Версия для печати

Война на четыре фронта

В затяжном конфликте победит тот, у кого крепче коммуникации
Прохоров Владимир
Коллаж Андрея Седых

Одним из наиболее вероятных сценариев начала прямого вооруженного конфликта между Россией и США эксперты считают неконтролируемую эскалацию событий в случае непреднамеренного инцидента в Сирии. У столкновения высокий потенциал перерастания в масштабную войну. Но боевые действия могут неожиданно вспыхнуть и на других ТВД вблизи наших границ.

В докладе «Актуальные вопросы управления в сфере военной безопасности и обороны государства» на форуме «Армия-2019» врио начальника Военного института (управления национальной обороной) Евгений Насейкин, помимо сирийского фактора и усиления военного давления США на РФ, особо выделил украинское, среднеазиатское и внутрироссийское направления возможного обострения обстановки.

Нестыковки с обстановкой

Первое предполагает эскалацию конфликта в Донбассе до масштаба, когда потребуется непосредственное вмешательство Российской армии.

Второе связано с активизацией исламского фундаментализма, о чем говорят активные переговоры США с движением «Талибан», переброска американской авиацией в Афганистан значительного числа боевиков из Сирии и других горячих точек Ближнего Востока. В северных районах Афганистана, например, уже сформирована ударная группировка исламистов – 10 тысяч человек, нацеленная на среднеазиатские республики – «мягкое» подбрюшье России.

Аэрокосмическая и оборонная промышленность занимают лишь шестое место по инвестициям в НИОКР

Суть третьего – втягивание РФ в вооруженный конфликт усилением внутренних противоречий в стране, поддержкой экстремистских организаций и накачкой их оружием, разогревом ситуации в информационном поле и дипломатической помощью деструктивным силам. Наиболее перспективными считаются активизация исламистского, леволиберального и русского националистического факторов. О том, что это реально, говорят недавние беспорядки в ходе несанкционированных митингов в Москве.

Возможны четыре сценария развития конфликта вокруг и внутри страны.

Умеренный предполагает, что сохранение достаточно стабильной военно-политической обстановки не означает прекращения антироссийских экономических санкций и информационной войны. В этом случае глобальное геополитическое противоборство будет вестись по преимуществу невоенными средствами.

Напряженный означает втягивание Москвы в вооруженное противостояние возобновлением полнокровного конфликта в Донбассе, либо наступлением исламистов из Афганистана на Среднюю Азию, либо применением силы внутренней оппозицией при внешней поддержке.

Кризисный сценарий связан с вооруженным противостоянием на двух направлениях сразу, что потребует максимального использования сил и средств при сохранении режима мирного времени на всей или большей части территории страны.

Четвертый – катастрофический – предполагает войну сразу на трех направлениях. Столкновением российских и американских контингентов в САР с последующим перерастанием в масштабную войну дело не ограничится. Это означает де-факто и де-юре переход к режиму военного времени, как в Гражданскую или Великую Отечественную.

К счастью, при нарастающих масштабах агрессивных приготовлений и действий Запада относительно России наша госполитика в области укрепления обороны с 2012 года вышла на качественно иной уровень. Об этом говорят значимые геополитические и военно-стратегические результаты в области глобального сдерживания в черноморской зоне и на Украине, на Ближнем и Среднем Востоке.

Однако до сих пор не решены задачи и противоречия, ограничивающие возможности России, тормозящие развитие национальной и военной мощи государства. В первую очередь это недостаточная централизация управления, не слишком сбалансированная и эффективная экономика, где сохраняется влияние прозападных сил. Это порождает множество нестыковок, которые сложно устранить без повышения уровня централизации и координации управления.

Вопросы к СНГ

Одна из наиболее эффективных мер – расширение практики формирования специализированных органов (комитетов, центров, комиссий и др.), предназначенных для сопряжения централизации руководства страной и межведомственной координации комплексного решения проблем стратегического развития. Вкупе с другими мерами это активно поспособствует росту национальной мощи.

Особое внимание должно уделить системе военного управления, функционирующей на федеральном, межрегиональном, региональном и местном уровнях руководства страной и пяти (стратегическом, оперативно-стратегическом, оперативном, оперативно-тактическом и тактическом) уровнях ВС РФ. Но распределение функций и задач вызывает определенные трудности.

