Версия для печати

Бескрылые японские авианосцы

Для устрашения американцев старые линкоры закатали в бетон
Сивков Константин

Откуда взялась идея переоборудования линкора в гибрид – авианесущий линкор. Чтобы понять, надо вернуться к сражению у острова Мидуэй. Оно, как известно, было проиграно императорским флотом, несмотря на огромное превосходство в корабельных силах. Справедливости ради надо отметить, что в авиационной компоненте противники были примерно равны с некоторым преимуществом у японцев. В итоге они потеряли цвет своего флота – четыре тяжелых авианосца: «Акаги», «Кага», «Сорю», «Хирю». Погибла значительная часть лучших пилотов палубной авиации.

Восстановить их авианосные силы Япония так и не смогла. Двух оставшихся тяжелых авианосцев – «Дзуйкаку» («Счастливый журавль») и «Секаку» («Парящий журавль») было явно недостаточно для борьбы с американским флотом, наращивавшим потенциал. Там уже заложили знаменитую серию «Эссекс». Мощности японской судостроительной промышленности никак не могли конкурировать с американской. И военно-политическое руководство в Токио это очень хорошо понимало. Поэтому наряду с закладкой новых авианосцев японцы сосредоточили основные усилия на переоборудовании боевых кораблей других классов, вспомогательного флота, а также мобилизованных гражданских судов.

Замена потопленным при Мидуэе

В числе крупных кораблей, назначенных в авианосцы, были четыре устаревших линкора: «Исэ», «Хюга», «Фусо» и «Ямасиро». Поначалу предполагалось полное устранение орудий главного и большей части противоминного калибра. По проекту каждый должен был нести по 54 самолета палубной авиации. Однако ресурсов и мощностей судостроения уже не хватало для такой модернизации. Поэтому японское военно-морское руководство вынужденно отказалось от превращения в авианесущие корабли линкоров «Фусо» и «Ямасиро», а переделка «Исэ» и «Хюга» ограничилась снятием двух кормовых башен главного калибра и размещением на их месте полетной палубы и двух катапульт. Интересно, что на выбор именно этих кораблей для перестройки в авианесущие повлиял несчастный случай. На «Хюга» в мае 1942 года в башне главного калибра № 5 произошел взрыв боекомплекта. После того как были устранены последствия, выяснилось, что оставшаяся шестая башня не может вести огонь на полную дальность: корабль потерял треть своей артиллерии.

Рельсы для самолетов покрывали почти всю палубу и образовывали четкую схему их перемещения

Модернизация линкоров была проведена на базе в Куре, куда первый из них – «Исэ» прибыл 21 ноября 1942-го. Однако вывод этих кораблей в резерв 4-го ранга и постановка в сухой док состоялась только 23 февраля 1943 года. Исходно главный калибр этих линкоров был представлен шестью башнями, в каждой из которых располагалось по два 356-мм орудия. В ходе модернизации убрали обе кормовые башни – пятую и шестую вместе с барбетами и погребами боеприпасов противоминного калибра (140-мм орудия). Образовавшееся пространство закрыли 152-мм броневыми листами, снятыми с демонтированных башен, установили ангар высотой шесть метров и длиной 40. По ширине он сужался от 25 метров в части ближе к середине корабля до 11 у кормы. Для противопожарной безопасности его покрыли специальной пеной и оснастили генераторами углекислого газа. Ангар вмещал всего девять самолетов.

Полетная палуба имела длину 70 метров. Этого было недостаточно не только для посадки, но и для взлета. Для сравнения: полетная палуба даже легких авианосцев была не менее 160 метров. Ширина менялась от 29 в середине корабля до 13 метров в корме.

Малые размеры палубы заставили конструкторов оснастить линкор двумя пороховыми катапультами Type 1 № 2 Model 11, которые размещались в начале полетной палубы, нависая над третьей и четвертой башнями главного калибра. Взлет осуществлялся под углом около 15 градусов к диаметральной плоскости корабля в направлении носа. Катапульты были способны обеспечить старт самолетов весом до 4,6 тонны с интервалом около 30 секунд – очень приличная производительность. Впрочем, имелись и минусы. Ограничения катапульт по массе стартующих самолетов существенно сужали выбор моделей. Например, наиболее совершенные палубные торпедоносцы японского флота времен Второй мировой – B6N2 «Тэдзан» и В7А2 «Рюсей», имевшие взлетный вес более 5,5 тонны, использовать с авианесущего линкора было невозможно.

Из-за малой емкости ангара часть авиации планировалось размещать непосредственно на палубе. Здесь предусматривалось 11 машиномест. Малые размеры полетной палубы и размещение на ней достаточно большого числа машин создали проблему подготовки авиатехники к старту. Едва ли не любая заминка или поломка приводила к блокированию всех операций. И полетная палуба получила беспрецедентную механизацию для управления маневрами авиации. Рельсы для самолетов покрывали почти всю палубу и образовывали четкую схему их перемещения. Плюс 12 поворотных механизмов, тележки и фиксаторы.

Бескрылые японские авианосцы

Для доставки самолетов из ангара на полетную палубу линкор имел гидравлический лифт Т-образной формы грузоподъемностью до шести тонн. Его длина составляла 12,1 метра, ширина – от 12,1 до 6,4. Такие размеры и грузоподъемность позволяли использовать почти все стоявшие на тот момент на вооружении императорского флота боевые самолеты. С левой стороны размещался кран, который использовался для подъема на палубу приводнившихся гидросамолетов.

