Версия для печати

Британия бомбила Кенигсберг как часть Советского Союза — часть IV

Черчилль имитировал войну с Гитлером сколько мог
Хорст Герфрид

В Великобритании множество музеев и памятников Второй мировой. Воспеваются подвиги летчиков ВВС. Но нигде не упоминается, что в огне британских бомбардировок погибли сотни тысяч гражданского населения, их убийство было первоочередной целью воздушной войны.

Окончание. В газете уже опубликованы первая, вторая и третья части.

Старинные немецкие города, составлявшие значительную часть мирового культурного наследия Центральной Европы, уничтожены навсегда. В Британии никто не сожалеет об этом.

В мае 1992 года королева-мать присутствовала на открытии памятника маршалу Артуру Харрису, установленного в Лондоне перед гарнизонной церковью королевских ВВС. Надпись на постаменте гласит: «В память о великом полководце и о мужественных экипажах авиаэскадры, из которых более 55 000 отдали жизнь за дело свободы. Нация перед вами в глубоком долгу».

Судоплатов, анализируя британские секретные отчеты, установил: англичане заинтересованы в том, чтобы затянуть боевые действия

Спустя 20 лет, в мае 2012 года королева Елизавета II освятила в лондонском Грин-парке памятник, выстроенный в форме древнегреческого храма, посвященный пилотам и членам экипажей британских бомбардировщиков. Это семь фигур выше человеческого роста, в полном обмундировании, выходящих из самолета после выполнения боевого задания. Внутри памятника по верхнему краю стены большими буквами высечена фраза, сказанная Уинстоном Черчиллем в сентябре 1940 года: «Боевые самолеты – это наше спасение, но лишь бомбардировщики принесут нам победу». Снаружи стену памятника украшает герб авиаэскадры Bomber Command с девизом «Бей жестко – бей уверенно».

Уже во время войны в Великобритании были люди, протестовавшие против авианалетов на немецкие города и бомбардировок гражданского населения, как, например, английская писательница и публицистка Вера Бриттен, епископ Чичестерский Джордж Белл. Когда возводились памятники сэру Артуру Харрису и пилотам «Бомбер Комманд», в среде британской общественности звучали протесты. Но официальная, правительственно-административная культура памяти их не замечает.

Тайная война Лондона против Москвы

Сейчас мы знаем, что Кенигсберг, как и другие 130 немецких городов, стал жертвой стратегических бомбардировок, которые были направлены не против действующей армии и военных объектов, а против гражданского населения. Теперь зададимся вопросом, который очевидец событий сформулировал в конце своего сообщения о британских бомбовых налетах: «Что же побудило англичан к этому ужасному разрушению Кенигсберга, который вообще-то должен был отойти к сфере влияния русских?».

Уже в ноябре 1943 года на конференции в Тегеране («Черчилль согласился на помощь дьявола») президент США Франклин Делано Рузвельт и британский премьер-министр Уинстон Черчилль согласились с требованием Иосифа Сталина передать Кенигсберг Советскому Союзу. Почему же десятью месяцами позже, в августе 1944-го британские бомбардировщики разбомбили город, о котором знали, что он через несколько месяцев отойдет Советскому Союзу? Такой вопрос поставил польский писатель Анджей Менцвель (Andrzej Mencwel) и в своей книге «Калининград, любовь моя» (Kaliningrad, mon amour) ответил на него следующим образом: «Кенигсберг был разрушен трижды, и, в общем-то, города тогдашнего больше нет. Первый раз это были бомбовые ковры британских самолетов (в ночь с 26 на 27 августа 1944 года и два дня спустя), которые накрыли город, а не порт и не индустриальные сооружения... Это было террористическим абсурдом или дорогостоящей антирусской атакой, потому что уже давно было известно, что это побережье отойдет России».

Британия бомбила Кенигсберг как часть Советского Союза — часть IV

На вопрос cui bono (кому выгодно) находится только один ответ: бомбардировка Кенигсберга была направлена не столько против Германии, сколько против Советского Союза. В то время Соединенное Королевство выступало союзником сталинского СССР, но в Лондоне мыслили долгосрочными категориями и уже размышляли о том, кто будет следующим врагом.

После нападения Германии на советскую Россию в 1941 году лорд Брабазон, министр транспорта в правительстве Черчилля, имел неосторожность открыто сказать: «Для западных держав самым лучшим было бы выждать, пока силы немцев и русских не будут совершенно исчерпаны». Это заявление прозвучало в 1942 году, когда Великобритания официально была союзником Советского Союза в войне против Германии, поэтому министр вскоре вынужден был уйти в отставку. Но этот образ мыслей во многом объясняет стратегию британской бомбовой войны против Германии, а также характер действий по отношению к СССР. Начиная с 1942 года Сталин требовал от западных союзников открыть второй фронт в Северо-Западной Европе, чтобы облегчить бои для советских солдат. Черчилль постоянно этому противился и в свою очередь указывал Сталину на то, что британские ВВС бомбят немецкие города. На конференции в Касабланке 14–26 января 1943 года первоочередной целью Черчилля все так же было удержать Рузвельта от того, чтобы согласиться с требованиями Сталина и открыть в Западной Европе второй фронт. Вместо этого британский премьер предложил усиление воздушных атак. В Касабланке его директива по ковровым бомбардировкам от 14 февраля 1942 года по согласованию с президентом Рузвельтом была заменена на указание: «Вашим первоочередным объектом станет постоянное уничтожение и создание помех для немецкой военной, промышленной и хозяйственной системы, подрыв морали немецкого народа вплоть до момента, когда его способность к вооруженному сопротивлению будет решительным образом ослаблена (Your primary object will be the progressive destruction and dislocation of the German military, industrial, and economic system, and the undermining of the morale of the German people to a point where their capacity for armed resistance is fatally weakened)».

