Версия для печати

Пе-2 – «хорошо управляемый утюг»: «Пешка» глазами пилота

Самолет надежный, но тяжелый и моторы для него слабоваты.
Кустов Максим

В свое время пикирующий бомбардировщик Пе-2 («Пешка») послевоенным поколениям стал известен во многом  благодаря замечательному фильму «Хроника пикирующего бомбардировщика».

А каким основной фронтовой бомбардировщик ВВС РККА  запомнился тем, кто на нем воевал?


Пилот Пе-2 Николай Дмитриевич Буторин (сайт «Я помню») в первый боевой вылет отправился 5 июля 1943 года на Воронежском фронте. Его «боевое крещение» пришлось на первый день сражения на Курской дуге. До конца войны летный состав 81-го гвардейского бомбардировочного полка, в котором он воевал, обновлялся трижды. Выполнив 161 боевой вылет на Пе-2, пилот Буторин, разумеется, смог оценить достоинства и недостатки этой машины.


Вот его мнение о «Пешке»: «Машина надежная. Отказов моторов у меня не было… Что касается летных качеств, то конечно, самолет тяжелый и моторы для него слабоваты. Мы называли его хорошо управляемый утюг. Но если летчик дисциплинированный, все делает, как нужно, никаких проблем у него с самолетом не будет».


Оборонительное оружие Пе-2  Николай  Буторин оценил как достаточное: «У стрелка-радиста ШКАС и БТ вниз. У штурмана БТ и у меня впереди Березина и ШКАС. К концу войны у стрелков появились авиационные гранаты».
Летно-техническому составу обслуживать «Пешку» было нелегко: «Я помню, как на наш аэродром сел Б-25. Техник горючее залил, обтер выскочившее из патрубком маслице и все. Мы же, когда прилетаем на стоянку, техники открывают все капоты, снимаются и чистятся свечи, проверяется работа карбюраторов. Очень много работы технарям».


Бомбили чаще с горизонтального полета: «Бомбометание с пикирования применялось по точечным целям. Если, например, надо бомбить железнодорожную станцию, где стоят эшелоны, зачем пикировать? Мы лучше девяткой накроем всю станцию сотками с горизонтального полета».


Но и  с пикирования «работали, правда, гораздо реже, чем с горизонтального полета: «Учиться бомбометанию с пикирования мы начали после Курской дуги. Это элементарно, ничего сложного в нем нет. В таких вылетах брали бомбы только на внешней подвеске. Обычно четыре 250 килограммовые бомбы. С пятисотками я никогда не летал».
Бомбометание с пикирования, когда его в полку освоили, применялось в особых случаях. Вот только попадать в точечные цели доводилось далеко не всем и не всегда.


Однажды, например, были отобраны 24 экипажа для бомбардировки с пикирования  автодорожного моста через Буг. Здесь надо напомнить, что налеты на мосты через реки считались у бомбардировщиков очень сложной задачей – крайне трудно в них попасть, еще сложнее уничтожить.


Среди отобранных был и экипаж  Буторина. И вот что получилось: «В этом вылете я замыкал строй. Так получилось, что двадцать четыре экипажа промазали, а я попал - разбил мост». И такой результат – в цель попала одна из 24 атакующих «Пешек», следует признать весьма удачным.


Знаменитый генерал Иван Семенович Полбин, прославившийся умением эффективно использовать Пе-2,  лично отобравший 24 экипажа и сам поведший их бомбить мост, говорил: «Будем сто раз пикировать. Кто-нибудь да попадет». Но сто раз пикировать на этот раз не пришлось…


А ведь многие летчики вспоминали о том, как несколько дней мост бомбить приходилось, и все безрезультатно.
Позже, когда  Николай Буторин учился в академии, на кафедре воздушно-стрелковой подготовки висел лозунг: «Вероятность попадания бомбы сброшенной с самолета Пе-2 с пикирования по точечной цели равна нулю!».
Это, конечно, весьма спорная оценка, но вероятность удачного попадания при бомбометании с пикирования была невелика. И в большинстве боевых вылетов Пе-2 бомбили с горизонтального полета. Пожалуй, «Пешку»  справедливо было бы назвать иногда пикирующим бомбардировщиком.


Максим Кустов

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...