Версия для печати

ОДКБ для России – музей Советского Союза

Троянская кавалерия
Храмчихин Александр
Фото: jscsto.org

Страны, входящие сегодня в ОДКБ, имеют чрезвычайно разные взгляды на цели и задачи организации.

Россия видит в ОДКБ один из рудиментов СССР. В Кремле организация очень ценится по соображениям чисто психологического характера. Кроме того, Москва может рассматривать территории своих союзников как своеобразное стратегическое предполье на трех важнейших стратегических направлениях. Союзники же рассматривают Россию как страну, которая будет за них (точнее – вместо них) не только воевать в случае внешней агрессии, но и решать их внутренние конфликты, а насколько это нужно самой России – никого не волнует.

Наши партнеры по ОДКБ также очень по-разному смотрят на внешний мир. Для Белоруссии единственный возможный потенциальный противник как с политической, так и с географической точки зрения – НАТО, хотя в последнее время Минск активно заигрывает с Европой да и с США. Для Армении единственным потенциальным противником является Турция (с азербайджанской армией ВС Армении пока справляются и без помощи ОДКБ, хотя здесь не все так однозначно), которая, конечно, член НАТО, но в данном случае справедливо рассматривается в Ереване как отдельная от блока сущность. С остальными странами Североатлантического альянса Армения не то что воевать, но хоть как-то ссориться не имеет ни малейшего желания. То же можно сказать про Казахстан, Киргизию и Таджикистан, только вместо Турции у них Китай, исламские террористы («Спящий джихад») и, откровенно говоря, Узбекистан («В Узбекистане много танков, от которых мало толку»). Астана и Ташкент с момента распада СССР находятся в состоянии глухой конфронтации по поводу того, кто главный в Центральной Азии. Киргизия и Таджикистан просто боятся мощного соседа с быстрорастущим населением, которое воздействует на эти маленькие и слабые страны через узбекское этническое меньшинство.

Возобновление боевых действий в Нагорном Карабахе подтвердило, что даже Россия не горит желанием помогать Армении

К противоречивости интересов добавляются чисто географические обстоятельства: Черное и Каспийское моря делят территорию стран ОДКБ на три изолированных стратегических направления: европейское (Россия и Белоруссия), кавказское (Россия и Армения) и центральноазиатское (Россия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан). Как несложно заметить, на двух из трех направлений, кроме России, имеется всего по одной стране, что делает существование ОДКБ совершенно бессмысленным.

Можно ли себе представить солдат из стран Центральной Азии, защищающих Белоруссию от НАТО или Армению от Турции? Это абсурд и по политическим (несовпадение интересов), и по чисто военным (слабость боевого потенциала) соображениям. Впрочем, Армения и Белоруссия также не будут взаимно друг друга защищать. И ни та, ни другая уж точно не отправят солдат в Центральную Азию. Лукашенко регулярно сообщает гражданам своей страны: одна из главных его заслуг состоит в том, что белорусские мальчики за пределами страны не воюют. И он вдруг отправит этих мальчиков спасать армян от турок, а страны Центральной Азии от талибов или «халифата» или тем более от Китая (Пекин провозглашен главным геополитическим союзником Минска)? Да, собственно, белорусское законодательство запрещает участие ее войск в операциях за пределами страны.

Возобновление, пусть и очень короткое, боевых действий в Нагорном Карабахе в начале апреля 2016 года подтвердило, что даже Россия не горит желанием помогать Армении, остальные члены ОДКБ вообще не рассматривают такую возможность. И дело отнюдь не только в том, что, собственно, Армения этими боевыми действиями не была затронута, а в том, что это никому из членов ОДКБ не нужно ни с политической, ни с экономической, ни с военной точки зрения. Более того, не только страны Центральной Азии, но даже Белоруссия поддерживают скорее Баку, чем Ереван.

Таким образом, для обеспечения обороны на европейском и кавказском направлениях России более чем достаточно двусторонних соглашений о совместной обороне с Белоруссией и Арменией, ОДКБ в данном случае не просто не нужна, но прямо обременительна, поскольку создает почву для конфликтов между входящими в нее странами. Лишь на центральноазиатском направлении действительно имеет смысл создавать коллективную военную организацию. Но и в этом случае России желательно определиться с собственными интересами. В конце концов пора уйти от сложившейся в СНГ практики, когда у нас только обязанности, а у остальных только права. И когда Россия платит всегда и за все, а «союзникам» даже не приходит в голову, что и они хоть когда-нибудь на что-то должны потратиться.

