ПО ОБЪЯВЛЕНИЮ

Вопрос создания курсов подготовки чекистов рассматривался коллегией ВЧК уже 5 апреля 1918 г. Газета "Известия ВЦИК" 7 июля 1918 г. писала, что "в настоящее время, как это выяснилось на Всероссийской конференции ЧК, на многих местах ощущается острый недостаток в сведущих, подготовленных работниках по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией. Исходя из этого, ВЧК организует инструкторские курсы, которые в скором времени начнут функционировать". А 13 августа она сообщала читателям, что с 8 августа в помещении ВЧК (Большая Лубянка, Варсонофьевский пер., 7) с 11 до 14 часов проводится запись на курсы как лиц, имеющих рекомендации РКП(б), так и представителей губернских и уездных ЧК.

В сентябре состоялось открытие трехнедельных курсов с количеством обучающихся 100-120 человек. Программа курсов предусматривала изучение истории рабочего движения, международного значения Октябрьской революции, прав и обязанностей комиссаров ВЧК, производства дознания, форм и методов борьбы с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности - такими виделись главные угрозы безопасности нового государства. Занятия вели члены коллегии и руководящие работники ВЧК И.К. Ксенофонтов, Д.Г. Евсеев, И.Н. Полукаров, Г.С. Мороз, В.В. Фомин и другие.

11 августа следующего года начали работать уже двухмесячные, а в 1921 г. - трехмесячные курсы по подготовке следователей, разведчиков и комиссаров чрезвычайных комиссий. Эти курсы располагались в старинной усадьбе на Покровке, 27. В 1922-м они были преобразованы в Высшие курсы ГПУ, ставшие предшественником как сети курсов и школ ГПУ, так и будущей Высшей школы КГБ.

Одно из первых пособий для контрразведчиков "Красная контрразведка" было написано С.С. Турло в 1920 г. В 1924-м им при помощи И.П. Залдата была подготовлена новая книга "Шпионаж", на многие годы ставшая, по сути дела, одним из лучших учебных пособий по контрразведке. Появляются также первые учебные пособия по специальным дисциплинам для курсов ВЧК-ОГПУ: "Краткие сведения из агентурной разведки" (1919), "Канва агентурной разведки" (1921). В 1925 г. издается пособие "Техника контрразведывательной службы", через три года - "Экономическая контрреволюция", "Очерки истории карательных органов", "Азбука контрразведки", "Краткие очерки антисоветских политпартий" и др. В учебном процессе активно также использовалась книга К.К. Звонарева "Агентурная разведка". В этих работах осмысливался и анализировался опыт работы как советской разведки и контрразведки, так и органов безопасности российской империи.

8 сентября 1930 г. была образована Центральная школа, преподавание в которой вели руководящие сотрудники ОГПУ - В.А. Стырне, Н.Г. Николаев-Журид, Б.И. Гудзь. Курс истории ВЧК читал Я.С. Агранов. В марте 1939 г. Центральная школа была переименована в Высшую школу НКВД СССР. Основное здание ее находилось на Ленинградском проспекте, д.3, где ныне размещается Академия Пограничных войск. А в годы Великой Отечественной войны здесь также велась подготовка спецотрядов для действий в тылу врага по линии зафронтового 4-го управления НКВД СССР. В частности, здесь учились будущие Герои Советского Союза В.А. Лягин (руководитель нелегальной резидентуры НКВД в г. Николаеве), В.А. Молодцов (руководитель опергруппы "Форт" в оккупированной Одессе), командир спецотрядов "Митя" и "Победители" Д.Н. Медведев, легендарный разведчик Н.И. Кузнецов. После непродолжительной эвакуации с 20 января 1942 г. в здании на Ленинградском проспекте была возобновлена учеба оперсостава на трехмесячных курсах. Всего в 1941-1945 гг. здесь прошли подготовку 7135 сотрудников НКВД-НКГБ.

МОЯ "ВЫШКА"

В 1971 г. на контрразведывательный факультет предпоследний раз, наряду с военнослужащими и уже прошедшими службу в армии абитуриентами, принимали выпускников средних школ. Но конкурс для нас, вчерашних десятиклассников, был отдельный и составлял 19 проходных баллов из 20.

Высшая школа КГБ давала отличное образование. Как скажут сегодня - "четыре в одном": специальное, юридическое, языковое, среднее военное. Но основу и сердцевину обучения составляли именно юридические и специальные дисциплины. Спецдисциплины представляли собой то, что ныне называется оперативно-розыскной деятельностью и регламентируется открытыми нормами права. Среди юридических дисциплин особое внимание по понятным причинам уделялось уголовному праву и процессу, а также административному и международному праву.

Главное, чему учили нас преподаватели, - это неукоснительное следование именно нормам права, строгое соблюдение законности. Немалое внимание уделялось также предупреждению и профилактике, то есть недопущению реализации преступных намерений. Существовал целый арсенал средств предупреждения преступных действий. Особо подчеркну, именно в правовых рамках, но распространяться о них не буду по вполне понятным причинам. Конечно, нам говорили и о необоснованных репрессиях 30-50-х годов, хотя тогда мы, как, впрочем, и сами преподаватели, не знали и не могли знать их подлинных масштабов. Как юрист и гражданин, я не могу не испытывать чувства стыда и глубокого сожаления по поводу этих фактов, но такова в действительности правда об истории нашей Родины. Обращаю особое внимание на все эти обстоятельства в связи с тем, что особый упор в процессе обучения слушателей Высшей школы КГБ делался именно на неукоснительное соблюдение норм права, на недопущение нарушений законности и превышения служебных полномочий.

