Версия для печати

Почему Павел Первый англичан разлюбил

Пока Суворов бил французов в Италии, русские генералы бесславно проливали кровь в Голландии
Иголкин Иван

220-летие Итальянского и Швейцарского походов Александра Суворова, ставших ключевой фазой войны второй антифранцузской коалиции, отмечается широко. Другие кампании того времени, в которых принимали участие русские войска, в частности экспедиция в Голландию, большинству малознакомы.

В 1798 году для противодействия активной экспансионистской политике Парижа была сформирована вторая антифранцузская коалиция в составе России, Англии, Австрии, Неаполитанского королевства и Оттоманской Порты. По мысли союзных стратегов, итальянскому ТВД, а потом и швейцарскому отводилась главная роль в победе над Директорией. Союзные войска после освобождения Швейцарии должны были вторгнуться во Францию и через Франш-Конте дойти до Парижа. Предполагалось отвлечь часть неприятельских сил с ключевого ТВД вспомогательными ударами, одним из которых должен был стать англо-русский поход в Голландию.

В 1795 году она (Соединенные провинции) оказалась завоевана французами, создавшими там Батавскую республику, полностью подконтрольную Парижу (батавами назывались племена, проживавшие на территории нынешних Нидерландов в античные времена). Правивший Голландией штатгальтер Виллем V из Оранской династии вместе с семьей бежал в Англию.

Основной целью экспедиции было вернуть страну законному правителю, а также нейтрализовать либо захватить голландский флот, который в свое время составлял достойную конкуренцию английскому и мог существенно усилить французский.

Первоначально союзники весьма высоко оценивали шансы на успех задуманного предприятия, полагая, что в Голландии много сторонников свергнутого штатгальтера, а основная масса народа тяготится непомерными налогами, введенными при французах. Англичане и русские надеялись, что в случае прямых столкновений войска и флот массово перейдут на их сторону.

Русские войска овладели Бергеном, но не получив поддержки англичан, были выбиты с большими потерями, лишились 12 орудий и двух знамен

11 июня 1799 года была подписана союзническая конвенция, посвященная совместной экспедиции в Голландию. В соответствии с данным документом Павел I обещал выделить экспедиционный корпус численностью 17 500 человек, Англия обязывалась обеспечить перевозку этих сил на судах, а также взять на себя все расходы по обеспечению. Англичане в свою очередь выделили около 12 тысяч человек, позже доведя численность до 30 тысяч. Главнокомандующим экспедиционным отрядом был назначен сын английского короля Георга III – Фредерик герцог Йоркский. Русские войска подчинялись генерал-лейтенанту Ивану Герману.

Слабой стороной русского экспедиционного корпуса изначально было то, что его сформировали перед самой посадкой на суда и состоял он из людей различных полков, мало знакомых друг с другом. В результате начальники плохо знали подчиненных. Кроме того, обеспечение солдат провиантом и обмундированием оставляло желать лучшего.

Подробнее о руководстве экспедиции. Фредерик герцог Йорк в юности проходил службу в Пруссии под началом короля Фридриха II. Под впечатлением от увиденных порядков занялся реорганизацией английской армии. В 1793-м его назначили командующим войсками в Голландии. Кампании 1793 и 1794 годов закончились для британцев неудачно. Несмотря на это, герцог получил фельдмаршальский титул и назначение главнокомандующим всеми королевскими сухопутными войсками. В этом звании он продолжил реорганизацию армии. Поднял жалованье солдатам, улучшил обеспечение военнослужащих обмундированием и провиантом, смягчил наказания для нижних чинов, старался повысить образовательный уровень офицеров. По его распоряжению был издан общий учебный воинский устав.

Генерал-лейтенант Иван Герман фон Ферзен, будучи по происхождению саксонцем, поступил на службу в России, имея чин поручика, и был назначен в Генеральный штаб. Участвовал в турецкой войне 1769–1774, выполнял разного рода поручения в Польше, на шведской и персидской границах, в Оренбурге, на Дону и на Кавказе. Занимался составлением карт, укреплением Кавказской линии, строил Херсонес. В 1783-м в чине полковника командовал Владимирским пехотным полком. За отражение в 1790 году вторжения турецких войск на Кубань награжден орденом Святого Георгия II степени. В 1792-м получил должность генерал-квартирмейстера (начальника штаба) армии в Литве, затем командовал корпусом в Польше. В 1798 году назначен генерал-квартирмейстером всей армии, в 1799-м – командующим корпусом, направляемым в помощь неаполитанскому королю. Император поручал ему, соединившись с корпусом генерала Андрея Розенберга, помогать тому своими советами, а в случае необходимости принять командование над обоими соединениями. Более того, отправляя Суворова в Италию, Павел I поручил Герману наблюдать за действиями старого фельдмаршала, чтобы в случае нужды «умерять порывы пылкого его воображения».

Англо-русским войскам в Голландии противостояли 14 тысяч французов, которые в случае чего могли рассчитывать на содействие 20 тысяч штыков голландской армии. Общее командование объединенными силами осуществлял генерал Гийом Мари-Анн Брюн. Подобно большинству французских генералов эпохи, своим карьерным ростом он был обязан событиям Великой революции и последующих войн. В 1792-м был произведен из рядовых в полковники, а в следующем году – в генералы, и ему доверили формировать Северную армию. С 1797 года в должности дивизионного генерала руководил войсками в Швейцарии, потом в Северной Италии. В связи с произведенными там злоупотреблениями в 1799-м переведен в Голландию.