По многим направлениям совместной деятельности в сфере обороны качество работы ведомств оставляет желать лучшего. Реформирование компонентов военной организации государства для приведения их структуры, состава и численности в соответствие с современными требованиями идет крайне медленно.

По словам профессора ВА ГШ Юрия Тучкова, возможности системы военного управления в РФ не в полной мере соответствуют современным требованиям. Это обусловлено рядом проблем научно-методической, информационной, организационно-правовой и технической направленности. «В условиях динамично меняющейся военно-политической и стратегической обстановки, новых достижений научно-технического прогресса и изменений характера вооруженной борьбы система военного управления требует своего постоянного совершенствования», – считает профессор.

Директор Института проблем безопасности СНГ, член научного совета при СБ РФ Николай Ступаков рассматривает углубление сотрудничества стран Содружества в сфере коллективной безопасности как стратегический вектор повышения эффективности управления обороной страны. Более чем за 25 лет существования ОДКБ продемонстрировала существенный потенциал укрепления взаимного доверия к перспективам военно-технического сотрудничества. Однако, как и в любом межгосударственном региональном интеграционном сообществе, в СНГ имеются вопросы. Это прежде всего недостаточность унифицированных норм регулирования оперативного реагирования на военную, энергетическую и иные угрозы, длительность ратификации договоров, доктринальные расхождения в законодательствах государств в сфере ВТС, различия в национальных правовых системах.

Смена локомотива

Решению этих проблем способствует Межгосударственная программа научно-технического инновационного сотрудничества государств – участников СНГ на период до 2020 года. Замдиректора Института проблем безопасности СНГ, руководитель Центра международно-правовых и политических проблем евразийского сотрудничества, профессор кафедры административного и финансового права МГИМО Галина Петрова считает, что взаимовыгодное экономическое сотрудничество открывает перед государствами – участниками СНГ реальные перспективы динамичного роста и усиления влияния на развитие мировой хозяйственной системы.

У нас есть проблемы с использованием инновационной продукции гражданского и двойного назначения в ОПК. Мировым лидером по объемам инвестиций в инновации (НИОКР) являются информационно-телекоммуникационные технологии, которые сегодня наиболее развиты в военном деле. На втором месте по объему глобальных инвестиций в НИОКР стоят биотехнологии и фармакология, на третьем – автомобилестроение. При этом аэрокосмическая и оборонная промышленность занимают лишь шестое место в списке отраслей по объему инвестиций в НИОКР (около 24 миллиардов долларов), примерно в 12 раз уступая лидеру.

Все это говорит о том, что популярный некогда тезис об «оборонке» как локомотиве инновационного развития уже не подтверждается мировой практикой. Именно гражданские отрасли вышли в лидеры инноваций, которые к тому же могут быть использованы в «оборонке» и уже успешно в нее внедряются. Увы, в существующих регламентирующих законах и документах ничего не сказано об использовании инновационных коммерческих продуктов для обороны страны. Почему?

Вероятно, по двум причинам. Добившиеся успехов отечественные разработчики и производители инновационных коммерческих продуктов по ряду причин не заинтересованы участвовать в ГОЗ. А привлечение к нему иностранных производителей таких ноу-хау вообще не предусмотрено.

Думается, необходимо рассмотреть возможность создания механизма закупок инновационных коммерческих продуктов именно в интересах МО РФ помимо уже оговоренных нынешними регламентами.

Но вернемся к кризисному развитию ситуации. Западные аналитики рассматривают два основных вероятных сценария вооруженного противоборства с Россией: с ядерным оружием и без него. Применение ЯО, по их мнению, имеет много минусов и не позволит использовать ресурсы страны, подвергшейся радиоактивному заражению, окажется для мировой экономики фатальным. Однако война без применения ядерных средств будет затяжной, с множеством мелких конфликтов в приграничных странах. По мнению гендиректора Центра политической информации Алексея Мухина, необходимо подготовиться к длительному «коммуникационному противостоянию». Он уверен, что война будущего – это война коммуникаций.

Опубликовано в выпуске № 36 (799) за 17 сентября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...