Конечно, немалую долю времени отнимало изучение слушателями иностранных языков - как европейских, так и восточных, а с 1979 г. - и африканских (всего в "Вышке" велось обучение 34 иностранным языкам). Причем уровень языковой подготовки был настолько высок, что многие выпускники становились впоследствии не только переводчиками, но и преподавателями. В том числе столь сложных языков, как арабский, японский, китайский, урду, пушту, суахили и тому подобных. Не скрою, в то время вызывала сомнение необходимость изучения военных дисциплин, хотя это в дальнейшем пригодилось многим моим однокашникам - ведь им выпало побывать не в одном десятке "горячих точек" как за рубежом, так и на территории нашей страны. И ныне глубоко убежден, что военная подготовка необходима чекистам, сотрудникам органов безопасности, и не только военной контрразведки, хотя нам и приводят примеры якобы "демилитаризованных" зарубежных спецслужб.

Большую, лишь впоследствии осознанную помощь оказал нам преподаватель "спецдисциплины №1" А.И. Курчатов. Мы вначале не очень любили его за педантичность, скрупулезную требовательность в оформлении учебных документов, как нам казалось, многочисленные повторы. Таким образом он стремился закрепить у нас необходимые в работе знания, навыки и умения. Когда же мы собрались через несколько лет после окончания "Вышки", оказалось, что в памяти многих сохранилась признательность и благодарность именно ему, "дававшему именно то, что надо, что особенно важно", хотя его дидактические приемы и не воспринимались таковыми вначале.

Как мне кажется, в отличие от нынешнего поколения слушателей, у нас тогда царил культ учебы: большинство, в том числе и имевшие семьи и малолетних детей, училось жадно, напористо, настойчиво. Быть может, это и определило тот вполне закономерный результат, что только с одного курса вышло немало генералов, руководителей подразделений органов госбезопасности. Это, в частности, генерал-полковник А.Г. Безверхний, генерал-лейтенант С.М. Минаков, генерал-майор И.В. Ермаков. Многие из них прошли сначала Афганистан, а потом еще десятки "горячих точек" уже на территории нашей страны.

Не могу не вспомнить "однокашника" Валеру Курилова, исключительно одаренного человека, писавшего стихи как на русском, так и на английском, игравшего на гитаре, прекрасно певшего и рисовавшего. Лишь много позже я узнал, что Валера был среди тех, кто 27 декабря 1979 г. брал дворец Тадж-бек в Кабуле... Правдиво он рассказал об этом в своей книге "Операция "Шторм-333", немало страниц которой посвящено преподавателям Высшей школы и годам обучения в ней, моим однокурсникам и коллегам, которые, не щадя жизни, выполняли свой служебный и воинский долг. Из этой книги я узнал, что наш преподаватель физподготовки Александр Иванович Долматов был заместителем командира спецотряда "Зенит", возглавлявшегося бывшим преподавателем Высшей школы КГБ Героем Советского Союза Григорием Ивановичем Бояриновым (он был начальником КУОС и погиб при штурме дворца Тадж-бек).

В своей книге Валерий выражал надежду, что она, возможно, станет подспорьем не только для изучающих Афганистан, но и для других слушателей чекистских вузов. Его надежды оправдались - эту книгу преподаватели настоятельно рекомендуют для ознакомления слушателям в качестве дополнительного учебного пособия. И в ней действительно есть чему поучиться.

ЧЕГО УЖЕ НЕТ

В целом же "Вышка" в 70-е годы предоставляла слушателям массу возможностей для развития, интеллектуального и духовного роста (иностранные языки, в том числе изучение их на факультативных курсах желающими; неплохая библиотека со множеством периодических изданий, в том числе на иностранных языках, возможности межбиблиотечного обмена). В то же время, мне кажется, были и недостатки. В их числе я бы назвал прежде всего отсутствие спецкурса "Введение в специальность" (его начали читать в Высшей школе КГБ в середине 80-х годов как дань велению времени и требованиям Минвуза, но, к сожалению, в 90-е годы он вновь "выбыл" из расписания учебных занятий). Мне кажется, также очень важен курс "Гигиена умственного труда", хотя его можно было бы несколько расширить, поставив вопрос о сохранении здоровья слушателей в период обучения в целом.

Не было у нас и курса "Основы научных исследований", хотя он является, на мой взгляд, лучшим средством формирования творческой, нестандартно мыслящей личности. Такой курс как очередная своеобразная "дань моде" был введен в Высшей школе в середине 80-х годов, но, к сожалению, опять выпал из расписания учебных занятий в Академии ФСБ.

Олег ХЛОБУСТОВ
полковник запаса

Опубликовано в выпуске № 16 (132) за 26 апреля 2006 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц