Версия для печати

Прага, освобожденная от памяти

Коммунисты взяли власть в Восточной Европе после провальных операций западных спецслужб
Никоноров Григорий Родионов Игорь
Фото: vvesti.com

Вслед за поляками и болгарами уже и Чехия готова выпрыгнуть из штанов, чтобы доказать приверженность русофобии, позабыв, какую роль их европейские партнеры сыграли в прелюдии ко Второй мировой войне.

Над Европой уже как будто витает незримый дух нового Наполеона или Гитлера. И новоявленные борцы с Россией спешат стать в очередь под знамена очередного Drang nach Osten.

Ситуация вокруг памятника маршалу Коневу позорна для Чехии. Совет района Прага-6 постановил перенести монумент с площади Интербригады в один из городских музеев. Ондржей Шрамек от лица муниципального руководства заявил: на монументе следует указать, что в 1956 году Конев «руководил подавлением венгерского восстания, а в 1968-м возглавляемые им войска вторглись в Чехословакию». Русофоб во власти блеснул необразованностью: во время так называемой Пражской весны Иван Степанович Конев не занимал командных постов в армии. За операцию «Дунай» («Армии – пять, политбюро – двойка») отвечал генерал армии Иван Павловский.

«Это наш позор, потому что каким бы ни был Конев, памятник ему – символ тех советских воинов, которые погибли при освобождении Праги, их было около 13 тысяч. Но также это и символ всех красноармейцев, павших при освобождении Чехословакии, а их было около 150 тысяч», – заявил президент Милош Земан, выступая по TV Barrandov. Однако даже позиция главы государства не может остановить процессы, идущие в Чехии.

Те же веяния в других странах Восточной Европы. С завидным постоянством тиражируются выпады против России в бывших союзных республиках – активисты антисоветского фронта требуют снести памятники воинам-освободителям. Символ могущества русского оружия, Красной армии и через 75 лет после войны не дает покоя тем, кто видел ход и исход Второй мировой иначе.

Агенты уговорили Бенеша открыть границу, и в Чехословакию хлынули мятежники, оружие, боеприпасы

По одному сценарию «переигрываются» ее итоги, налицо стремление перекроить границы в Европе, установленные после Потсдамской конференции. Венгерские события 1956 года, попытка госпереворота – результат геополитической операции англосаксов, хотя они, конечно, использовали просчеты внешней политики советского руководства. Подобные ошибки Кремля в 1968-м привели к потере советского влияния в Чехословакии. Потом как центральное восточноевропейское звено из Варшавского договора выпадает Польша. И наконец, наступает очередь главного гаранта установления этих границ – СССР проигрывает холодную войну.

Однако застолбить территорию в геополитическом противостоянии – полдела. Необходимо было дождаться ухода поколения, пережившего Вторую мировую, помнящего обстоятельства формирования послевоенного политического ландшафта. Когда живых свидетелей тех событий почти не осталось, наступила очередь трансформации общественного сознания с помощью институтов национальной памяти, задача которых – борьба с советской символикой, переписывание учебников истории, создание соответствующего новому заказу культурного контекста (литература, кинематограф, музыка и т. д.).

У поколений россиян 9 мая 1945 года ассоциируется с освобождением Праги войсками 1-го Украинского фронта под командованием маршала Конева.

Чем же не угодил жителям чешской столицы прославленный советский полководец, монумент которому является данью памяти всем солдатам, избавившим страну от оккупации и оказавшим помощь пражскому восстанию? Почему центром политического скандала с антироссийским уклоном стала Прага? Не потому ли, что никто не отменял геополитическую формулу, известную со времен Бисмарка: «Кто владеет Прагой, тот контролирует Центральную Европу. Кто контролирует Центральную Европу, тот господствует в Восточной». России еще раз напомнили, кто в данный момент там хозяин.