Английские войска собирались в юго-восточных портах страны, и 2 августа 1799 года первая дивизия под командованием генерал-лейтенанта Ральфа Эберкромби численностью 12 тысяч выдвинулась в сторону Голландии. Что касается русских войск, то первая дивизия под командованием генерал-майора Ивана Эссена отплыла из Ревеля на судах эскадры под командованием контр-адмирала Павла Чичагова только 20 июля, а вторая – генерал-лейтенанта Михаила Жеребцова – отправилась 6 августа на английских кораблях.

Узнав о движении русских войск и рассчитывая на содействие голландских армии и народа, англичане не стали дожидаться сбора всех сил, а отправили вперед дивизию Эберкромби, которая 16 августа высадилась между городом Гелдерном и селением Грут-Китен. Британские легкие части численностью около семи тысяч, поддерживаемые гренадерскими батальонами, под прикрытием кораблей успели построиться и подготовиться к бою, прежде чем были атакованы дивизией генерала Хермана Виллема Дандельса. Однако нападение было отбито. Англичане заняли Гелдерн, потеряв менее полутысячи человек. У голландцев урон был втрое больше.

20 августа англичанам удалось выполнить свою главную задачу – батавский флот, состоявший из 10 кораблей, 12 фрегатов и нескольких мелких судов, сдался. Большая часть голландских матросов (до трех тысяч) была высажена на берег для содействия союзным войскам. Корабли с новыми, английскими командами отправились в Англию.

Тем временем Эберкромби занял Зейпе, укрепил позиции и стал дожидаться подхода основных сил. А Брюн начал перекрывать дороги, ведущие на Амстердам и Гарлем.

Между тем к англичанам стали прибывать остальные войска. К 7 сентября, когда все силы экспедиционного корпуса оказались в сборе, численность союзной группировки составила 40 тысяч человек, коим противостояла 28-тысячная франко-голландская армия.

Но на ее стороне выступила осенняя непогода. Вода в многочисленных каналах из-за дождей поднялась, залила низменности и превратила их в труднопроходимые топи. Войска оказались без палаток, а снабжение было крайне затруднено. Кроме того, русские войска страдали от непривычной пищи, которую им поставляли англичане.

Герцог Йоркский принял решение атаковать неприятеля, используя численное превосходство. Французы занимали укрепленные позиции в городе Бергене и его окрестностях. Атака, произведенная 8 сентября, окончилась неудачей. Большой урон понесли русские войска, которые уже овладели Бергеном, но встреченные контратакой превосходящих сил и не поддержанные англичанами, были выбиты с огромными потерями (три тысячи человек), лишились 12 орудий и двух знамен. Наткнувшись на французский пикет, попал в плен генерал-лейтенант Иван Герман.

В Бергенском сражении не участвовали 15 тысяч англичан, и герцог Йоркский решил предпринять новую атаку против франко-голландских войск, занимавших прежние позиции. Сражение, данное 21 сентября, не имело решительных результатов. Однако в связи с тем, что союзники создали угрозу левому флангу французов, генерал Брюн оставил Берген и отвел войска к Бевервику, в окрестностях которого занял новую позицию.

25 сентября герцог Йоркский предпринял еще одну попытку вытеснить французов с позиций и открыть путь к Амстердаму. В сражении при Бакуме и Кастрикуме (25 сентября) между действиями отдельных колонн атакующих не было ни малейшей связи, вся тяжесть боя легла на русские войска. Выигрыш заключался в занятии нескольких селений, между тем потери доходили почти до двух с половиной тысяч.

После неудачных сражений союзники поняли, что расчеты, на которых основывались надежды их на успех, оказались ошибочными. Ни голландские войска, ни население не выразили желания вернуть власть штатгальтера. За шесть недель кампании союзники понесли огромные потери – в строю остались не более 18 тысяч человек, то есть примерно половина высадившихся в Гелдерне.

Положение англо-русских войск стало критическим: госпитали были переполнены больными, провиант подвозили с большими задержками. Между тем неприятель получал подкрепление, его войска снабжались беспрепятственно.

На военном совете, на заседании которого не присутствовали русские генералы, было принято решение возвратиться в Англию, а чтобы войскам не чинили препятствий, приступить к переговорам с генералом Брюном. Главные условия заключенной 7 октября конвенции состояли в том, что к 19 ноября экспедиционные войска обязывались покинуть захваченную территорию, сдать батареи Гелдерна, возвратить пленных французов и голландцев. 5 ноября началась эвакуация в Англию передовых частей союзных войск, а 8-го ушли последние.

Экспедиция не доставила России ни славы, ни выгоды. После окончания кампании русским войскам, оставшимся на английских островах Джерси и Гернси, пришлось вытерпеть много трудностей, и лишь в сентябре 1800 года корпус вернулся домой. Зато существенную пользу извлекла Англия, которой удалось овладеть голландским флотом.

Провал совместной экспедиции поколебал доверительное расположение императора Павла I к англичанам и стал одной из причин гнева государя на Лондонский кабинет и последующий разрыв отношений с ним. В итоге произошла кардинальная перетряска всей системы союзов, в которые входил Петербург. Началось постепенное сближение с первым консулом Франции Наполеоном Бонапартом.

Опубликовано в выпуске № 35 (798) за 10 сентября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...