Версия для печати

Дизель в подлиннике

Советские разработки патентовали грифом «Для служебного пользования»
Захарцев Алексей Евдокимов Андрей

Как создается техническая документация и кому она принадлежит, «Военно-промышленному курьеру» рассказал бывший главный конструктор «Русского дизеля» Виктор Пургин.

– Виктор Романович, вы дали путевку в жизнь многим дизелям и дизельным установкам, выпущенным в последние десятилетия…

– Да, я принимал участие в разработке и постановке на производство этой продукции. О результатах говорит тот факт, что продукция «Русского дизеля» до сих пор эксплуатируется в различных отраслях народного хозяйства России и зарубежных стран, а также на объектах оборонного назначения и спецслужб РФ. Это если говорить коротко. Надо понимать, что между работой заводских конструкторов, сопровождающих постановку изделий на серийное производство, и создателями новой техники есть огромные различия.

Дело в том, что разработчики зачастую придумывают такое, что невозможно реализовать в серийном производстве. Свои требования порой предъявляет экономика, когда отдельные узлы оказываются в разы дороже золотых. В обязанности заводчан входит доводка конструкции, включая подготовку предложений о внесении изменений в техническую документацию.

– Что в это время делают конструкторы-разработчики?

Организации не назначаются держателями подлинников, они ими становятся, если эту документацию создали

– Уточню: вопрос касается обязанностей головной организации, в которой разработано изделие, на этапе промышленного освоения. Этой стадии жизненного цикла предшествует передача заводу полного комплекта конструкторской документации, выполненного с учетом результатов разного вида испытаний. Такому комплекту присваивается литера «О1», которая вносится в реквизитную часть всех текстовых документов и чертежей. В ходе постановки изделия на производство появляются изменения и дополнения. Заводчане накидывают разработчикам свои предложения, а те стараются убедить партнера, что это не надо. Но если аргументы заводчан достаточно весомы, то изменения в конструкторскую документацию все же приходится вносить. Вне зависимости от их сложности и характера это огромный объем рутинной работы. Нужно заново прорисовать чертежи, переписать текстовые документы, а по их готовности согласовать изменения с заказчиком. Потом изготавливаются оригиналы, с которых снимают копии на кальке или микрофильмируют, в результате чего появляется подлинник комплекта конструкторской документации. К нему предъявляются особые требования. Он должен быть выполнен на материале, позволяющем компактное хранение в архивах и многократное воспроизведение документов в виде дубликатов, контрольных и рабочих копий и так далее. Раньше все это готовилось на бумажных носителях, сейчас широко используются электронные. Для них установлены свои требования по контролю аутентичности, целостности, визуализации и другим параметрам.

– Перемещения и превращения технической документации «Русского дизеля» на восемь дизель-генераторов, включая дизельные автоматизированные электростанции, и 19 дизелей разной мощности и стали предметом нашего расследования.

– Ваш интерес мне давно известен. Плюс мы, инженеры-дизелисты, точнее, те, кто из них остался, поддерживаем тесные связи, помогаем друг другу. Поэтому постараюсь рассказать, что знаю, не дожидаясь наводящих вопросов, о так называемых подлинниках, вокруг которых сейчас разворачиваются шекспировские страсти.

Из сказанного выше видно, что полнокомплектные подлинники конструкторской и иной документации на «Русском дизеле» как заводе-изготовителе отсутствовали – они хранились в Специальном конструкторском бюро дизелестроения, бывшем головным разработчиком. Рабочие копии подлинников имелись в отделах главного технолога и главного метролога, в цехах завода по принадлежности.

Общее количество копий в подразделениях и цехах завода не поддается исчислению. Чертежи, технологические инструкции, карты операционного контроля и так далее. В каждом цехе, на участке, в подразделениях технического контроля, в службах главного метролога и главного технолога были дубликаты, контрольные и рабочие копии и тому подобное – это десятки, сотни тысяч единиц документации.

– Какова судьба этих документов?

– В декабре 1999 года госпредприятие «Фирма «Русский дизель» было признано банкротом. В ходе ликвидации предприятия большой массив документации, сохранившейся после многочисленных перемещений технического архива «Русского дизеля», был передан на государственное хранение. Это чертежи на кальке и синьке, тома текстовой документации, а также множество других материалов, в том числе подлинники, оригиналы – уникальные, выполненные в единственном экземпляре.

Начиная с 2000 года на пепелище «Русского дизеля» возникли несколько организаций: «Русский Дизель Перспектива», ЗАО «ПО «Дизель-Энерго», Завод дизельной аппаратуры и Санкт-Петербургский завод запасных частей. В основном они существовали за счет ремонта и технического обслуживания дизельных установок. В каждой из них остались разрозненные комплекты рабочей технической документации. Но более или менее полные подборки комплектов конструкторской документации на 27 упомянутых вами установок находились у одного из таких предприятий – ЗАО «ПО «Дизель-Энерго», в него перешли многие ведущие специалисты. По сути оно стало своеобразным преемником ГП «Фирма «Русский дизель». Со временем предприятие возглавил энергичный инженер Алексей Лазарев. Под его руководством «Дизель-Энерго» развивалось весьма успешно. Достаточно назвать несколько крупных заказов, выполненных предприятием.

Это поставка трех дизель-генераторов АСД 5600 на Калининскую атомную станцию. Заказчик – Росэнергоатом. Старые агрегаты были спроектированы и изготовлены еще по советским нормам. Потребовалась полная переработка конструкторско-технологической документации, чтобы дизель-генераторы соответствовали новым требованиям, например, по классу безопасности. Возникла необходимость использовать новые материалы, сварочные швы, конструктивные элементы, теплообменники, блоки масляной системы, фильтры, системы управления и все такое. Соответственно на весь объем необходимых работ были выполнены и утверждены новые комплекты техдокументации в виде подлинников.