Так же следует воспринимать демарш официальной Варшавы, демонстративно не пригласившей на церемонию, посвященную началу Второй мировой, представителей российского политического руководства. Несмотря на то, что при освобождении Польши советский народ потерял более 600 тысяч солдат и офицеров.

Россия обвиняется в послевоенной коммунистической оккупации стран Восточной Европы. Но ни 9 мая 1945 года, ни после там не было страны, официально провозгласившей строительство социализма. В Румынии сохранилась монархия, арестовавший правительство Антонеску и объявивший затем войну Германии король Михай награжден высшим советским полководческим орденом Победы да еще получил в подарок от Сталина личный самолет. В Болгарии власть принадлежала правительству Отечественного фронта. Премьер-министр Кимон Георгиев не имел отношения к компартии. И на властном олимпе он находился с 1934 года. В Чехословакию вернулся президент Эдвард Бенеш. В Польше правила коалиция, в которой пять министров представляли эмигрантское правительство в Лондоне. Разномастные силы находились у власти в Албании и Югославии. И даже в Финляндии по-прежнему царил маршал Маннергейм.

Как же случилось, что во всех странах Восточной и Юго-Восточной Европы на первых ролях оказались коммунисты? Как это ни покажется странным, но переход власти в их руки спровоцировали англосаксы, объявив СССР холодную войну.

Необходимость обеспечить собственную безопасность и отодвинуть границу с бывшими союзниками, теперь противниками, разрабатывавшими планы атомных бомбардировок СССР, не оставила Москве иных вариантов, кроме поддержки коммунистов на выборах в высшие органы власти, проходивших в этих странах с 1946 по 1950 год. Почти везде это было сделано после неудачных попыток англосаксов спровоцировать вооруженные мятежи. Причем перевороты затевались не тогда, когда у власти уже стояли коммунисты. Напротив, их приход на высокие посты стал следствием разгоревшейся ожесточенной войны за влияние в этих странах. СССР не имел права профукать плоды дорого доставшейся Победы.

Считается, что февральский кризис 1948 года в Чехословакии, после которого к власти пришли коммунисты, они же сами и спровоцировали. Однако коллапс спланировали и организовали американская и британская разведки при активной помощи многочисленной агентуры, которой англосаксы наводнили страну. Правые партии готовили государственный переворот под кодовым названием «Правда победит». Агенты западных разведок уговорили Бенеша открыть границу Чехословакии, и в страну хлынул поток обученных мятежников, оружия, боеприпасов. Спецслужбы щедро снабжали заговорщиков деньгами и пропагандистскими материалами «для решительной схватки с Советами за восстановление демократии в Чехословакии». Коммунисты еще не были у власти, хотя их руководитель Клемент Готвальд возглавлял коалиционное правительство страны.

Схватка за Чехословакию была особенно острой. Во время только одной операции с поличным задержали и обезвредили более 400 боевиков.

Отдать Чехословакию в руки Запада Сталин не мог, особенно если учесть, что после войны у нас появилась общая граница. Прорвись при поддержке западных спецслужб правая оппозиция к власти, противник получил бы отличный плацдарм для нападения на СССР. Допустить это после объявления бывшими союзниками холодной войны было нельзя.

Примерно по тому же сценарию, спровоцированному провальными операциями англосаксов в Болгарии, Венгрии, Польше, Румынии, к власти в этих странах пришли компартии.

А нынешние правители не хотели бы избавления от «коричневой чумы»? Может, чехам, уже забывшим или не знающим правду о порядках, установленных Берлином до прихода 1-го Украинского фронта, пора на месте снесенных памятников красноармейцам увековечивать Чемберлена, Даладье, Гитлера и Муссолини, распотрошивших их страну в Мюнхене... Это будет политкорректно, докажет приверженность европейским трендам. Только когда снова начнется дележ бывших стран народной демократии, помогать им будет уже некому.

Григорий Никоноров,
кандидат философских наук
Игорь Родионов,
кандидат технических наук

Опубликовано в выпуске № 37 (800) за 24 сентября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...