Версия для печати

"Величайший в истории войн дезинформационный маневр"

Калинин Валерий
В июне исполнится ровно 65 лет с того дня, как фашистская Германия напала на Советский Союз. И вновь, уверен, в СМИ появятся публикации о том, почему германское нашествие оказалось для руководства СССР неожиданным, в чем просчеты И. Сталина. Но мало кто уже долгие годы обращает внимание на то, что вплоть до 22 июня 1941 г. Берлин вел серьезную дезинформационную войну, которую в итоге и выиграл.


ПОЧЕМУ ГИТЛЕРУ УДАЛОСЬ ЗАСТАВИТЬ СТАЛИНА ОШИБИТЬСЯ В ОЦЕНКЕ ПЛАНОВ ГЕРМАНИИ


В июне исполнится ровно 65 лет с того дня, как фашистская Германия напала на Советский Союз. И вновь, уверен, в СМИ появятся публикации о том, почему германское нашествие оказалось для руководства СССР неожиданным, в чем просчеты И. Сталина. Но мало кто уже долгие годы обращает внимание на то, что вплоть до 22 июня 1941 г. Берлин вел серьезную дезинформационную войну, которую в итоге и выиграл.
{{direct_hor}}

Ночь на 22 июня 1941 г. Гитлеровские генералы уже у советской границы. В Москве еще сомневаются, что Германия нападет на СССР.
Фото из книги ''0Трагедия лета 41-го''
Теория молниеносной войны - блицкрига, важнейшим составным элементом которого было внезапное нападение, - позволила Германии к весне 1941 г. оккупировать почти всю Западную Европу, а ряд государств превратить в своих союзников. Быстрый разгром западноевропейских стран значительно увеличил военный и экономический потенциал Германии, что, по мнению руководителей рейха, открывало дорогу к нападению на СССР. 18 декабря 1940 г. Гитлер подписал директиву №21, больше известную как план "Барбаросса". Большое внимание в этом плане уделялось достижению внезапности вторжения: "Решающее значение должно быть придано тому, чтобы наши намерения напасть не были распознаны...".

Для обеспечения внезапности нападения подготовка к войне против СССР осуществлялась политическим и военным руководством Германии в глубокой тайне. В этих целях были использованы все виды политической дезориентации, стратегической маскировки и дезинформации.

О том, насколько серьезное значение придавалось в Германии маскировке готовящейся агрессии против СССР, говорит тот факт, что в мероприятиях по политической дезориентации активное участие принимали руководители страны. Гитлер на следующий день после утверждения плана "Барбаросса"принял нового посла СССР в Германии Деканозова. Гитлер разыграл сцену взаимного доверия и понимания между странами и заверил советского дипломата, что Германия и в дальнейшем будет укреплять с СССР дружеские отношения.

ПОДСУНУЛИ "ПЕТЕРА"

Маршал Г. Жуков, уже находясь в отставке, рассказал историку и писателю Л. Безыменскому, что в начале июня 1941 г. И. Сталин послал Гитлеру личное письмо, в котором говорилось, что "нам известно о сосредоточении крупных немецких войск в Польше и это нас удивляет". Ответ Гитлера, также личный и доверительный, гласил, что сосредоточение германских войск в Польше связано с необходимостью обезопасить их от налетов английской авиации. Он ручался за верность советско-германского пакта "своей честью главы государства".

Не отставали от фюрера и другие политические и военные деятели Германии. К фабрикации и распространению целенаправленной дезинформации об истинных планах Гитлера были подключены лучшие специалисты МИД, министерства пропаганды, абвера, службы безопасности и верховного главнокомандования армии. В МИД Германии было создано "Бюро Риббентропа", которое работало под непосредственным руководством министра и стало координирующим центром политической дезориентации. Через дипломатические и агентурные каналы немецкое руководство распространяло основные дезинформационные версии относительно имеющихся у Германии дальнейших военно-политических планов.

Практической работой этого бюро занимался штандартенфюрер СС Ликус, который по линии главного управления имперской безопасности отвечал за проведение спецопераций в отношении иностранцев, аккредитованных в Берлине. И вот по прибытии в немецкую столицу нового резидента НКВД А. Кобулова Ликус подставил ему своего агента "Петера", которого советский разведчик "завербовал" как ценного источника политической информации. Таким образом, агент Ликуса был включен в агентурную сеть НКВД в Берлине под псевдонимом "Лицеист".

Зная, что А. Кобулов является братом Б. Кобулова, заместителя наркома внутренних дел, человека из ближайшего окружения Л. Берии, Ликус организовал подготовку дезинформационных сообщений с привлечением высших государственных деятелей Германии. Он надеялся и не ошибся в своих расчетах, что сообщения "Петера" будут докладываться руководству СССР. В подготовке этой "информации" принимал участие лично Риббентроп и докладывал ее фюреру. Только с согласия Гитлера (а нередко и с его поправками) фальшивки передавались Ликусу, а далее "Петеру-Лицеисту", Кобулову и от него - Л. Берии и И. Сталину. Естественно, что донесения "Лицеиста" сводились к тому, что планы Гитлера направлены на разгром Англии и ее позиций на Ближнем Востоке, в Германии исчерпаны запасы зерна и нефти, поэтому она заинтересована в расширении торговых отношении с СССР.