В феврале 2009 года было принято решение создать коллективные силы оперативного реагирования ОДКБ вместо абсолютно виртуальных сил быстрого реагирования. Это стало по сути первым реальным действием, превращающим организацию в военный блок не на словах, а на деле. И сразу возникли проблемы, из-за которых КСОР поначалу стали не коалицией семи стран, а фактически российско-казахстанской группировкой. Только чтобы создать таковую, никакой ОДКБ не нужно, достаточно двустороннего соглашения между Москвой и Астаной.

Такая ситуация возникла потому, что армии Таджикистана и Киргизии слишком малы и недееспособны, чтобы внести хоть какой-то реальный вклад в общую оборону. Армения в принципе хочет и может участвовать в блоке, но ей не позволяет это делать ее крайне сложное геополитическое положение. Поэтому каждая из этих трех стран выделяла для мероприятий КСОР хорошо если роту, а иногда и взвод.

Белоруссия и Узбекистан предоставить контингенты вполне могли, но вместо этого занялись откровенным саботажем в своих политических целях. Президенты этих стран в июне 2009 года даже отказались подписывать соглашение о создании КСОР. Если для Лукашенко присоединение его страны к данной структуре стало предметом торга, то Ислам Каримов занял по отношению к КСОР откровенно враждебную позицию. Узбекистан ни разу не принял хотя бы формального участия ни в одних совместных учениях, при этом не скрывал того, что главными противниками считает соседей-«союзников»: Киргизию, Таджикистан и в несколько более завуалированной форме – Казахстан. Особенно враждебно узбекский президент отнесся к идее создания на юге Киргизии российской военной базы.

В 2012 году Александр Лукашенко, наконец присоединившийся к организации и направивший в состав КСОР воздушно-десантную бригаду (что сразу сравняло Белоруссию с Казахстаном по размеру «вклада» в КСОР и сделало группировку уже не двух-, а трехсторонней), с характерной для него прямотой предложил Узбекистану определиться, нужно ли ему членство в ОДКБ. Тот и определился. Его второй выход из ОДКБ следует считать одним из наиболее благоприятных событий в истории организации. По сути из нее ускакал троянский конь. Официальное объяснение данного шага состоит в том, что Ташкент не согласен со «стратегическими планами ОДКБ на афганском направлении» (не уточняя, что конкретно имеется в виду), а также с планами по усилению военного сотрудничества в формате блока. Второе особенно показательно: Узбекистан не устраивало именно то, ради чего и строится ОДКБ. Абсолютно очевидно, что не произошло никакого ослабления потенциала ОДКБ, поскольку ни один взвод узбекских ВС ни секунды в этот потенциал не входил. И вообще очень хорошо, когда псевдосоюзник превращается в открытого, скажем мягко, несоюзника. Это облегчает военное и политическое планирование. Безусловно, нынешний президент Узбекистана гораздо умереннее и адекватнее своего покойного предшественника, но геополитическое позиционирование Ташкента принципиально не изменилось. По крайней мере пока.

К сожалению, Москва не может изжить два комплекса: утраты СССР и боязни США. Из-за этого два нищих, несостоявшихся государства (Таджикистан и Киргизия), безопасность которых на 100 процентов зависит от российских военных баз в этих странах, регулярно нас этими объектами шантажируют. Это абсурд. Вдвойне возмутительно то, что Москва регулярно покупается на этот шантаж и идет на различные уступки Душанбе и Бишкеку.

Очевидно, в Центральной Азии надо ориентироваться на максимально тесный союз с Казахстаном, не напрягаясь по поводу остальных. Это не значит, что мы должны исключить из ОДКБ Таджикистан и Киргизию, но им надо четко дать понять: они обязаны вести себя адекватно и понимать, кто кому и что должен.

Кроме того, всем странам ОДКБ надо задать вопрос: почему хотя бы на уровне риторики они не поддержали нас по Крыму да и по Сирии тоже? Надо спросить Минск, как соотносится его членство в ОДКБ с запретом на использование ВС за рубежом. И вообще напомнить (на примерах Грузии, Украины и Турции – с одной стороны, Южной Осетии, Абхазии, Крыма, Сирии – с другой), как опасно враждовать с Россией и как полезно с ней дружить. Но дружба подразумевает взаимность.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа

Опубликовано в выпуске № 36 (799) за 17 сентября 2019 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя 俊輔 中村
俊輔 中村
19 сентября 2019
У, меня есть более элегантное определение. ОДКБ -- это дисконтный клуб по покупке российской военной техники. Сие иероглифы (俊輔 中村), не мое настоящее полное имя.
Аватар пользователя 俊輔 中村
俊輔 中村
19 сентября 2019
У, меня есть более элегантное определение. ОДКБ -- это дисконтный клуб по покупке российской военной техники. Сие иероглифы (俊輔 中村), не мое настоящее полное имя.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...