Для устранения дисбаланса, который мог бы привести к дифференту на нос линкора в результате снятия кормовых башен, а также для повышения прочности полетной палубы она была покрыта 150-мм броневыми плитами и 20-см слоем бетона. Кроме этого отсек, где располагалось главное рулевое управление, был защищен стеной из бетона метровой толщины. Отсек с резервным управлением имел защиту из 152-мм броневых плит.

Освободившиеся пространства использовали для размещения дополнительно более чем 4200 тонн корабельного мазута, что позволило довести дальность плавания экономическим ходом до беспрецедентных 17 600 миль. Запасы авиационного вооружения и топлива располагались в бывших погребах боеприпасов соответственно пятой и шестой башен главного калибра. Горючего хватало на три вылета авиагруппы.

Помимо башен главного калибра, линкор лишился всей противоминной артиллерии как бесполезной (весьма разумное решение). Вместо этого он получил дополнительно четыре башни универсального 127-мм калибра – зенитная артиллерия дальнего действия увеличилась до 16 стволов. В дополнение к 10 строенным 25-мм автоматам корабль получил еще девять таких же. Таким образом, общее количество малокалиберной автоматической артиллерии корабля было доведено до 57 стволов. РЛС обнаружения воздушных и надводных целей, а также управления огнем соответствовали времени.

Авиагруппа из гидросамолетов

В качестве основного авиационного вооружения на эти корабли предполагалось поставить новые пикирующие бомбардировщики D4Y1. Они могли нести 500-килограммовый боеприпас при боевом радиусе до 800 километров. Однако так как вернуться на корабль эти самолеты уже не могли в силу малых размеров его палубы, предполагалось, что после выполнения боевого задания они должны были приземляться на береговом аэродроме или на полноценный авианосец. То есть при таком подходе линкор-авианосец мог только однократно использовать свою авиацию. Это нормально для камикадзе, но применительно к обычным боевым машинам решение неудачное. И тогда для этих кораблей сформировали авиагруппу из гидросамолетов. Предполагалось, что они, стартовав с катапульты, после выполнения боевой задачи будут приводняться возле корабля и подниматься на палубу краном.

Дальность плавания экономическим ходом удалось довести до беспрецедентных 17 600 миль

Надо заметить, японский флот на тот момент располагал эффективными гидросамолетами. Как основной для авианесущих линкоров рассматривался разведчик/пикирующий бомбардировщик Е16А1 «Дзуйюн» («Счастливое облако»). Он развивал скорость до 440 километров в час и имел достаточно мощное для своего класса вооружение – 250-килограммовую бомбу, две 20-миллиметровые крыльевые пушки и пулемет. Дальность полета достигала две тысячи километров. Для сравнения: знаменитый пикирующий бомбардировщик D3A1 «Вэл», сокрушивший британский флот в Индийском океане, имел скорость и дальность полета значительно меньше: 390 километров в час и 1470 километров. Его стрелковое вооружение также было слабее – три пулемета винтовочного калибра. Он превосходил «Дзуйюн» только по бомбовой нагрузке: наряду с 250-килограммовой мог еще нести две 60-килограммовые под крыльями.

Помимо гидросамолета-пикировщика, японский флот имел поставленный на поплавки знаменитый «Зеро» – основной палубный истребитель, безраздельно господствовавший в воздухе в первый период войны. Его летные данные от такой модернизации, конечно, ухудшились. Максимальная скорость упала до 480 километров в час, сократилась дальность полета. Однако стрелково-пушечное вооружение осталось прежним. И если он уже не мог на равных противостоять новым американским истребителям, бороться с палубными пикирующими бомбардировщиками и торпедоносцами ему было по силам.

Таким образом, авиагруппы «Исэ» и «Хюга» могли быть укомплектованы как истребителями, так и бомбардировщиками, которые к тому же были еще и разведчиками. Однако повоевать этим кораблям почти не пришлось.

В бытность простыми линкорами они приняли участие только в битве за Мидуэй. Причем, как указывают источники, ни их гидросамолеты, ни артиллерия не использовались. С превращением к октябрю 1943 года в авианесущие, эти корабли продолжали оставаться в Куре. Причина – отсутствие авиагрупп. В апреле 1944 года их наконец сформировали и началась боевая подготовка, которая продолжалась аж до начала октября – фантастически долго для того периода войны на Тихом океане. Когда же пилоты достигли требуемого уровня, их направили сражаться за Формозу, где они сгорели в боях с превосходящей количественно и качественно американской авиацией.

«Исэ» и «Хюга», после ввода в строй включенные в 4-ю дивизию авианосцев, в составе мобильных сил под командованием вице-адмирала Дзисабуро Одзава приняли участие в сражении за Филиппинские острова. Американская палубная авиация 38-го оперативного соединения США, ядром которого были 12 авианосцев, интереса к этим странным кораблям не проявила. Основными объектами ее ударов стали классические японские авианосцы. В итоге гибриды отделались «царапинами». «Исэ» получил незначительные повреждения от близких разрывов, а «Хюга» был поражен бомбой, попавшей в скос полетной палубы, что никак не сказалось на его боеспособности. После сражения оба корабля вернулись в метрополию. Их артиллерию ПВО существенно усилили доведением числа стволов 25-мм автоматов до 108. Однако выходы обоих кораблей в море прекратились в связи с отсутствием в стране топлива. Их включили в систему ПВО базы. В июле 1945-го оба корабля получили по десятку с лишним тяжелых бомб каждый в результате ударов американской палубной авиации все того же 38-го соединения и были притоплены на мелководье. Попыток восстановления японцы уже не предпринимали. Дальнейшую судьбу гибридов решала американская аварийно-спасательная служба, которая в 1946 году подняла «Исэ» и отвела на разборку в Хариму. В 1952-м та же судьба постигла и «Хюго».

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 36 (799) за 17 сентября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...