Такая информация от "надежного и проверенного источника", которого "завербовал" лично А. Кобулов, могла убеждать И. Сталина, что войны в 1941 г. можно будет избежать. Так, на встрече с сотрудником советской резидентуры в Берлине 21 июня 1941 г. "Лицеист" сообщил: "Германо-русские отношения не опустятся до такого низкого уровня, как полагают некоторые... Мне дали понять, что никаких далеко идущих решений в ближайшее время не предвидится... Мы находимся в настоящее время в состоянии войны нервов".

ИЗЪЯТЫЙ "КРИТ..."

Широкие дезинформационные мероприятия были предприняты и по линии министерства пропаганды. По указанию Геббельса активно использовались различные каналы для распространения ложных слухов, при этом создавались необходимые условия, чтобы эти слухи достигали ушей советских представителей как в Германии, так и в нейтральных странах. Например, в прессе утверждалось, что с русскими достигнута договоренность о транзите немецких войск в Иран для участия в боевых действиях против Англии на Ближнем и Среднем Востоке. И даже о том, что СССР согласился передать Германии в аренду Украину, намечается встреча Сталина и Гитлера. Сам Геббельс писал 18 июня, что "маскировка наших планов против России достигла наивысшей точки. Мы настолько погрузили мир в омут слухов, что в них едва ли кто-нибудь разберется".

За неделю до нападения на Советский Союз в Берлине был разыгран дезинформационный спектакль с конфискацией центрального органа национал-социалистической партии газеты "Фелькишер Беобахтер" с передовой статьей Геббельса "Крит как пример", в которой он якобы раскрыл планы предстоящего в июне 1941 г. вторжения немецких войск в Англию.

Маскировка переориентации военных усилий с Запада на Восток обеспечивалась и рядом мер торгово-экономического характера. В январе 1941 г. между Берлином и Москвой было подписано новое торговое соглашение сроком до августа 1942 г. Немцы согласились на продажу СССР некоторых видов новейшего вооружения. Ровно за год до начала войны в Москву были доставлены закупленные в Германии 5 истребителей "Мессершмитт-109", 2 бомбардировщика "Юнкерс-88", 2 бомбардировщика "Дорнье-215". Весной 1941 г. в Германии находилась советская военная делегация и ей (по приказу Гитлера!) на танковых заводах и танкодромах были показаны все новинки немецкой бронетанковой техники. В Ленинграде немецкие специалисты достраивали закупленный немецкий крейсер "Лютцов".

Наиболее всесторонне и детально были разработаны мероприятия по военной линии. 15 февраля 1941 г. германское верховное главнокомандование издало специальную "Директиву по дезинформации противника". В ней, в частности, говорилось: "Цель дезинформации заключается в том, чтобы скрыть подготовку к операции "Барбаросса". Эта главная цель должна лечь в основу всех мероприятий по дезинформации противника".

Первая фаза дезинформации продолжалась до середины апреля, когда передвижение войск объяснялось планами предстоящего вторжения в Англию, и подготовкой операции "Марита" (вторжение в Грецию), и "3онненблюме" (военные действия в Северной Африке). Вторая фаза охватывала период с середины апреля и до нападения на СССР. В конце второй фазы были разработаны ложные операции "Гарпун" и "Акула" с целью создать впечатление подготовки высадки десантов в Англию. В соответствии с директивой вторая фаза стратегического развертывания немецких сил должна быть представлена "в свете величайшего в истории войн дезинформационного маневра с целью отвлечения внимания о последних приготовлениях к вторжению в Англию".

Органом, руководившим дезинформацией и маскировкой передислокации немецких войск с Запада на Восток, являлся штаб Верховного главнокомандования. Организацию распространения дезинформационных сведений возглавляло управление разведки и контрразведки Верховного главнокомандования (абвер), которое проделало большую работу по распространению ложной информации. Для передачи такой информации широко использовались агенты-двойники и немецкая агентура, а также немецкие военные и военно-морские атташе в дружественных Германии и нейтральных странах.

Следует отметить еще одно направление дезинформационной деятельности Германии. По указанию руководства абвера и VI управления главного управления имперской безопасности (внешнеполитическая разведка) немецкая агентура в нейтральных странах и Японии фабриковала вымышленные сведения о военных приготовлениях СССР, направленных против Германии. Эта информация по каналам разведки попадала на страницы западной прессы, а затем, со ссылкой на западные источники, перепечатывалась немецкими газетами. Используя свои же фальшивки, немцы жаловались советским представителям на то, что "концентрация" советских войск на восточных границах Германии серьезно омрачает германо-советские отношения и угрожает безопасности рейха. Маршал Г. Жуков приводит высказывание И. Сталина по поводу такой информации: "Вот видите, нас пугают немцами, а немцев пугают Советским Союзом и натравливают нас друг на друга".