Также «Дизель-Энерго» помогал Заводу дизельной аппаратуры в изготовлении судовых дизелей 86Б для Зеленодольского судостроительного завода, строившего два фрегата для Вьетнама. Был проведен капитальный ремонт двух дизелей 68Б на АО «Северная верфь». Так как у «Дизель-Энерго» была лицензия, там под руководством Лазарева разработали ряд новых узлов для этих дизелей, например такие сложные, как коленчатый вал. И все это, разумеется, сопровождалось подготовкой соответствующего массива технической документации. После выполнения контракта специалисты предприятия участвовали в испытаниях готовых кораблей на Балтике.

Иными словами, «Дизель-Энерго» занимался и производством, и модернизацией, и ремонтом агрегатов. Велась систематическая работа по упорядочению доставшейся от «Русского дизеля» технической документации. Обновлялись документы, срок действия которых истекал, учитывались изменения в нормативно-технических актах и требования заказчиков. Это нормальная профессиональная работа, для нее даже введен специальный термин – актуализация. Я знаю об этом потому, что сотрудники «Дизель-Энерго» часто обращались ко мне за консультациями.

Не хочу обсуждать, как этой компанией завладел Кингисеппский машиностроительный завод, как и в каком виде к КМЗ попала техническая документация. Отмечу только, что мало ее иметь, для изготовления дизелей необходимы производственные мощности, квалифицированный персонал. Кстати, есть предприятия, исторически владеющие такими же, а то и более полными и актуализированными комплектами документов.

– Статус КМЗ как единственного легитимного пользователя конструкторской документации на продукцию «Русского дизеля» с исключительными на нее правами утвержден совместным решением Минпромторга и Минобороны. Кстати, этим же решением КМЗ назначен держателем подлинников.

– Не так. Статус держателя подлинников не дает никаких исключительных прав на выпуск соответствующей продукции, он законодательством не определен. Но есть нормативно-технический акт, это ГОСТ 2.501–2013, который первоначально был издан еще в 60-х годах и впоследствии неоднократно актуализировался. Этот стандарт устанавливает правила учета и хранения техдокументации. В нем определено, что организация – держатель подлинников осуществляет их хранение и учет. Она имеет право вносить в них изменения, а также поставлять (передавать) копии и/или дубликаты своим абонентам. Никаких других прав, тем более исключительных, у держателей подлинников нет, кроме случаев, когда эта документация содержит в себе охраняемые результаты интеллектуальной деятельности.

– Об этом подробнее, пожалуйста…

– Любой опытный конструктор знает, что результаты интеллектуальной деятельности, например чертежи и содержащаяся в них информация, делятся на два вида: охраняемые законом и неохраняемые. Результаты интеллектуальной деятельности, которым предоставляется правовая охрана, должны иметь соответствующие правоустанавливающие документы, к каковым относятся патенты, секреты производства (ноу-хау), изобретения, полезные модели, промышленные образцы и тому подобное. Именно они являются объектами интеллектуальной собственности, дающими исключительное право на их использование.

– А неохраняемые результаты…

– Они не защищены правоустанавливающими документами, оформленными в установленном законом порядке, то есть патентами, изобретениями и так далее. Права собственности на неохраняемый результат интеллектуальной деятельности не распространяются. Проще говоря, нет таких документов – нет ни права, ни отношений собственности.

– И государство тоже не может быть собственником таких разработок?

– Вопрос скорее к юристам. Но думаю, государство не исключение. Не может оно быть собственником того, что не является объектом собственности. В Советском Союзе в чем-то похожая проблема тоже существовала. И сложился порядок защиты разработок, на которые не получены свидетельства об изобретениях (патентов в СССР не было). Поступали очень просто: ставили на документах гриф «Для служебного пользования» или «Секретно». Так предприятия защищали свои разработки, в том числе от зарубежных конкурентов. Надо помнить, что все промышленные предприятия были тогда государственными.

– Но есть точка зрения, что вся техдокументация «Русского дизеля» – государственная собственность, что права государства распространяются и на результаты соответствующей интеллектуальной деятельности, каковыми являются комплекты конструкторской документации...

– Повторю. Такие права распространяются только на объекты интеллектуальной собственности. Есть защищенные результаты интеллектуальной деятельности – есть права в том числе исключительные.

– То есть обвинения в выпуске контрафактной продукции, выдвигаемые против организаций, работающих в области дизелестроения, безосновательны?

– Если нет незаконного использования охраняемых прав, то нет и контрафакта.

P. S. Интервью готовилось к печати, когда были получены косвенные подтверждения слов собеседника о том, что большой массив техдокументации «Русского дизеля» был в свое время передан на государственное хранение. По предварительным данным, он объединен в 133 архивных дела, опись которых заняла около 40 листов. Кроме того, учтенные копии рабочей документации на дизели для кораблей и судов ВМФ были тогда же переданы в НИИ-51 Минобороны РФ. Полиция Санкт-Петербурга приступила к доследственной проверке фактов, изложенных в публикациях «Военно-промышленного курьера» («По следам «Русского дизеля», «Каракурт» на откуп успешным менеджерам»). Работа нескольких подразделений Генпрокуратуры РФ в этом направлении продолжается.

Опубликовано в выпуске № 36 (799) за 17 сентября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...