Разрушение Дрездена должно было продемонстрировать Сталину, что западные союзники не остановятся ни перед чем

Да, бомбардировке подвергались и военные объекты. Однако примечательно, что наиболее значимые оказались нетронуты – явно сознательно. Например, в Кенигсберге это казармы и вокзалы. Исключение делалось также для нефтеперерабатывающих заводов. Немецкий историк Олаф Грелер объясняет это тем, что в интересах западных союзников было, чтобы танки на Восточном фронте имели достаточное количество горючего и как можно дольше не давали русским вступить на территорию рейха, по крайней мере так долго, пока англо-американские завоеватели не продвинутся достаточно далеко, чтобы быть в состоянии ограничить коммунистическое влияние в послевоенной Европе.

Это подозрение возникло в апреле 1944 года и среди верховного командования германских ВВС: враг явно щадил заводы по гидроочистке и переработке нефти, чтобы не лишать Германию возможности продолжать войну против России, так как изматывание немецких и советских сил было в его интересах. Тогдашний министр вооружений рейха Альберт Шпеер тоже считал, что западные союзники преследовали эту цель. После войны, находясь в плену, он сказал: «У нас было впечатление, и я часто говорил об этом моим людям, что они (западные союзники. – Г. Х.) так тормозили темп разрушений у нас, чтобы он совпадал с их продвижением и планами наступления, то есть чтобы наша сопротивляемость на востоке сохранялась до тех пор, пока они не продвинутся на свои позиции на западе... Мне казалось, что для них также было важно, чтобы в случае внезапного краха у нас русские с передовыми отрядами своих танковых частей не продвинулись до чрезвычайно важной области на Рейне».

Советская служба безопасности НКВД еще раньше пришла к тому же выводу, что и верховное командование германских ВВС и министр вооружений Шпеер. Павел Судоплатов, советский разведчик, сотрудник ОГПУ (позже НКВД-НКГБ), анализируя британские секретные отчеты о запланированном германским вермахтом наступлении в России весной 1943 года, установил: «...англичане передают нам дозированную информацию, но в то же время хотят, чтобы мы сорвали немецкое наступление. Из этого мы сделали вывод, что они заинтересованы не столько в нашей победе, сколько в том, чтобы затянуть боевые действия, которые привели бы к истощению сил обеих сторон».

Возникает дополнительный вопрос: почему британские ВВС уже после высадки сухопутных войск США и Великобритании в Нормандии 6 июня 1944 года избрали своей первой целью Кенигсберг, расположенный далеко на востоке крупный немецкий город? Биограф 5-го бомбардировочного авиаполка косвенно указал на истинную цель этих налетов, описав две бомбардировки Кенигсберга британскими ВВС: «Каждая бомбардировка – это полет на расстояние 1900 миль, и это замечательный результат, как если бы ВВС России в это же самое время бомбили Аахен».

Разрушение Кенигсберга было демонстрацией британской силы и мощи, и направлена она была в адрес СССР. Лондон хотел показать, что королевские ВВС могут полностью разбомбить город, попадающий в сферу влияния Советского Союза. Таким же образом разрушение Дрездена 13–14 февраля 1945 года должно было продемонстрировать Сталину, что западные союзники не остановятся ни перед чем для достижения своих целей. Это со всей очевидностью следует из боевого приказа бомбардировочной авиации перед налетом на Дрезден: «Налетом предусматривается поразить врага там, где это окажется для него наиболее чувствительным. Позади частично развалившегося фронта необходимо в ходе дальнейшего наступления сделать город непригодным для жизни и, кроме того, показать русским, когда они займут город, на что способна бомбардировочная авиация (The intentions of the attack are to hit the enemy where he will feel it most, behind an already partially collapsed front, to prevent the use of the city in the way of further advance, and incidentally to show the Russians when they arrive what Bomber Command can do)».

Москва понимала, какие намерения скрываются за британскими бомбардировочными авианалетами на немецкие города на востоке – в будущей советской оккупационной зоне, и требовала прекратить эти действия, но безуспешно.

Что осталось от города Канта?

С января по апрель 1945 года Кенигсберг осажден Красной армией, 6–9 апреля взят штурмом. В это время было разрушено то, что еще оставалось после авианалетов. 4 июля 1946-го Кенигсберг переименован в Калининград («Самый западный юбилей»), оставшееся немецкое население выселено в 1947–1948 годах, руины в центре снесены. Наконец, в 1968-м были взорваны остатки Кенигсбергского замка. В ответ на протесты российских деятелей культуры против уничтожения здания, некогда бывшего памятником культуры, тогдашние органы власти ответили, что нужно уничтожить остатки германского фашизма.

Что осталось от города Иммануила Канта? Дух места и его история. Осталась могила Канта у Кафедрального собора. Осталась философия Канта. Самый восточный из крупных городов Германии стал самым западным областным центром России, но он навсегда останется родиной Иммануила Канта.

Кант объединяет немцев и россиян, сводит вместе британцев, литовцев, поляков, представителей любых национальностей. Когда в 2024 году 22 апреля исполнится 300 лет со дня его рождения, люди доброй воли со всего света приедут в его родной город, чтобы почтить память Иммануила Канта. И они узнают, что всемирный мудрец из Кенигсберга всем людям завещал решить эту задачу – претворить в жизнь его философскую идею к вечному миру.

Заголовок газетной версии – «Британская ненависть к городу Канта».

Герфрид Хорст,
председатель Международного общества друзей Канта

Опубликовано в выпуске № 36 (799) за 17 сентября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...