При рассмотрении поступающей в Москву информации о планах Берлина относительно СССР необходимо остановиться на позиции Англии в отношении как Германии, так и Советского Союза. Этот вопрос получил особое значение в связи с перелетом в мае 1941 г. заместителя Гитлера по партии и "наци №3" Р. Гесса в Англию. 14 мая в Берлине было опубликовано коммюнике, из которого следовало, что Гесс страдал психическими отклонениями. Английское правительство ограничилось коротким сообщением: "Как только Гесс оправится от ранения, его показания будут тщательно изучены". На запрос Москвы в зарубежные аппараты о цели перелета Гесса последовали ответы, из которых можно было сделать единственный вывод: заместитель Гитлера по партии полетел в Англию с ведома и согласия фюрера для переговоров о мире.

Советское правительство, получая многочисленную и противоречивую информацию о планах Германии и позиции Англии, могло рассматривать следующие варианты развития отношений в треугольнике СССР - Германия - Англия. Первый вариант: Германия предъявит СССР ультиматум с политическими и экономическими требованиями. У СССР будет время для переговоров, и войну в 1941 г. удастся избежать. Второй: Германия развернула вдоль советской границы мощную военную группировку в качестве средства давления на СССР при предъявлении ультиматума. Третий: Англия, учитывая ее тяжелое экономическое и военное положение, стремится вовлечь СССР в войну с Германией и таким образом избежать поражения. Четвертый: Англия рассматривает вариант заключения с Германией сепаратного мира или союза, направленного против СССР. В этом случае СССР окажется в одиночестве против Германии с ее союзниками и Англии, поддерживаемой США.

Свою лепту в нагнетание напряженности между СССР и Германией внес Лондон. Британская секретная служба МИ-6 и МИД Англии использовали перелет "наци №3" для распространения по закрытым каналам дезинформации о существовании раскола среди немецкого руководства из-за дальнейшей политики по отношению к Англии и СССР, а также о том, что Гесс ведет переговоры с Англией о мире перед военной акцией против СССР. Эта дезинформация в рамках так называемой "кампании шепота" была подброшена советским представителям в Лондоне и Стокгольме. Это подтверждало опасения И. Сталина о создании германо-английского блока против СССР. Английская дезинформация ("с помощью выдумок травить большевистского и других зайцев") продолжалась до нападения Германии на Советский Союз. Следует подчеркнуть, что эта дезинформация готовилась в условиях строжайшего секрета и о ней знал очень ограниченный круг лиц как в МИД Англии, так и в секретных британских службах.

АНАЛИЗ ОТСУТСТВОВАЛ

В заключение необходимо отметить, что серьезным недостатком при анализе поступающей зарубежной информации и оценке позиций Германии и Англии по отношению к СССР в назревающем военном конфликте явилось отсутствие в Москве общегосударственного разведывательного информационно-аналитического центра.

Перед началом войны каждый наркомат, связанный с зарубежной деятельностью, самостоятельно анализировал получаемую по своим каналам внешнюю информацию и докладывал руководству страны выводы и оценку обстановки в сфере своей деятельности, т.е. изолированно освещал только часть общей картины деятельности немецкого государства: НКИД - политику, НКО - Сухопутные войска и ВВС, НКВД, НКГБ - политику, разведывательные и контрразведывательные органы, НК ВМФ - Военно-морской флот, ТАСС - средства массовой информации и т.д. Полученная информация о военных приготовлениях Германии, будучи представленной советскому правительству в разобщенном виде, не создавала убедительной и целостной картины работы гитлеровской государственной машины.

Единый общегосударственный разведывательный информационно-аналитический центр мог бы координировать работу наркоматов по добыванию необходимой внешней информации, обобщать и составлять на базе поступающей от наркоматов информации (политической, экономической, военной, деятельности разведывательных и контрразведывательных органов) картину деятельности немецкого государства в целом, докладывать общегосударственные, а не ведомственные оценки и выводы по складывающейся военно-политической обстановке и военно-политическим планам Германии, минуя наркоматы, непосредственно высшему военно-политическому руководству СССР.

Вскрыть подготовку агрессии, учитывая всеобъемлющий характер подготовки войны, вовлекающий в свою орбиту все стороны деятельности государства, сложный и противоречивый характер предвоенной международной обстановки, широкомасштабные мероприятия Германии по политической дезориентации, стратегической дезинформации и маскировке, тем более силами одного наркомата или несколькими наркоматами изолированно друг от друга не представлялось возможным. Отсутствие такого общегосударственного органа и ориентация советского правительства на изолированные доклады различных наркоматов, отстаивавших свои версии развития международных событий, и привело высшее военно-политическое руководство Советского Союза к ошибочной оценке позиции Германии в назревающем военном конфликте.

Валерий КАЛИНИН
капитан 1-го ранга в отставке, ветеран ГРУ

Опубликовано в выпуске № 16 (132) за 26 апреля 2006 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц