Версия для печати

В Музее Победы хранится автограф «Максима Горького»

Для захвата Севастополя гитлеровцам потребовалось супероружие
Катрич Наталья

В фондах Музея Победы хранится фрагмент древесного ствола с вонзившимся в него осколком артиллерийского снаряда. Это иллюстрация одной из самых славных страниц летописи боев за Севастополь.

Береговая батарея № 30, входившая в состав 1-го отдельного артдивизиона береговой обороны ГВМБ ЧФ (затем – 4-го сектора Севастопольского оборонительного района), была расположена к северу от города – в районе поселка Любимовка возле устья реки Бельбек. Построили ее в начале 30-х годов для защиты главной базы Черноморского флота с моря. Основной огневой мощью дивизиона считались орудийные башни с двумя 305-мм морскими пушками производства Обуховского завода (МБ-2-12) в каждой, способные вести огневую дуэль с кораблями любого класса на дальности до 44 километров «чемоданами» весом 400 килограммов. Поворот башен на 360 градусов позволял при необходимости прикрыть огнем город и базу флота и со стороны суши. Бункер с мощными перекрытиями надежно защищал личный состав, склады боеприпасов, горючего и продовольствия, медпункт. Электропитание осуществлялось по подземным кабелям, но имелась и собственная дизельная электростанция, которая, как и артезианская скважина питьевой воды, давала батарее возможность действовать автономно.

Батарея майора Александера впервые в военной истории била в упор по вражеским танкам из 305-мм орудий

С расположенного на глубине 37 метров командного пункта с помощью технически совершенных приборов обеспечивалось управление боем. Кроме того, батарею прикрывали шесть дотов, линии траншей и проволочных заграждений. С ноября 1937 года 30-й батареей командовал выпускник Московского артиллерийского училища старший лейтенант (впоследствии гвардии майор) Георгий Александрович Александер. Это был хорошо подготовленный офицер, способный принимать верные решения, сохранять самообладание и веру в победу в самой тяжелой обстановке. Во многом именно благодаря ему батарея смогла блестяще выполнить поставленные перед расчетами задачи. Красноармейцы вспоминали о нем как об опытном артиллеристе, требовательном начальнике и обаятельном человеке. За оборону Севастополя он был награжден орденом Красного Знамени.

30-я (как и 35-я) прикрывала город с моря. Но вскоре после начала войны стало ясно, что эту задачу ей выполнять не придется – враг готовился захватить город с суши. 28 октября 1941 года, прорвав оборону 51-й армии на Ишуньских позициях, части генерал-полковника Эриха Манштейна устремились в глубь Крыма, намереваясь с ходу овладеть главной базой флота. Основные силы РККА отступили на Керченский полуостров. Севастополь прикрывали только части Приморской армии и гарнизон города.

Все же планам командования вермахта не суждено было осуществиться – на подступах к городу русской ратной славы агрессор встретил организованный отпор. Уже 1 ноября пополудни на механизированные части гитлеровцев в районе Альмы и Базаровки обрушились 12-дюймовые снаряды 30-й батареи. Советские артиллеристы нанесли наступавшим фашистам значительный урон. В течение всего первого (30 октября – 21 ноября) и второго (17–31 декабря) штурмов Севастополя батарея вела непрерывный тяжелый бой, поддерживая огнем обороняющихся. 28 декабря немцы прорвались через заслоны к батарее, танки и бронемашины начали бить прямой наводкой по КП батареи. Краснофлотцы ответили – впервые в военной истории 305-мм орудия стреляли по танкам в упор, при попадании от них мало что оставалось. Фашисты отступили.

От постоянной стрельбы стволы орудий быстро износились, точность огня стала падать. Труднейшая задача найти, чем их заменить, поскольку подвоза новых стволов не предвиделось, была выполнена силами батарейцев, когда враг находился всего в нескольких километрах от них.

Гитлеровское командование считало 30-ю батарею настоящим укрепленным фортом, которому, как и другим, присвоило условное наименование «Максим Горький-I». Для борьбы с советской береговой артиллерией в Крым были направлены сверхтяжелые орудия – две 600-мм самоходные мортиры «Карл» и 807-мм «Дора» на железнодорожной платформе. Группа немецких штабных офицеров заранее вылетела туда, чтобы подобрать позиции для дальнобойных монстров. Командовал генерал Цукерорт.

«Дору» доставили пятью поездами в 106 вагонах. Сделанное из крупповской стали орудие впечатляло: длина ствола – 32 метра, бетонобойный снаряд весил 7100 килограммов, фугасный – 4800. Минимальная дальность стрельбы – 25 километров, максимальная в зависимости от типа снаряда – 38–48 километров при скорострельности 1 выстрел в 20 минут. Длина орудия – 50 метров, высота с опущенным стволом – 11. Вес – 1448 тонн. В орудийный расчет входили 4139 солдат, офицеров и вольнонаемных. Кроме того, «прилагались» рота охраны из трехсот бойцов, комендатура, полевой хлебозавод и походный публичный дом.

К третьему штурму Севастополя крупнокалиберные системы установили на позициях, и вскоре немцы начали стрелять по 30-й батарее. Хотя точность огня была невелика, а часть снарядов не разрывалась, фашистам удалось попасть в одну из башен. В результате орудие было уничтожено вместе со складом боеприпасов, однако второе, поврежденное, удалось ввести в строй, и батарея продолжала выполнять боевую задачу. Но силы были уже неравны. Скоро в башнях осталось только по одному действующему орудию. 11 июня 30-я батарея оказалась отрезанной от своих, а 18-го закончились боеприпасы. Огонь продолжали вести холостыми зарядами, но вскоре иссякли и они.

Немецкая пехота и саперы подобрались к батарее совсем близко и после ожесточенного боя 26 июня ворвались в ее расположение, применив огнеметы и отравляющие газы, однако Александер с группой матросов, переодевшись в гражданскую одежду, сумели вырваться из окружения. Краснофлотцы рассчитывали уйти к партизанам, но их опознали и выдали немцам. После пыток гвардии майора Александера 26 июля 1942 года расстреляли в Симферополе.

У Георгия Александровича Александера остались супруга – Александра Алексеевна и двое детей. Татьяна Георгиевна, кандидат технических наук, в послевоенное время собирала сведения об отце и многое сделала для увековечения его памяти. После войны на позициях 30-й батареи (восстановленной и значительно усовершенствованной) найдено множество предметов, свидетельствующих о героизме наших артиллеристов.

Вскоре после открытия Музея Победы дочь героя передала в дар фрагмент дерева с застрявшей в нем частью осколочно-фугасного снаряда, фляги, котелки и другие вещи, принадлежащие батарейцам.

В фондах музея хранятся плакаты известного художника Петра Мальцева, на которых запечатлен подвиг морских артиллеристов и лично майора Александера.

Наталья Катрич,
специалист по связям с общественностью Музея Победы

Опубликовано в выпуске № 36 (799) за 17 сентября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...