Версия для печати

Удар по Америке с дозаправкой на Северном полюсе

Война в Корее отправила Ту-4 в металлолом
Чуприн Константин
Фото: forummg.info

B-36 «Писмейкер» с радиусом действия до 2500 километров был принят на вооружение в 1949-м («Бомбовоз под конвоем»). В СССР нашли асимметричный ответ. Для дозаправки Ту-4А, которые направлялись бы к целям в США, устраивались секретные ледовые аэродромы «подскока» на Северном полюсе.

Полеты все равно получались в один конец – на возвращение не хватило бы топлива и, отбомбившись, экипажи были бы вынуждены садиться на территории противника или выпрыгивать на парашютах. А там – как повезет…

Более продвинутой выглядела идея дозаправки в воздухе, и такая система в СССР была создана. В летающие танкеры переоборудовали те же самые Ту-4. Чтобы сбросить атомную бомбу на какой-нибудь объект на территории США и благополучно прилететь назад, тяжелому Ту-4А требовались две воздушные дозаправки – на пути за океан и при возвращении. Правда, вопрос о возможности прорыва к цели, прикрытой вражескими истребителями-перехватчиками и батареями первых американских зенитных управляемых ракет «Найк-Аякс» (потолок поражения – 18 тыс. м, дальность – 40 км), оставался открытым.

Во время войны в Корее советское руководство пришло к выводу, что Ту-4 «родился стариком» и в серьезном конфликте толку от него мало

Весьма радикальной модификацией Ту-4 стали первые советские тяжелые ракетоносцы Ту-4К (Ту-4КС) – носители двух противокорабельных управляемых крылатых ракет КС-1 «Комета». Эти машины начали поступать в авиацию ВМФ и дальнюю авиацию ВВС в 1953–1954 годах. «Кометой» с дистанции 80 километров был потоплен послуживший учебной целью знаменитый черноморский крейсер «Красный Кавказ» («Черная метка «Красного Кавказа»). Ту-4К стали мощным средством борьбы с крупными надводными кораблями противника, поскольку пуски осуществлялись без захода в зону поражения тогдашних ствольных средств ПВО противника. За исключением одного но: чтобы потопить авианосец (а ПКР в принципе могла нести и ядерный заряд типа РДС-4), Ту-4К неминуемо пришлось бы входить в дальнюю зону ПВО, прикрываемую палубными истребителями, чей радиус действия кратно превосходил дальность стрельбы «Кометой».

Во время войны в Корее (1950–1953) советские МиГ-15 легко расправлялись с прототипами Ту-4 – американскими бомбовозами B-29, и в Кремле пришли к выводу, что «четвертый», увы, «родился стариком», от которого мало толку в серьезном конфликте. К тому времени конструкторские бюро Туполева и Мясищева работали над проектами новейших реактивных (Ту-16, М-4, 3М) и турбовинтовых (Ту-95) стратегических бомбардировщиков. А на подходе уже была ракетно-ядерная эра, окончательно поставившая точку в судьбе Ту-4 – первого советского «атомного солдата» холодной войны. Хотя часть советских «Суперфортрессов» продолжала службу в качестве разведчиков и даже десантно-транспортных машин. А в дальней авиации «четвертый» оставался до 1958 года.

Хочется добавить, что дольше всего свои немногочисленные Ту-4 использовали ВВС НОАК. Китайцы ухитрились даже переоснастить эти самолеты турбовинтовыми двигателями. Завершили они свою карьеру в авиации Поднебесной (уже, правда, во вспомогательном качестве) незадолго до начала третьего тысячелетия.

Опубликовано в выпуске № 35 (798) за 10 сентября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...